<<
>>

Конкурентные техники интерпретации права

Понимание права как комплексного (многосоставного, многоуровне­вого и многоаспектного) явления, категории и понятия — итог длительной и сложной культурно- исторической, институциональной и концептуаль­ной эволюции. Это элемент практики становления и развития исторических систем социального общения, каждая из которых вырабатывает свое соб­ственное право. Это элемент определенной социокулыуры, наряду с языком и религией. Это историческая ка тегория с меняющимся содержанием и фор­мой. Это универсальный способ человеческого существования, в основаниях и структуре которого сосуществуют базисные и надстроечные элементы.

Атрибутивные признаки права — формальная определенность, обще­обязательность, принудительность — в конечном счете связаны и опре­деляются его общим и фундаментальным качеством — реализуемостью норм права в прак тике юридической организации социальных отношений.

И здесь имеют место два важных обстоятельства, свяыппысі пониманием и определением нормативных границ регулирования нрактш социально­го общения. Первое обстоятельство: социальное отноінснні прежде чем быть предметом правового регулирования, должно нм стать Процессы формальной позитивации — производная процессов социальной ипсти- гуционализации или превращения социальных интсракций из споради­ческих в систему устойчивых и воспроизводящихся связей, становящихся социальными институтами. Второе обстоятельст во: социальный институт — культурно-исторический феномен, в самом себе заключающий свое соб­ственное внутреннее право, фиксирующее ценностно-нормат ивные рамки Формально-правового регулирования.

В этом плане Формальное право само является предметом социокуль­турных (антропологических и социологических) и юридических определе­ний и квалификаций. Именно здесь и лежит разделительная линия между толкованием права, представленным системой нормативно-правовых актов (законодательством) и герменевтикой права, определяющей логико-язы­ковые феномены права в широком контексте ментальных и когнитивных, доктринальных и концептуальных оснований права. То есть предмет герме­невтики права — это определение того, что есть право, а что не есть право в его универсальных и партикулярных нормативных формах социально­го общения в широком контексте юридических картин мира конкретных обществ конкретной исторической эпохи’.

Правовая реальность не сводится к нормам права. Правовая овальность есть коммуникативно-дискурсивная реальность, в нормативных границах которой протекает процесс социального общения. Интерпретация права — органическая форма существования и осуществления права, совмещаю­щая в себе процессы объяснения и квалификации практик социального общения. В этом смысле интешгретация права изначально заключена в его онтологии, аксиологии и эпистемологии. Различие модусов горизонталь­ного и вертикального социального общения имеет свое продолжение также и в техниках интерпретации права.

Техника интерпретации права не сводится к технике толкования норма­тивно-правовых актов. Предмет интерпретации права — базовые составля­ющие его онтологии, а именно: юридический язык, юридический дискурс и юридический текст в их взаимных отношениях. Право — одновременно онтологический, аксиологический и эпистемологический феномен. Онто­логия права заключена в социальном общении. Аксиологическая составля-

1 Несмотря на множество конкурирующих хворий происхождения, генезисам развития права, проблема «что есть право в собственном емьпиіе данного культурно исторического явления и понятия» остается открытой- В 01()м аспекте понимания предмета и дисципли­нарной структуры правовой герменевтики ее предме т и дисциплинарная структура откры ты для дальнейшего развития.

Дисциплинарный стчтус правовой герменевтики — метатеория права, ее предмет — метаправо иди модусы проявления нормативно-должного в культурно­исторических практиках юридическою сущее і цокания от^лементарных органических форм социальной нормативности к сложным правовым системам организации социальных ощ®- шений.

ющая феномена права образуе т систему координат оценки должного или недолжного порядка социальных отношений. Эпистемологический уровень существования права составляет' юридический язык рассуждений и опре­делений наличного социального порядка в (рорме правопорядка.

Юридический текст — это не текст нормативно-правовых актов. Юри­дический текст обладает свойством интертекстуалы-юсти. Это нормативный текст внутри других культур] Iых текстов, полученный на их пересечении.

Юридический дискурс — это не прием логических определений и фор­мального конструирования правил. Юридический дискурс — это система социальных и концептуальных практик воздействия на выбор вариантов поведения в определенных культурах социального общения. Юридический дискурс также обладает свойством интердискурсивности. Это нормативный дискурс внутри других культурных дискурсов (этнических, религиозных), данный в их взаимодействии.

Юридический язык — это не словарь правовых терминов в составе синонимов, антонимов и омонимов. Грамматическая и синтаксическая структура правовых правил’ и грамматика языка юридического порядка не тождественные категории[230] [231]. Юридический язык представляет универсаль­ную форму нормативной коммуникации внутри социальных и культурных коммуникаций. В этом смысле право объективно заключено в самой си­стеме социальных связей, в самой структуре социальных обменов, внутри которых осуществляется социальный процесс как нормативный процесс. Институционализация социального общения выражает себя в институци­онализации нормативного языка социального общения.

Юридический язык — одновременно текучая и застывшая субстанция[232]. В юридическом языке находят свое социокультурное и нормативное вы­ражение исторические эпохи существования права. Проблема цикличности и преемственности в развитии юридического языка или проблема времени жизни юридического языка определенной исторической эпохи — актуаль­ная тема и предмет теории права[233]. Это проблемы борьбы и сосуществования старого и нового правосознания (и их юридических языков) в практиках социально-правового общения. Интерпретации наличного права являют­ся формой пролонгации его будущего действия в меняющемся кульгурно- историческом контексте.

Традиция формально-догматической разрабоі кіi и толкования права является безусловной ценностью. Практики реализации и применения права связаны детально проработанной системой юриди ко технических правил, приемов и способов толкования права. Эта форма интерпретации права образует юридическую инфраструктуру развит ия позитивного права как сточки зрения восполнения правовых пробелов и разрешопия колли тий в процессах правового регулирования, так и с точки зрения формальной критики действующего правопорядка.

Положительные эффекты изучения ЛОГИКО-ЯЗЫКОВЫХ (|)ЄН0МЄН015 права, разумеется, не снимают проблему саморефлексии на предмет расширения оснований и форм интерпретации и понимания права. Герменевтика — один из возможных вариантов саморазвития теории и практики универ­сальных и исторических форм правовой коммуникации[234]. В отличие от формально-догматической версии толкования права, рассматривающей г.раво в качестве логико-языкового феномена — системы аналитических практик и унифицированных правил и определений, правовая герменев­тика видит право в качестве культурно-исторического феномена — систе­мы дискурсивных практик и конкурирующих правоположений.

Предмет правовой герменевтики — понимание нормативного смысла и значения правовых коммуникаций в определенных социокультурных контекстах их осуществления и интерпретации[235]. Метод правовой герменевтики — рас­суждение о явлении права одновременно и в логике его истории, и в логике его понятия.

Существенное значение в становлении и развитии правовой герменев­тики имеет междисциплина оный контакт с антропологией и социологи­ей права, широко представленной французской, британской и немецкой классическими школами. Среди них в первую очередь следует выделить ряд базовых культурно-исторических парадигм — категорий понимания изменений в системах социальных коммуникаций традиционных и совре­менных обществ.

Это и предложенное Фердинандом Теннисом различение категорий «об­щина» и «общество»[236];

и структурный сдвиг в системах социального общения, обозначенный Генри Меином как переход от ста туса к договору[237] [238];

и различение между приписываемым и достижительным социальным статусом (аскриптивностыо и функциональностью) Макса Ьебера^,

и классическое определение органической и механической солидар­ности (нормативности) Эмиля Дюркгсима'’,

и различение универсального (достижителыюго) и партикулярного (аскриптивиого) модусов социальной организации Талкотта Парсонса, продолжившего традицию различения исторических форм социокультур­ного общения Фердинанда Тенниса[239] [240];

и наконец, определение трансформации форм социальных коммуни­каций как перехода нецивилизованных сообществ к цивилизованным со­обществам Норберта Элиаса-.

Это минимальная часть исторического и концептуального наследия, которое составляет классику и основание современной правовой герме­невтики. Ее значение для понимания права фундаментально и объясняется одним простым фактом. Если для формально-догматической юриспруден­ции культурно-исторические основания права составляют среду его обита­ния, внешние рамочные условия толкования и применения права, то для правовой герменевтики культурно-исторический контекст Формирования и репрезентации права заключен внутри права. Это смыслообразуюшая составляющая процессов институционализации и позитивации права. Ею определяется нормативное и концептуальное ядро наличной правовой системы, ее цивилизационная принадлежность, границы и возможности собственного исторического развития.

Онтология права как проявления культуры лежит в его аксиологии и эпистемологии[241]. Практики интерпретации и переинтерпретации по­зитивного права, представленные в герменевтической топике его оценки и определения, есть действительная и универсальная форма сосуществова­ния различных правовых сообществ. Правовая реальность воспроизводит себя через практики (наличные институты и процедуры) культурно-исто­рической интерпретации в логиках меняющегося опыта понимания и пере­живания права, его концептуализации и восприятия. Правовая герменевтика и правовой плюрализм в этом смысле — явления нормативной грамматики социального порядка определенных мировоззренческих эпох. Юридический текст по определению есть текст социокультуры, заключающий в различных нормативных формах своего исторического существования и воспроизвод­ства как универсальные, так и конкретно-исторические основания развития и воспроизводства права, его онтологию и эпистемологию. Реальность права и представления о праве находятся в отношениях комплементарное™. Это взаимозависимые и взаимопорождающие социокультурные категории.

Вклад теоретиков и практиков отечественной юриспруденции в про­блематику толкования права составляет существенный элемент развития юридической науки. Ключевое место Е. В. Васьконското в разработке ее общетеоретических аспектов неоспоримо. Историоі пифическое введение в основные течения в теории толковании права 1936 г. продолжает сохра­нять свое значение в общем корпусе юридических исследований данного и вечно актуального вопроса реальной жизни права в его исторической логике развития, применения и изучения. Несомненно, заслуживает вни мания постановка вопроса междисциплинарного статуса догматической разработки законодательства — «при помощи общих методов, использу­емых другими науками»[242]. В этом смысле правовая герменевтика как суб­дисциплина составляет органичную часть культурно исторической юри­спруденции.

История кониептуализации ее нормативного языка и грамматики — предмет интерпретативной теории права, в определениях которой со­вмещаются воображаемое и действительное в праве, переживание права и представление о праве.

<< | >>
Источник: Грамматика правопорядка : монография / науч ред. В. В. Лазарев. — Москва,2018. — 232 с.. 2018

Еще по теме Конкурентные техники интерпретации права:

  1. Конкурентные техники интерпретации права
  2. Литература
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. Понятие и источники правового регулирования приватизации государственного и муниципального имущества