<<
>>

Историография вопроса: общий обзор развития дисциплины

1. Исходная парадигма современной социальной науки основана на методологических принципах комплексного подхода в изучении государ­ственно-правовых явлений. Отсюда и новые форматы существования юри­дической науки как интегральной юриспруденции или систем конкуриру­ющих знаний о государстве и праве[10].

То есть образующих их архитектуру

базовых юридических категорий и понятий или наслоений юридических языков конкретных эпох, рассматриваемых и разіюобразных определениях историко-культурных, доктринальных, междисциплинарных и концепту­альных контекстов. Культурно-историческая память здесь составляет ин­теллектуальный ресурс понимания границ возможных эволюций (транс­формаций) как в практиках исследования, так и в практиках развития и реформирования права и науки права[11].

Социальные институты в своих культурно-исторических и политико­правовых определениях и конструкциях обладают двойственной природой. Они спонтанно формируются и целенаправленно выращиваются. В них пе­ресекаются и сосуществуют история, политика и культура социально-пра­вового общения. Это одновременно исторические институты-отношения определенного времени и места и инструментальные институты-функции, выражающие политические практики конкретных сообществ. Социальные институты по факту своего существования заключают в себе основания и условия собственного юридического воспроизводства и саморазрушения.

Метаморфозы социально-правовой реальности (внешней и внутренней'), одновременно явленной и скрытой, получают свое отображение в разноо­бразных и аутентичных им формах юридического знания, начиная с юри­дических мифологий (коллективного воображаемого) и агрорелигиозных
календарей и завершая догматически ра (рабоганпыми юридическими кате­гориями и определениями. Юридическое конст руирование социальных ин - статутов — институтов власти, собственност и и управления — и их право­вая регламентация обусловили и востребовали необходимость накопления специальных знаний, транслируемых и передаваемых новым поколениям. Потребность рационального и эффективного управления общественны­ми делами вызвала к жизни корпорацию профессионально работающих специалистов по политическим, административным и юридическим во­просам. Ее статусные позиции в вопросах интерпретации и применения права и накопленный опыт разрешения юридических коллизий постепенно конституировались в устойчивые модели нормативных решений и опреде­лений порядков социальных отношений в границах наличных юридических картин мира[12].

Условно можно выделить две фазы в развитии процесса становления юриспруденции как системы теоретических и практических юридических текстов и дискурсов о должном порядке осуществления власти и управ­ления. Первая фаза — фаза сакральной {трансцендентальной) юриспру­денции, в которой право — предмет веры и воздаяния. Подобный статус дисциплины являлся продолжением пиактики сакрализации различных аспектов жизнедеятельности, в частности аграрных сообществ. Она опреде­лялась директивной ролью религиозных и магико- ритуальных техник юри­дической организации социальных отношений[13]. Священный религиозный текст — культурно-историческое основание правопонимания данной эпо­хи, его языка, словаря и аргументации.

Юридический текст — Формальный и сакральный текст, пересечение видимого и невидимого, воображаемого и фактического в основаниях и практиках социально-правового общения. В этом смысле юридический Текст — универсальный образ, вмещающий в себя все возможные исторические формы проявления правовой реаль­ности.

Первые практикующие консультанты и знатоки юридического знания формировались из жреческого сословия, кот орое составляло судейский корпус первоначального юридического мира. Они одновременно были носителями и трансляторами особого типа юридического знания, обладав­шего трансцендентальным нормативным смыслом и эзотерическим значе­нием. Юриспруденция Ветхого Завета, первоначальная греческая и римская юриспруденция достаточно полно иллюстоируют этот исторический факт.

Вторая фаза связана со становлением светской (позитивной) юриспру­денции, в которой право — предмет профанного дела и долга. Юриста- жреца, частного лица, сведущего в праве и судью постепенно сменил юрист-чиновник, профессор права и юрисконсульт. Традиционное право как предмет сакрального переживания и отношения к действительности вытеснило новое гражданское право, рассматриваемое в логике юриди­ческой услуги и товара. Совершился своего рода культурный (т. е. норма­тивный) переход от канонической иконописи, живописи предписанных форм и священнодействий к частной живописи, живописи свободного мазка и рыночной цены'.

Закрытое для непосвященных устное юридическое знание ушло с исто­рической авансцены[14] [15]. Авторитет сакральной традиции, магико-ритуальных
практик и богоданных установлений сменился авторитетом эмпирического опыта, социально-полит ической демагогии и логических суждений[16]. Во­ображаемые миры представлений о гармоничных правопорядкахуступили место детально проработанным системам бюрократических квалификаций должного. Они никуда не ушли, но остались в исторической памяти в ка­честве утраченного юридического рая молочных рек и кисельных берегов. Парадокс состоит в том, что именно эти универсалии мифологического правопорядка и лежат в основании юридического концепта действитель­ности также и современного мира[17].

Утрата сакрального статуса миропорядка охватывает все аспекты че­ловеческого существования[18]. Новая юридическая картина мира востре­бовала другой формат юридического знания — открытого, публичного и письменного текста. Практика мыслить социальную реальность в кате­гориях мифа и религиозной веры постепенно замещается практикой мыс­лить социальную реальность в рационально-логических и практических категориях. Исторический процесс эпистемологических сдвигов по факту своего проявления аналогичен процессу перехода от священного языка ие­роглифической письменности к профанному языку демотической пись­менности в древнем Египте. Системы юридического знания, основанные на принципе внешнего трансцендентального авторитета, вытесняются новыми формами юридического знания, основанными на принципе не­завершенной в себе и открытой изменениям системы формальных понятий и определений. Дискурсивную схоластику о праве и власти сменяют кон­курирующие системы рационально-логических и практико-ориентирован­ных суждений о целесообразно-должном порядке социальных отношений. Подобный эпистемологический поворот является продолжением практики секуляризации различных аспектов жизнедеятельности модернизирующих­ся обществ[19]. Все это не что иное, как длящиеся исторические традиции интерпретации (воспроизводства) права в логике социокультуры своего времени, ее собственной догматики и аксиоматики.

2. Юоидическая проблематика и ее язык — фундаментальные катего­рии и понятия — нашли свое концептуальное отображение в трудах антич­

ных мыслителей, политиков и праьоведов. Соответственно, были ироде- монстрированы и характерные, данные в логике исторического пременн классические формы юридического знания и дискурса, нредстаїивчнн.в в системах мифо поэтических и метафизических высказывании Платона, логико-эмпирических категорий и определений Аристотеля, политико- ориентированной риторики Цицерона.

Общие принципы и определения правовой науки сложились на базе различных течений греческой философии, классической римской юри­спруденции и непрерывной практики комментирования канонических религиозных текстов. Иудаизм, христианская и исламская теология, заклю­ченные в них юридические картины мира образуют детально разработан­ную юриспруденцию Ветхого и Нового Заветов, кораническую юриспру­денцию. Представленные в них темы и правоположения пролонгировали себя в систему современных представлений о правильных и неправильных порядках в организации человеческого существования[20], ключевые юриди­ческие термины и понятия, политико-правовые идеи и доктрины нашли свою собственную форму выражения на греческом и латинском языках — универсальных языках философии и права. В этом смысле право — это не что иное, как метаюридический и формальный Текст, включающий в себя и обшиє культурные смыслы, и повседневные нормативные структуры раз­нообразных исторических практик социального общения[21].

Развитие юридических знаний протекало как в содержательном аспекте, так и в формальном аспекте. Первоначальные представления о государстве и праве были выражены в особой форме юридического знания — энциклопедиях государства и права. Энциклопедии государства и права включали в себя со­вокупность общепринятых представлений о государстве и праве и сос гавляли завершенное в себе изложение основополагающих правоположений. Своего рода юридический лексикон, отображающий базовые представления отдельных юридических эпох существования права и науки права'. В известном смысле энциклопедии права можно рассматривать в качестве элементарных введений в признанные определенной исторической эпохой юридические категории, понят ия и представления. Это своего рода правовая пропедевтика — санкци­онированные юридические термины, концепты и образы государства и права. Содержание и структура традиционных энциклопедий права — завершенные в себе иерархические конфиі урации юридического знания в формате правовой аксиоматики и догматики. Это застывший в своей формально-догматической определенности юридический язык, изолированный от возможных и действи­тельных условий его исторического существования и развития.

Классическими примерами энциклопедического формата юридиче­ского знания в отечественном правоведении были труды К.Л. Неволина (Энциклопедия законоведения. Киев, 1839-1840); Н.Ф. Рождественского (Энциклопедия законоведения. СПб., 1863); М.Н. Капустина (Юридиче­ская догматика. М., 1868). Курсы энциклопедий права включали в себя словарь элементарных юридических терминов. Элементарных не означает простых, а элементарных в смысле формально-догматически связанных между собой в закрытую систему определений и конструкций[22] [23].

На новом этапе концептуализации юридической теории формат эн­циклопедии права был представлен в системе «общих введений в юриди­ческую науку», фиксирующих разнообразие отдельных авторских версий понимания предмета и методов дисциплины'. Юриспруденция как наука в основном сформировалась в начале XX в. В своем развитом варианте она выступает как комплексная, интегральная и критическая теория. От­ечественная юридическая наука сочетала в себе самые разнообразные об­щетеоретические и доктринальные направления в изучении государства и права: естественно-правовые, социологические, психологические, нор- мативистские[24] [25].

В научных трудах Ю.С. Гамбарова, Б. А. Кистяковского, С. А. Му­ромцева, Л.И. Петражицкого, П.И. Новгородцева, Г.Ф. Шершеневича, Е. Н. Трубецкого, Н. Н. Алексеева были поставлены и раскрыты фунда­ментальные темы и категории теоретического правоведения с различных аксиологических позиций. Их освоение — это не только приобретение ка­чественного знания о предмете курса, но также и, прежде всего, формиро­вание высокой профессиональной и общей правовой культуры — культуры ответственного юридического мышления и понимания. Здесь совмещаются и образ мыслей, и образ действий.

Традиция высокого научного стиля была поддержана в отечественной советской науке теории государства и права в трудах таких ученых, как А. А. Пионтковский, Л. С. Явич, Р. И. Халфина, С. С. Алексеев, В. С. Нер-
сесянц.А. Б. Венгеров, Р.З. Лившиц, В. Г. 11 нфский, Л.С. Мамут, В. В. Ла­зарев, О. В. Мартышин, а также и другах теоретиков права.

Современный этап развития юридической пауки в целом и теории го­сударства и права позволяет констат ировать, что юриспруденция как на­ука обладает всеми структурными элементами системы научно-теорети­ческого знания: предметами исследования (юридические свойства, связи, отношения, функции политически организованных обществ); методами исследования (принципами, правилами, приемами осуществления ис­следовательских процедур и действий); /тучными категориями (языком, логическим научным инструментарием) — понятиями и определениями, в которых выражается и фиксируется знание о предмете исследования; формами знания (продуктами познавательной деятельности) - теориями, концепциями, описаниями и классификациями, юридическими моделя­ми и конструкциями, в которых представлено структурированное знание о предмете исследования; актуальными функциями, обусловленными со­циально- политической и культурной ситуацией. Используя данную схему становления правовой науки в целом, можно дать достаточно полную ха­рактеристику юриспруденции как непрерывной исторической традиции производства, накопления и реализации юридических знаний в практике государственно-правового развития.

3.

<< | >>
Источник: Грамматика правопорядка : монография / науч ред. В. В. Лазарев. — Москва,2018. — 232 с.. 2018

Еще по теме Историография вопроса: общий обзор развития дисциплины:

  1. Историография вопроса: общий обзор развития дисциплины
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. Введение