<<
>>

§4. Идейные основания логики правосознания

Логику правосознания можно рассматривать как совокупность принципов способов сцепления фрагментов духовного бытия правового существа, в об- ем и целом определяющих и выстраивающих его мировоззрение, домини- чощие мотивы и импульсы поведения, определенную линию правовой жизни.

Логика является структурой правового мышления. Знание логической HpvKmvpbiважно потому, что оно позволяет объединить все многообразное (держание живого, естественного правосознания некоторыми узловыми смыс- іми и тем самым представить его в целостности.

Оно помогает выявить спе- афические основания конкретных правовых рассуждений, связанных с оцен- зй ситуаций, с обоснованием и принятием решений, с объяснением эправданием или осуждением) поступков и т.д. Конечно, в своей реальности равосознание не может быть полностью структурированным; оно по своему гроению - вовсе не замкнутая дедуктивная система. Немалый его объем со- гавляет содержание, отражающее в правовой реальности случайные, ситуа- ивные, разовые явления. Тем не менее, стремление следовать общей логике.

См.: Гегель Г.В.Ф. Наука логики В 3-х томах Т.2. M., 1971.

См. об этом: Керимов ДА. Мет одология права M., 2000; Коршунов A.M.. Мантатов В.В. (и але кт и ка социального познания. M., 1988; C околова А. А. Субъективные факторы и их ценка в процессе правообразования HПраво и демократия. Выпуск 4. Минск, 1991, Titxo- равов Ю.В. Основы философии права. M., 1997 и др

166 юлагаться на рационализацию реальных действий и отношений весьма харак- ерно для правосознания и выражает его природу. Причем, эта логика явно тя- отеет к дедуктивному мышлению1.

В свете сказанного, логическая структура правосознания может быть [редставлена как производное от сравнительно небольшого, вполне обозримого і доступного рациональному пониманию числа общих оснований и принципов. Іоследние, в свою очередь, следует рассматривать в согласовании с некоторы­ми парадигмами, как необходимыми условиями существования правосознания юобще. Отметим, что в данном случае мы используем понятие парадигмы в іесколько более широком смысле, чем тот, в котором он обычно употребим в іаучной литературе, посвященной организации и основам познавательного іроцесса, и чем тот, который мы вводили в разделе о методологии. Казалось >ы, лучше говорить об очевидностях правосознания. Однако в понятии очевид- чости те или иные связи, закономерности, процессы предстают как непосредст­венно данные, само собой разумеющиеся, непрестанно повторяющиеся, при­вычные (обычные), так сказать, лежащие "на поверхности", не требующие ни )бъяснений, ни обоснований. Рациональное воплощение очевидности - аксио- лы мышления. Но то, что составляет самое существенное в содержании поня­тая парадигмы — быть интеллектуально-духовной матрицей осмысления дейст­вительности, быть воплощением особенностей мыслительной культуры сонкретных народов и эпох, представлять собой единство интеллектуального и чувственного восприятия окружающего мира, - это существенное если и явля­ется очевидным, то совсем в ином смысле. Собственно говоря, логически зна­чимые очевидности также являются, в конце концов, порождением действую-

Достаточно указать на следующие работы, чтобы убедиться в том, что принципы дедуктив­ного мышления господствуют в юридической логике: Баранов В.М. Об истинности законо­дательных понятий. Горький, 1987; Бержелъ Ж,-Л. Общая теория права.

M., 2000; Бурова М. Деонтически противоречивая правоприменительная система: неизбежность последствий // Право и жизнь. 1997 №11, Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. M., 1976; Жеребкин В.Е. Логический анализ по­нятий права. Киев, 1976; Наумов В.И. Толкование норм права. M., 1998, Спасов Б. Закон и гго толкование. M., 1986

167 цих парадигм общественного сознания, предстающего в той или иной форме.

Совокупность наиболее общих оснований и принципов непосредственно ытекает из идеи права. В идее права логика правосознания отражена предель- о полно. Данное утверждение закономерно вытекает из характеристики смыс- ообразующих идей.

В контексте вопроса о логике правосознания идея права предстает как его ациональная сущность. Но это вовсе не означает, что идея права "присутству- г" в правосознании как конструкция, продуманная во всех частностях и про- эачная для рационального толкования. Ее фактический смысл ясен всегда, при юбых условиях, но ясен не только и не столько в силу понятийной отчетливо- ги наших объяснений, сколько в силу ее субъективной очевидности для самого ействующего субъекта1.

Но и вся совокупность правовых очевидностей также порождена идеей рава. Нелишне повторить: содержание идеи права тождественно содержанию равосознания в целом. Тем не менее, в аспекте рассматриваемого вопроса идея рава должна нас интересовать именно как предельное рациональное основа­не всего строя правовой мысли. Она и предстает как исходная рациональная роблема любого акта правового осмысления социальных отношений и дейст- ий. Чтобы лучше представить смысл этой проблемы, важно выявить ее специ- ику в сравнении с теми рациональными проблемами, которые составляют ос­обулогик других форм общественного сознания.

Логика научного сознания (научного познания) развертывается вокруг роблемы истинности и ложности, а также относительно средств их различения рационального выведения. Логика философского сознания развертывается округ проблемы подлинного и мнимого, сущности и видимости, кажимости, а

См. об этом, например: Алексеев Самое святое, что есть у Бога на земле. Иммануил 'ант и проблемы права в современную эпоху. M., ∖99⅛; Араб-Оглы Э.А. Европейская циви- изация и общечеловеческие ценности И Вопросы философии. 1990. №8; Padaxtep Х.-Г. Ис- ина и метод: основы философской герменевтики. M., 1988, Глобальные проблемы и обще- еловеческие ценности. М , 1990; JhidGumep Ч. Ментальный план. M., 1991, Малинова И.П, >илософия права (от метафизики к герменевтике). Екатеринбург, 1995, Puuiap Ж.-Ф, Мен­яльная активность. Понимание, рассуждения, нахождение решений. M , 1998.

168 оке относительно средств их диалектического различения и единения. Логи- морального сознания определена фундаментальностью рациональной про­емы добра и зла, хорошего и плохого, а также проблемой их различения и зделения в поведении человека. Логика эстетического сознания отражает не­уходящую актуальность проблемы соразмерности и несоразмерности, а так . поиска адекватных средств их обнаружения, видения в действительности и в мой мысли. Основанием логики правового сознания является проблема пра­льного и неправильного, средств их рационального различения, выведения, ,основания и суждения (суда). Решение проблемы правильного позволяет свя- ть воедино все элементы содержания правовой мысли о реальности. Оно так- е ложится в основу всех правовых оценок и норм.

Правильность и неправильность - атрибуты правовых отношений, дейст- 1й, предписаний и оценок, далеко не идентичные таким их рациональным ха- актеристикам, как истинность и ложность.

Современная модальная логика, гремясь осмыслить всю совокупность социальных норм в каркасе формальных Jkohobи правил, вынуждена признать, что свойства истинности и ложности рисущи этим нормам (независимо от их форм) лишь при определенных допу­щениях и не сводятся к научному контексту этих понятий[XLVII]. Разумеется, в мысль правильном и неправильном включены и соображения о том, соответствуют е или иные социальные отношения и действия объективному положению ве­щей, закономерностям общественного развития, природе социальных явлении ши не соответствуют, правильным или неправильным может стать и то, как 4Ы отражаем в общественном сознании объективные процессы и явления. Тем ІЄ менее, первостепенным в содержании суждений о правильном и неправиль- юм всегда остается ценностная характеристика реальности, оценка того, отве- іают те или иные действия и отношения нашим желаниям, существующей пра- зовой системе, общественным требованиям и оценкам, общему пониманию

169

!Ироды правовой жизни - или не отвечают.

Решение проблемы правильного в логическом плане имеет множество ас- ;ктов, выражающих разнообразные свойства и сферы социально-духовного ,ітия. Оно может быть сопряжено, например, с утверждением законности, мо­льной доброкачественности, с нахождением целесообразного, общественно >лезного, рационального моментов в действиях людей и социальных процес- IX, с эстетической оценкой, с последовательным проявлением религиозности со многим другим. Проблема правильного является исходной рациональной юблемой правосознания и в контексте раскрытия нормативно-регулятивной зироды права, и в контексте понимания ценностно-ориентирующей способно­го правосознания.

Теперь обратимся к парадигмам правосознания. Только в системе коор- инат, определенной ими, только на их смыслообразующем фоне становится эзможным различить, описать и представить в некотором единстве конкрет­не содержание правосознания, а не только его формальную сторону, абстрак- ию, принимаемую за выражение его природы и сущности. Независимо от зна- ия о парадигмах нашего правосознания, мы, будучи ассимилированными в пределенную культуру (и порожденными ею), всегда оказываемся способны­ми высказать нечто определенное о явлениях социального или духовного бы- ия, только находясь в рамках этих парадигм. Более того, мысль вне внутрен- ей связанности с парадигмами может развиваться лишь в инструментальном праксеологическом) плане. Знание парадигм правосознания позволяет пони- [ать и истоки наших выводов и решений, и направления познания и правотвор- ества. На основе этих парадигм формируется единство всех идей правосозна­ния, образуются логические связи между ними, вырабатываются способы их фактического воплощения.

Какие идеи правосознания можно отнести к его парадигмам? Перечислим [ совсем коротко охарактеризуем некоторые из них.

1) . Общечеловеческие ценности являются глубочайшими основаниями ірава. При этом предполагается, что общечеловеческие ценности обладают са-

170 эстоятельным бытием. Ориентация на них и практическое воплощение их ip детел ьствуют о подлинности права, о непосредственном выражении сущно- и права в реальной правовой системе1.

2) . Подлинные основания и условия действительного права являются аб- щютными ценностями. Они не нуждаются ни в признании или отвержении, і в обоснованиях или изменениях, ни в развитии или замене. Такие ценности огут быть отождествлены и с природой человека, и с промыслом Божиим2.

3) . Общественные ценности являются более глубоким уровнем правосоз- зния, чем правовые нормы. Нормы выступают лишь способом обнаружения и сражения ценностей. Ценностями обусловлен и момент практической целесо- Зразности (пользы) правовой нормы, и ее императивный характер Поскольку эр,мы — индикатор (или указатель) общественной ценности, постольку оправ- ана (по крайней мере, понятна) позитивистская установка на закон как на раво. К слову, мы не впервые сталкиваемся с позитивистской установкой как с їкойсекуляризованной, рационализированной позицией, которая, видимо, пецифична именно для правосознания. Значит, позитивизм в юридической об- асти -■ не только свидетельство проникновения в правовую жизнь принципов аучного сознания, но также и свидетельство настоятельного требования и не- станных усилий придать рациональной, наукообразной мысли глубокую соци- пьно-содержателъную установку, одухотворить практику.

4) . Связь правовых ценностей носит иерархический характер. Это значит, то система правовых ценностей, реализующихся правом, отражает некоторую овокупность предпочтений. Иными словами, в каждом отдельном случае пра-

См. об этом, например: Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. M., 1990; [роблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. M., 1996, Розов Н.С. Цен- ости в проблемном мире: философские основания и социальные положения конструктив­ом аксиологии. Новосибирск, 1998.

См.: Ильин ИА. религиозного опыта M., 1993; Новгородцев П.И. Историческая

ікола юристов. М , 1999.

См.; Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. M., 1999; Керимов Д.А. Куль- ура и техника законотворчества. M , 1991; Неновски Н. Право и ценности. M., 1987; Про- лемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. M., 1996, Рабинович П.М.Co- іиалистическое право как ценность. M , 1985 и др

171

?вое суждение, решение или действие не только представляют собой резуль- аты выбора более важных ценностей и целей, но и позволяют реализовать не­го более важное в ущерб или за счет менее важного. Подобная логика весьма аспространена в юридической этике1.

5) . "Дух" права (т.е. его предельная, глубинная сущность) универсален и амодостаточен. Иной возможности для взаимопонимания, для взаимопризна- ия людей, для преемственности и единения в правовой жизни нет. Каким бы невидным ни было служебное предназначение права, всегда право есть нечто ольшее, чем то, на что оно направлено.

6) . Право является таким способом практического и духовного бытия че- овека, который полностью прозрачен для рационального мышления. Именно в юрме права закреплена и способность, и возможность, и устремленность чело- ека к осмысленной, целенаправленной, подконтрольной разуму деятельности, кто и надежда разума, и его иллюзия, и его сила.

7) . Подлинное право опирается на моральные начала. Наличие нравст- енных оснований в правовых требованиях и нормах лишь способствует их бо- ее полной и целесообразной реализации; отсутствие или слабость нравствен- ой поддержки регулятивного строя права снижает его эффективность’,

8) . Право возможно только в условиях реальной свободы человека. Сво­бода есть действительность права. Напротив, при отсутствии свободы право тановится невозможным. Действенность права находится в прямой зависимо-

Cm.,например: Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам M , 978; Проблемы судебной этики. M., 1974. Заложенная этими работами логика сохранилась в юследованиях профессиональной этики и до сих пор.

См. об этом. например: Альбов А.П. Проблемы права и нравственности в классической не- іецкой и русской философии права конца XIX- начала XX веков. СПб., 1999, Бентам И. !ведение в основания нравственности и законодательства. M., 1998; Вебер М. Протестант- кая этика и дух капитализма // Избранные произведения. M., 1990; Ильин И.А. О сущности [равосознания. M., 1993; Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. М.» 1971; Нику- ин С.И. Нравственные начала уголовного права. M., 1992; Петражицкий Л.И. Теория права і государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000; Соловьев В.С. Оправдание доб- ⅛. Соч. в 2-х томах. Т.2. M., 1990; Соловьев Э.Ю. И. Кант: взаимодополнительность морали і права. M., 1992, Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права M., 1997 и др.

172 ги от степени реальной свободы в обществе1.

9) . Поскольку правовая жизнь строится на рациональных началах (по пай ней мере, понятных, постигнутых разумом), постольку она является управ- яемой, а стало быть - контролируемой, организуемой, целенаправленно изме- яемой. Точно так же, реальностью является намеренное изменение человека, го правовое воспитание и перевоспитание2,

10) . Правовые действия людей носят связанный характер. Будучи не слу- айной, не спонтанной, а осознанной цепью действий и поступков, правовая еятельность всегда подпадает под оценки с точки зрения качества ее цели, по- итивной насыщенности намерения, мотива (умысла), степени ответственности з вины), величины социального последствия.

11) . Правовая форма имеет приоритет над правовым содержанием. Пра- овая форма творит правоотношение3, определяет содержание правовой дея- ельности, в целом конструирует правовую реальность, вносит в жизнь начало праведливости4.

12) . Человек несет ответственность за свои действия, и мера этой ответст- енности всегда может быть рационально определена (исчислена)21.

13) . При определенных усилиях и при соответствующем желании право-

Классический пример - философско-правовая концепция Г.В.Ф. Гегеля. См. также: Хенде Г. Осуществление свободы, M., 1995, Рассказов Л.П., Упоров И.В. Философско-правовые спекты категории "свобода" // Философия права. 2000. №2; Проблема свободы и прав нело­вка в современной идеологической борьбе. M., 1986; Право. Свобода. Демократия ∕∕ Bonpo- ы философии. 1990. №6, Нерсесяну В.С. Право - математика свободы M., 1996.

См., например: Альбов А. П., Сальников В.П. Роль философии права в формировании право- ой культуры личности. СПб., 1998.

См.: Гревцов Ю.И. Правовые отношения и осуществление права JI., 1987, Протасов В.Н. Іравоотношение как система. M., 1991; Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории іравоотношений. M., 1980; Халфина P.O.Общее учение о правоотношении. M., 1974

См.: FJouuep А.Г. Законность и справедливость в правоприменительной деятельности. M., FC. Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. M,, 1971. Секисова Л.П. Социальная приветливость и пути ее достижения. Иркутск, 1997.

См., например: Прохоров В.С. Преступление и ответственность JI., 1984; Похмелкин В.В. Социальная справедливость и уголовная ответственность. Красноярск, 1990; Мальков В.П. Субъективные основания уголовной ответственности И Государство и право. 1995. №1, Ma- teuH Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. M., 1992; Кудрявцев В.Н. Закон, ιocτyπoκ, ответственность. M., 1996.

173 ;ой субъект всегда в состоянии выразить в той или иной, характерной для пра- ∣a, форме реакцию, эквивалентную социально значимому деянию. Право в сво­їм регулятивном выражении возможно только при таком условии.

14) , Правовое равенство реально. Его реальность зависит как от совокуп- юсти условий существования людей в данном обществе, так и от усилий обще­ства в этом вопросе’.

15) . Характерной для правосознания может считаться парадигма разви- гия, о которой, в частности, писал С.Л. Муромцев: "Путем постепенных изме- зений человечество должно прийти, в конце концов, к какому-либо единствен­но нормальному состоянию. Человечество должно, наконец, достигнуть состояния, которое предпочтительно перед другими состояниями соответствует природе человека"2.

Конечно, указанными очевидностями совокупность парадигм правосоз­нания исчерпаться не может. Парадигмами правосознания непосредственно обусловливаются и его идейно-ценностные регулятивы. К таковым, в частно­сти, И. А. Ильин относил достоинство личности, ее автономию и взаимопризна- ние людей3. К ним, несомненно, принадлежит и идея естественного права4

Далее. Парадигмы являются инвариантами конкретно-исторического типа правосознания. Но это не означает, что они неизменны, косны в своем содер­жании. Так, в рамках одной цивилизации, а также при условии относительно замкнутых и самостоятельных ("центростремительных ) культур действует па­радигмы, на фоне которых сталкивающиеся социальные интересы оказываются соизмеримыми в рамках общей ценностной системы. Поэтому они могут быть формализованы и согласованы. Если интересы не удается согласовать (свести к компромиссу), то способом их соизмерения становится предпочтение при от­сутствии плюрализма. Иначе не может быть равенства.

1 См., например: Римашевская Н.М., Римашевскнй А.А. Равенство или справедливость. M., 1991

2 Цит. по: Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. СПб, 1997. C l 19.

3 См.: Ильин И.А. О сущности правосознания M , 1993

4 См. об этом, например: ИовгоімнУцев П.И. Историческая школа юристов. СПб., 1999.

174 В современном мире, основанном на взаимовлияниях культур и обществ, сосуществовании культур в рамках мирового сообщества, основными стано- гся столкновения ценностей разных культур. Их согласование возможно щько на основе признания их несопоставимости и несоразмерности, на основе изнания плюрализма ценностей1. Иначе культуры и общества будут неравно- авны в своем взаимодействии. Этому вопросу мы уделим особое внимание в ключительном разделе исследования.

Парадигмы подчиняют себе все контексты понятийно-идейного строя •авовой мысли. Продемонстрируем эту зависимость на примере идеи справед- вости. Когда справедливость ассоциируется с добродетелью (моральный ас- :кт), тогда в праве возрастает роль традиционно-нравственных начал в оцен- 1χ и требованиях. Такой контекст понятия о справедливости характерен для юсового российского правосознания2.

Когда справедливость сопрягается с понятием собственности или поли- гческим целым, именуемым государством (экономико-политический аспект), >гда получает развитие право позитивное (политизированное право) . Такой энтекст характерен, например, для системы римского частного права , для равовой идеологии эпох Возрождения и Просвещения5, для социалистическо- э (советского) права6.

См., например: Права человека в диалоге культур M., 1998 ~

См. об этом, в частности: Баііниязов П.С. Правосознание и российский правовой ментали- їт// Правоведение. 2000. №2, Кавелин КД. Наш умственный строй. Статьи по философии ясской истории и культуры. M., 1989; Корнев А В. К вопросу о правопонимании в дорево- юционной России // Государство и право. 1998. №5; Российское сознание: психология, фе- оменология, культура. Самара, 1994 и др.

Данная теоретическая позиция наиболее последовательно представлена в произведениях лассиков марксизма: Маркс К. К критике политической экономии HМаркс К Энгельс Ф. :оч., т.13; Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.З, Эн гльс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. 1оч., т.22 и др.

См.: Хвостов В.М. Система римского права. M , 1996

См ■ История политических и правовых учений Средние века и Возрождение. М , 1986; те­ория политических и правовых учений. XVII-XVII1 вв. M., 1989, История философии права :Пб., 1998 и др _ rr or~r

См например Зиновьев А.А. Коммунизм как реальность. M., \994; Ленгін В.И. Государство і революция. Поли. собр. соч., т.ЗЗ; Рабинович П.М. Социалистическое право как ценность. Л., 1985 и др.

175

Когда мысль о справедливости связывается с наличием разумного, ра- гонального начала в человеке (правовой аспект), тогда предоставляется про- ор толковательной практике, развитию права на ситуативно-казуистической нове, что характерно, в частности, для современного западного права (осо- :нно в его американском варианте)', да и для мусульманского права2, в кото- )м, правда, чисто рациональные начала причудливым образом сплавлены с !ЛИГИ03Н0Й доктриной.

Когда мысль о справедливости связывается исключительно с мыслью о коне и законности, тогда мы имеем дело с собственно юридическим аспектом їава, с так называемым "правом юристов", в котором различные логики мыш- !ния (а именно - логики правового, политического, морального и научного ышления) проявляются лишь в специфическом сочетании. Характерное отра- ение этой логики - крайности юридического позитивизма, из которого выхо- нциваются ценностные очевидности .

Заключая рассмотрение особенностей логики правосознания, в качестве іиболее отвечающих существу этой логики примеров приведем несколько !осуждений, распространенных в философско-правовой литературе прошлого современности. Видимо, примеры смогут сделать предельно ясными те теоре- гческие утверждения, которые мы сделали в ходе исследования. Главное же из их состоит в том, что правосознание не является способом объективного OT- !жения реальности, а оказывается способом такого его представления, которое состоянии задать правовому существу ценностные, духовные, нормативные, еятельные ориентиры. Что является иллюзией, ошибкой для научного видения

См., например: Американская социология M., 1972; Американский характер. Очерки куль- фы США традиция в культуре. M., 1998; Фридмэн JLВведение в американское право. M., ?93; Щедровицкий Г.П. Очерки культуры США: традиция в культуре. M., 1998.

См.: Скжияйнен JLP.Мусульманское право Вопросы теории и практики. M., 1986, Шарль . Мусульманское право. M., 1959 и др.

CiVL об этом, в частности: Бержель Ж.-Л. Общая теория права. M., 2000; Зорькин В.Д. Пози- івистская теория права в России. M , 1978, Козлихин И.Ю. Позитивизм и естественное пра- ⅛ И Государство и право 2000. №3; Нерсесяну В.С. Юриспруденция Введение в курс общей горни права и государства M., 1998, Синха Сурин Прахаис Юриспруденция. Философия рава. M., 1996.

176 дра, то нередко становится единственным условием адекватного разумению )ава существования человека.

Пример Л Свидетельством логики правосознания, а не отражением фак- [ческого положения вещей, является воззрение на человеческую личность как 1 основную правовую ценность. Как писал И. Кант, право человека должно іитаться священным, каких бы жертв ни стоило это господствующей власти, іесь нет середины и нельзя измышлять среднего, прагматически обусловлен- эго права;... всей политике следует преклонить колени перед правом"1.

Будучи мощным источником и движителем усилий человека, эта идея, цнако, является глубочайшей абстракцией. В действительности же во главу гл а правовой жизни всегда ставятся интересы общественного целого. Юриди- гское право, выражая правовую традицию демократического общества и деологию либерализма, всегда направлено на воспроизводство самого права ак системы законов.

Абстрактность приведенной идеи состоит и в том, что каждая правовая ультура связывает с ней особенный смысл. В одних условиях эта идея компен- ирует фактическую растворенность ценности человека в общественном благе2; других условиях она оказывается самооправданием индивидуалистически на- троенного субъекта3; в третьем случае она является способом религиозно- равственного подкрепления правовых отношений4. Так или иначе, но данная дея является скорее ценностной установкой правосознания, чем результатом тражения существенных моментов общественных отношений. И она свиде-

Kanm И. Сочинения на немецком и русском языках. T l . M., 1994. С.461.

См.: Алексеев Н.И. Русский народ и государство. M., 2000; Исаев И,А История России: пра- лныр традиции M., 1995, Соловьев BA... Оправдание добра. Соч. в 2-х томах. Т.2. M., 1990, r>panκ С.Л. Духовные основы общества. M., 1993 и др.

См., например: Баскин Ю.Я. Право в философской системе Фихте // Правоведение, 1989. ⅛5; Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения. M., 1990, Зиновьев А.А. Запад, Феномен западнизма. M., 1995; Роулз Дж. Теория справедливости. M., 995, Фромм Э. Быть или иметь? M , 1990,

См об этом: Гиренок Ф. Пато-логия русского ума (Картография дословности). M., 1998, Io- Овкин Р.Б. Современное право России в системе религиозно-традиционного регулирования. Владимир, 1998; Ильин И.А. Путь к очевидности M 5↑998; Хдружин С.С. Путем зерна: рус- ;кая религиозная философия сегодня HВопросы философии. 1999. №9.

177

:льствует о творческой природе правосознания.

Пример ILПраво привычно трактуется как действие, не нарушающее ⅞ободы других. Эта традиция идет от ранних буржуазных идеологов (Т, Гоб- :а, Дж. Локка, Б. Спинозы и др.), от европейского Просвещения (в лице, пре- де всего, Ш. Монтескье и Ж.-Ж. Руссо). Фактически же такое положение воз- ожно лишь при условии, если действие оказывается социально безразличным, своей реальности право является мерой нарушения, ущемления и вообще — ерой ограничения свободы других и необходимой формой претерпевания та- эго фактического положения дел.

Пример IlLКак для морального сознания характерны рассуждения о под- инном и неподлинном праве, так наиболее ярким и полным отражением логи- и правосознания являются теории естественного права1. К области логики равосознания, несомненно, относятся и рассуждения о праве и бесправии, на снове которых, собственно, и произрастает мысль о подлинности (и естест- енности) права. Мысль о бесправности некоторых состояний возможна лишь ри условии, если право считается не действительным фактом, не наличностью, бладающей конкретными свойствами, а некоторым качественным уровнем ре­пьи ости, выражением степени развитости определенных состояний, процессов отношений. Разумеется, этот качественный уровень может быть адекватно оспринят только самим правосознанием. В социологическом смысле бесправ­ными социальные состояния, конечно, быть не могут, поскольку право является гмманентным и универсальным способом бытия человека.

Пример IV. Специфическое для правосознания понимание целей права ыражено С.С. Алексеевым: "Впервые за всю историю человечества право ста- ю обретать такое новое качество, которое позволяет ему возвыситься над вла-

См. об этом: Козлихин И.Ю. Позитивизм и естественное право // Государство и право. ООО. №3; Козловски П. Общество и государство, неизбежный дуализм. M., 1998; Кузнецов LB.Естественное право как фактор духовного возрождения России // Правоведение. 1993. буздания политической государственной власти"'. Аксиологическии акцент -уманистическая ориентировка этого утверждения, равно как и его иллюзор­ен., очевидны. На самом деле, право всегда и везде - при наличии государст- и политической власти - является, прежде всего и главным образом, формой ганизации и выражения этой власти. И до сих пор обуздывалась она вовсе не авом (хотя и в правовой форме), а независимым, полноценным и не взнуз- BBUM никакими внеэкономическими соображениями частным интересом, во- ющенным в отношениях собственности .

Пример V. Характерным (по крайней мере, для буржуазного правосозна- ія) можно считать следующее рассуждение русского мыслителя В.Г. Щегло- "Право уважает и индивидуальную личность человека, признает личную юбоду за каждым членом общества... Поэтому оно предоставляет каждому эльзовэться своими правами в своих интересах, не обязывает их к такому эльзованию, если не затронуты существенные интересы общества" Разумеет- 1, здесь скорее подразумевается идеальная конструкция права, чем реальные вижители правовых отношений и действий. Но указанная установка правосоз- ания необходимо связана с мыслью о возможности и осмысленности права ообще. Иная цель усилий правового существа окажется неадекватной "духу" рава.

Рассмотрение комплекса проблем, связанных с логикой правосознания, [озволяет считать достаточно убедительными следующие выводы.

Алексеев С.С. Философия права M., 1997 С.129. ∏∏σrec-

См об этом, в частности. ∕>⅛>.w-

<< | >>
Источник: Малахов Валерий Петрович. ПРИРОДА, СОДЕРЖАНИЕ И ЛОГИКА ПРАВОСОЗНАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2001. 2001

Еще по теме §4. Идейные основания логики правосознания:

  1. Теоретические исследования цели государства
  2. Плюралистические теории государства
  3. Религиозно-философские теории государства
  4. Евразийская теория государства
  5. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. §3. Кантианство и неокантианство в социологии права
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. § 1. Контексты содержания и базовые установки правосознания
  11. §5. Идея порядка
  12. §4. Идейные основания логики правосознания
  13. §3. Правовое пространство как форма социальной реальности