<<
>>

§ 3. Иные составные части правовой культуры: разум, доктрина, договор

Заслуга общего права заключается в том, что оно в течение многих веков оставалась "совершенством разума". Избегая опасности слишком строгого следования прецедентам, английские юристы, за исключением определённых периодов, подтверждают заявление Эдварда Коука,[189] что "разум - это жизнь права, и общее право есть не что иное, как разум...".[190] Однако разум не является каким-то неопределённым чувством справедливости конкретных индивидуумов; это разум в том виде, как он понимается судьями, заботящимися, прежде всего о создании стройной системы права.

Разум существует, как сказал Коук королю Якову I, чтобы запретить ему вмешательство в правосудие.

Конечно, английское право было создано и уточнено в ходе разрешения споров, переданных в королевские суды. Но когда эти суды рассматривали споры, не эмпиризм заставлял их принимать по каждому спору справедливые решения. Чтобы создать систему, ставшую затем правом, надо было каждый раз

искать решение наиболее разумное, а определялись эти поиски желанием обеспечить единство судебных решений, что неизбежно заставляет обращаться 210

к логике.

Разумность - последнее, и самое важное требование, которому должен удовлетворять обычай, заключается в том, что он должен быть разумным. Сторона, отвергающая обычай, должна доказать, что он не разумен. Обычай, который противоречит основным принципам общего права, не может быть разумным. По этой причине Палата лордов отвергла обычай, дававший возможность хозяину поместья устраивать взрывы на земле своего арендатора, не платя за ущерб, причинённый постройкам. Равным образом обычай, который даёт возможность совершить преступление, не может считаться разумным.

Более того, если обычай явно считался бы неразумным в 1189 году (хотя в наше время он может и не быть обязательно разумным), это доказывает, что он не мог существовать в 1189 году и поэтому будет отвергнут, прежде всего, на таком основании, а не на основании его неразумности.

В деле (1868) приходский священник, ссылаясь на обычай, требовал 30 шиллингов вознаграждения за свадебную церемонию. Было установлено, что, принимая во внимание стоимость денег в 1189 году, эта сумма была совершенно неразумной, так что такого обычая в то время быть не могло.[191][192]

В современных английских судах, кроме того, подвергается испытанию разумность обычая: обычай должен быть разумен в применении его к обстоятельствам тех или других отдельных дел. Отсюда, однако, не следует, что если обычай в той или другой местности противоречит какой-либо норме общего права, он будет признан неразумным. [193]

Общее право первоначально основывалось на разуме, используя функцию всеобщего старинного обычая королевства. До тех пор пока не сложились наиболее точные нормы, придавшие большую стабильность

общественным отношениям, разум был неисчерпаемым ИСТОЧНИКОМ, к которому прибегали суды для восполнения пробелов в системе английского права.

Принцип здесь одинаков и для Англии, и для стран, где сложилась

обязательного обычая. Это, прежде всего поиски решения, наиболее соответствующего нормам действующего права, а поэтому наиболее удовлетворительного, обеспечивающего порядок в сочетании со справедливостью, которая и составляет основу. Найти решение на основе

разума нельзя, не выявив предварительно общих принципов действующего права. Здесь играют определённую роль доктрина, а также, главным образом в Англии, попутные высказывания судей о праве (obiter dicta); имеют значение и судебные решения, не являющиеся прецедентами (решения иностранных судов zS или решения английских судов, не создающие прецедентов). Если бы в данной

связи имели значение только обязательные прецеденты, то роль правосудия и справедливости была бы весьма ограниченна.

Таким образом, мы видим, что, хотя теоретически разум играет вспомогательную роль, в действительности он имеет первостепенное значение.

В некоторых юридических кругах к принципу разумности относятся как к вопросу факта, который передаётся на рассмотрение присяжных, участвующих в деле. Например, по определению, гражданско-правовая небрежность состоит в несоблюдении стандарта поведения разумного человека, и вопрос о том, отвечало ли такому стандарту поведение ответчика в конкретном случае, у оставляется на усмотрение присяжных. В других случаях принцип разумности

также считают вопросом факта, но таким, который разрешается только судьёй, даже если присяжные и участвуют в деле.

Решения по вопросам факта не образуют прецедента, поскольку в каждом деле имеются свои, уникальные обстоятельства. Для того, чтобы дело стало прецедентом, его решение должно относиться к вопросу права. Является ли местный обычай разумным - вопрос права.[194]

Несомненно, что в доклассовом обществе существовали множество норм, которые регулировали поведение людей и их отношения друг к другу. Некоторые дореволюционные русские этнографы называли все эти поведенческие нормы вместе взятые обычным правом или даже просто правом. t На вопрос о том, существуют ли в первобытном обществе нормы поведения,

которые поддерживаются исключительно лишь силой общественного мнения, можно дать только утвердительный ответ. Присущи людям первобытного

общества и чувства долга, чести и совести. Таким образом, в первобытном обществе существовали чисто моральные нормы, а тем самым и мораль в точном смысле этого слова.

Однако, наряду с нормами, соблюдение которых обеспечивалось лишь r

<< | >>
Источник: БЫЧКОВА ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В АНГЛОСАКСОНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬЕ (теоретико-правовое исследование). Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. КОЛОМНА - 2003. 2003

Еще по теме § 3. Иные составные части правовой культуры: разум, доктрина, договор:

  1. Теоретические исследования цели государства
  2. Государство как субъект права
  3. Плюралистические теории государства
  4. Монархическо-идеократические теории государства
  5. Религиозно-философские теории государства
  6. § 3. Структура теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  7. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  8. §5. Психологическая социология права
  9. § 2. Формула русской национальной государственности С. С. Уварова
  10. Параграф 2.1. Понятие и проблемы рецепции римского права.