<<
>>

Государство как юридические отношения

Современная юридическая наука исходит из того, что госу­дарство, рассматриваемое только как юридические отноше­ния, лишённое своей правовой личности, утрачивает всякие правовые основания для осуществления принудительного властвования. В правовом отношении оно становится пустым местом. У него нет никакого юридического права принуж­дать кого-либо к чему либо. По мнению С.И.Архипова, го­сударство-корпорация предполагает государство-правоотно­шение, однако это государство-правоотношение должно осно­вываться не на властеотношениях, на субъект-объектных связях, а на субъект-субъектных связях, формирующихся как между гражданами государства, так и между гражданином и государством (как юридически равными субъектами пра­ва).

Одно государство (государство-субъект) без другого (го­сударства-правоотношения) не может существовать, всякая правовая корпорация в основе должна иметь правовую связь. Характер, тип существующих между гражданами правоотно­шений, правовых связей должен обусловливать характер, тип отношений, связей их с государством, определять контуры государства-корпорации как субъекта права. Общий прин­цип, метод конструирования правовых отношений между гражданами должен распространяться и на отношения их к государству[CCXXXV].

В юридической науке конца XIX - начала XX вв. была популярной теория, которая рассматривала государство как юридические отношения. Этой теории придерживались учё­ные, которые тяготели к реалистическому направлению - юриспруденции интересов, основанной Р.Иерингом. В Рос-

-______________________________________________ 217

сии выдающимся представителем данной теории был доктор государственного права, профессор Санкт-Петербургского университета Николай Михайлович Коркунов (1853-1904)[CCXXXVI].

Юридический характер государственного общения, по мнению Н.М.Коркунова, сомнению не подлежит. Юридичес­кая теория государства необходима и обоснована: интерес существования в обществе признанной и твёрдой власти, как и любой другой интерес, может вступить в противоре­чие с другими интересами, а потому они должны быть чётко разграничены. Существование юридических норм, которые определяют государственный строй, есть очевидный факт. Государственная организация везде определяется обычаем или законом; та или иная организация власти и её органов так или иначе разграничивает противоположные интересы различных составных элементов государства. Вместе с тем вопрос о юридической конструкции государства в науке ре­шается по-разному.

Н.М.Коркунов выступал с критикой теорий, которые рас­сматривали государство как объект властвования, или как юридическое лицо. Признанием или непризнанием государ­ства лицом, по его мнению, вообще не выражается никакое определённое представление о его юридической природе, поскольку само понятие юридического лица на рубеже XIX- XX вв. оставалось спорным и неопределённым. Чтобы вы­яснить юридическую природу государства, определить её юридическую конструкцию, он предложил рассматривать государство как юридические отношения, состоящие из прав и обязанностей лиц, которые в него входят.

Отличительным признаком государства Н.М.Коркунов на­зывал наличие принудительного властвования. По его сло­

вам, государство, прежде всего, является властвованием[CCXXXVII]. В состав любого государства входят общественные союзы, ко­торые применяют к своим членам принудительную власть.

Это, например, семья, община и другие местные сообщества. Но их власть не является самостоятельной. Так, глава семьи властвует над членами семьи настолько, насколько это допу­скает государство. Пределы его властвования и формы осу­ществления власти определяются государственной властью и потому сама власть главы семьи пребывает под контролем государства. Точно так же не является самостоятельным и властвование местных союзов, входящих в состав государ­ства. Их деятельность может быть очень широкой, их власть может быть значительной. Но и они поставлены под контроль государства, что даёт им право властвовать и контролировать соблюдение установленных законом пределов власти и использование властных полномочий согласно цели, опреде­лённой государством.

В других условиях пребывает государство. Никакое дру­гое сообщество не даёт ему право властвовать и не указывает цели деятельности. Власть государства не является властью, предоставленной кем-то иным, это власть самостоятельная. Государство властвует не благодаря делегации, не по по­ручению другого сообщества, а по собственному праву, то есть самостоятельно. Самостоятельность у Н.М.Коркунова не предусматривает обязательно неограниченность. Как правило, государства воплощают в себе не только самосто­ятельное, но и неограниченное юридическое властвование. Такими есть государства суверенные. Но государство может и не быть суверенным, оставаясь вместе с тем государством. Отличительным признаком государственного властвования

-______________________________________________ 219

Н.М.Коркунов считал самостоятельность, а не неограничен­ность, не суверенитет. По его словам, государства могут быть и обычно бывают суверенными, но суверенитет не составля­ет их необходимой принадлежности1.

Н.М.Коркунов сформулировал понятие государства, ко­торое, по его мнению, даёт возможность отличить государ­ство от любого другого общественного союза. Государство - это «общественный союз, который пользуется самостоя­тельной и исключительной властью принуждения»[CCXXXVIII] [CCXXXIX]. Учёный указывает на характерную особенность функции государ­ства - осуществление принуждения, властвования. Вместе с тем необходимы ещё два других существенных элемента государства: население и территория. Поскольку государство является общественным союзом, то оно состоит из людей, население - это необходимый элемент государства. Госу­дарство пользуется исключительной властью принуждения, а значит пределы его должны быть обозначены точными и объективными признаками. Границы государства определя­ются территорией. Каждое государство имеет в своём исклю­чительном властвовании определённую территорию; на всё, что находится на этой территории, распространяется дей­ствие государственной власти.

Таким образом, необходимыми элементами каждого госу­дарства следует признать власть, территорию, население. Но главным и основным элементом есть власть как сознательно организованная людьми общественная сила.

Повторяя Г.Гроция, Н.М.Коркунов признаёт властвование государственным только в том случае, если оно осуществля­ется над свободными людьми. Государственное властвование отличается от власти над рабами.

Объединяя все вышеуказанные признаки, Н.М.Коркунов рассматривал государство как «общественный союз свобод­ных людей с принудительно установленным мирным поряд­ком благодаря приданию исключительного права принужде­ния только органам государства»[CCXL]. Как видим, он частично отождествлял государство с обществом.

Н.М.Коркунов, в отличие от большинства своих современ­ников, не включал в понятие государства такие признаки, как указание на происхождение, цель, сущность, национальный характер, связь с территорией и т.п., поскольку считал эти признаки второстепенными. Учёный пытался сформулиро­вать универсальное понятие государства, которое будет при­емлемо для всех времён. Если упоминание о территории отно­сительно современного ему государства вполне понятно, то государства далёкого прошлого связывать с территорией однозначно нельзя. Так, в древнегреческих государствах пре­бывание на определённой территории не всегда свидетель­ствовало о подчинение местной власти и местным обычаям. Вопросы же относительно сущности государства и его цели, согласно Н.М.Коркунову, являются наиболее спорными во­просами политической теории, а потому эти вопросы не должны присутствовать в определении, важнейшей характе­ристикой которого есть объективность.

Утверждение Н.М.Коркунова относительно сущнос­ти государства довольно спорно. Следует согласиться с В.Ф.Сиренко, что сущность государства должна быть отра­жена в его понятии, но не в качестве одного из признаков государства, а в качестве самостоятельной категории, опре­деляющей существенное, коренное, главное в понимании со­держания государства[CCXLI].

Н.М.Коркунов предлагал рассматривать государство как особую форму человеческого общения только при условии, что властвование уже установилось, а не ещё устанавлива­ется. Государство предусматривает мирный порядок, при­знанный обществом, составляющим государство. Там, где за власть идёт борьба, или имеет место анархия, - там можно говорить только об анархии, но не о государстве. Государ­ственное властвование - это мирное властвование, которое уже установилось, которое признано, предусматривает моно­полизацию любого принуждения органами государственной власти. Можно сказать, что государство есть самостоятель­ное, принудительное и мирное властвование, которое по общему правилу не допускает частного насилия или само­управства. Чем более мирным и развитым есть государствен­ный порядок, тем меньше в нём места для самоуправства, тем больше обеспечен в нём мир, а значит, верховенство го­сударственной власти является безусловным. Перевес силы государственной власти в большинстве случаев настолько очевиден, что о сопротивлении не может быть и речи.

Понимание государства как юридических отношений у Н.М.Коркунова базируется на объяснении сущности государ­ственного властвования. Он прибегает к психологическому обоснованию процесса реализации властных полномочий.

Психика является внутренним пределом для внешней власти. Такой постулат был выгоден для разнообразных психологи­ческих интерпретаций власти и права, как либерально-пози­тивистских, так и мистико-консервативных. Отступление от нормативно-позитивистского толкования проблем государ­ства, нацеливание на глубинную психологию - это важный симптом, указывающий на обращение политико-правовой мысли к иррациональным и метафизическим источникам. В современной литературе это направление предлагается рас­сматривать как один из альтернативных вариантов утопичес­кой организации жизни, поиска её принципов в глубинах человеческого сознания и бессознательного[CCXLII].

Психологическая интерпретация политико-правовых явле­ний как методологический приём не была редкостью в оте­чественной политико-правовой теории конца ХІХ-начала XX вв. Психологические теории государства заслуживают особого внимания и мы рассмотрим их отдельно. Одну из психологических теорий - психологическую теорию власти Н.М.Коркунова - рассмотрим сейчас, поскольку это необхо­димо для понимания сущности его теории государства как юридических отношений.

Власть, властвование вообще, представляет собой распо­ряжение какой-то силой. Следовательно, понятие власти охва­тывает три элемента: наличие силы, возможность распоря­жаться ею и субъект, который распоряжается.

Сила государства, которая подчиняет ему отдельных лю­дей, основана на факте их взаимной зависимости. Под воз­действием физиологических, экономических и психологичес­ких условий люди оказываются взаимно зависимыми друг от друга. Общественная сила, основанная на взаимной за­

висимости, существует в каждом сообществе. Но об общест­венной власти можно говорить только там, где организовано определённым образом распоряжение этой силой. В орга­низованных сообществах определено, чья воля и как имен­но направляет силу общественного союза. Человек, выпол­няя чужую волю, всегда определённым образом проявляет и свою собственную волю. Это может сказаться, например, на определении способа выполнения чужой воли. Поэтому орга­низация распоряжения силой общества всегда сводится к определению взаимодействия воли нескольких, как правило многих лиц, воли направляющей общественную силу к осу­ществлению тех или иных интересов, теми или иными спо­собами. Поскольку есть такая организация, поскольку сила общественная соединяется с определённой волей, направля­ющей её, уже можно говорить об общественной власти, на­пример семейной, церковной, корпоративной[CCXLIII].

Общественная сила представляет собой определённое соединение сил лиц, составляющих общество, поэтому рас­

поряжение общественной силой состоит из велений, обра­щенных к этим лицам. Веления власти в обществе могут опираться исключительно на моральный авторитет. Но они могут быть поддерживаемы и принуждением; в таком случае власть приобретает принудительный характер, как это имеет место, например в государстве.

Н.М.Коркунов замечает, что деятельность людей в го­сударстве определяется и обусловливается их принадлеж­ностью к данному государству, они оказываются зависимыми от государства, последнее их себе подчиняет. Так как при­чины любого действия Н.М.Коркунов представляет себе как силы, то и причину, благодаря которой государство влияет на людей, входящих в него, он рассматривает как особую силу, понимая её как государственную власть. Государственная власть в теории Н.М.Коркунова является понятием, которым обозначается не однородная группа явлений, а общая для всех их причина. Власть - это только условный термин для обозначения причины влияния государства. Понятие государ­ственной власти можно вывести только путём уяснения общих свойств государственного властвования.

По мнению Н.М.Коркунова, лишь та гипотеза, предложен­ная для объяснения государственного властвования, может быть принята наукой, которая объясняет всё разнообразие явлений властвования без каких-либо исключений. Он счи­тал, что волевая гипотеза власти, принятая теорией государ­ства-лица, не соответствует этому условию. Она не даёт объ­яснения всех разнообразных проявлений государственного властвования. Поэтому данную гипотезу наука должна отбро­сить. Такой вывод следует даже из того, что воля сама со­бой ещё не является властью. Не каждая воля властвует. Воля может быть и бессильной, и безвластной. Власть приходит к воле извне, предоставляется ей чем-то иным, что находится

-______________________________________________ 225

за пределами воли. Воля может стремиться к власти, может её приобретать, а может и терять. Поэтому власть не тожде­ственна воле, а есть нечто внешнее для неё, нечто такое, что служит её объектом.

С другой стороны, и властвование не предусматривает обязательно наличие воли. Так, властвование одного че­ловека над другим может происходить независимо от воли властвующего. Человек может властвовать над другим че­ловеком, не осознавая наличие такого властвования. А для человека, который подчиняется власти другого человека, по сути, одинаковое значение имеет и действительная воля властвующего, и воображаемая. Н.М.Коркунов убеждён, что понятие власти не совпадает с понятием властвующей воли. Бывает, что властвует над человеком и воля, однако не лю­бое властвование предусматривает направленную на то волю властвующего субъекта.

В отличие от Р.Иеринга, который считал, что «для пол­ного установления порядка необходимо содействие обеих сторон: той, которая руководит им, и той, которая придержи­вается его...»[CCXLIV], Н.М.Коркунов в теории, которую он называл теорией «субъективного реализма», абсолютизируя актив­ность подвластного субъекта, объяснение явлений властво­вания искал только в субъективном осознании зависимости. По его мнению, властвование предусматривает осознание не с активной стороны, не со стороны властвующего субъекта, а с пассивной стороны, со стороны подвластного. Всё, от чего человек считает себя зависимым, властвует над ним, незави­симо от того, имеет ли это «всё», или хотя бы может иметь волю, направленную на такое властвование. Для факта влас­твования нет нужды в том, чтобы это сознание зависимо­сти было реальным, соответствовало действительности. Нет

Раздел 2. Юридические теории государства 226 _______

пі, і рейт,с і и даже в том, чтобы существовало то, идея чего властвует над людьми. Для властвования необходимо только сознание зависимости, а не реальность её. Власть есть сила, обусловленная не волей властвующего, а осознанием зависи­мости подвластного1.

Такое объяснение явлений государственного властво­вания, по словам Н.М.Коркунова, не приводит к наивному реализму, который отождествляет государственную власть с личной волей отдельных конкретных правителей государ­ства, игнорируя при этом действительные психические осно­вания подчинения граждан государственному властвованию. Вместе с тем такое объяснение не приводит и к объективно­му идеализму, к персонификации явлений субъективного со­знания. Поэтому свою теорию Н.М.Коркунов назвал теорией «субъективного реализма». «Подчиняясь государственному властвованию, мы подчиняемся в ряде конкретных случаев тем людям, из которых состоит государство, но причина на­шего им подчинения не личная воля и не какая-либо метафи­зическая воля, властвующая над людьми, а наше собствен­ное, субъективное, но вполне реальное осознание зависимос­ти от государства»[CCXLV] [CCXLVI].

Нельзя согласиться с выводом А.И.Экимова, что такой подход даёт возможность Н.М.Коркунову снять вопрос о субъекте власти, показать власть как силу, нейтральную отно­сительно общественных классов, сравнить её с силами природы[CCXLVII]. По нашему мнению, подход Н.М.Коркунова давал ему возможность только опровергать теорию государства-ли­ца и доказывать её неспособность объяснить юридическую природу государства. При таком понимании власти, которое

предложил Н.М.Коркунов, для объяснения явлений государ­ственного властвования нет необходимости персонифициро­вать государство, наделять его волей. Если власть есть сила, которая обусловлена осознанием зависимости подвластного, государство может властвовать, не будучи наделённым ни во­лей, ни сознанием. Достаточно чтобы люди, которые его со­ставляют, ощущали себя зависимыми от государства. Вместе с тем нельзя согласиться с утверждением Н.М.Коркунова, что это осознание уже само собой обусловливает существование государственной власти1. Здесь Н.М.Коркунов отождествляет понятие власти государства с фактической зависимостью людей друг от друга[CCXLVIII] [CCXLIX].

Таким образом, согласно Н.М.Коркунову, властвует над подданными государство, несмотря на то, что оно не имеет никакой воли: властвует потому, что подданные считают себя зависимыми от него, и властвует именно настолько, насколько они осознают эту зависимость. В степени этого осознания за­ключён объём и предел власти государства. Но власть государ­ства, при таком понимании её реализации, естественно не яв­ляется волей. Государственная власть - это сила, которая сле­дует из осознания гражданами их зависимости от государства.

Исследуемые Н.М.Коркуновым феномены власти пребы­вают в двойной зависимости от психологических факторов. Во-первых, тот факт, что лицо является составным элемен­том сразу нескольких социальных групп, придаёт чёткий персоналистский характер его психическим связям с этими социальными структурами, а также защищает его от погло­щения какой-то тотальной идеей. Поэтому лицо, хотя и есть продукт общества, но на его формирование влияет не одно

какое-то сообщество, а сразу несколько. Воздействию каж­дого из этих сообществ лицо противопоставляет свою зави­симость от ряда других сообществ. Такая одновременная за­висимость часто создаёт противовес исключительному влия­нию каждого из этих сообществ в отдельности1. В результате индивидуальная психика сохраняет определённую самосто­ятельность. Но, пребывая в парадоксальном противоречии со сложившейся ситуацией, лицо оказывается склонным ви­деть в системе своих идеалов не собственное субъективное творчество, а отображение порядка отношений, который су­ществует объективно и независимо от него. Лицо пытается вписаться в систему отношений властвования, ориентируясь прежде всего на отношения подчинения, а уже потом на вну­тригрупповые связи[CCL] [CCLI].

Во-вторых, картина отношений властвования интерпрети­руется Н.М.Коркуновым относительно не источника власти, а её объектов. Здесь власть, как явление реально существу­ющее, фактически распадается на ряд чисто психических элементов, а именно переживаний подвластных субъектов. Власть, с этой точки зрения, не предусматривает обязатель­но волю, направленную на властвование. Ведь властвование предусматривает осознание не с активной стороны, не со стороны властвующего, а с пассивной стороны, со стороны подвластного. Н.М.Коркунов подчёркивал, что для отноше­ний властвования нет нужды в том, чтобы осознание зависи­мости основывалось на реалиях: для их возникновения необ­ходимо только осознание зависимости, но не её реальность. «Другими словами, власть есть сила, обусловленная не волей властвующего, а осознанием зависимости подвластного»[CCLII].

Исходя из рассуждений Н.М.Коркунова, единство го­сударства имеет свои основания не в единстве его вооб­ражаемой воли, а в единстве побуждения к подчинению государственному властвованию. Поэтому носителем го­сударственной власти есть не только органы власти, а всё государство, все граждане. Органы власти являются толь­ко распорядителями, диспозитариями этой силы. Единство государства не в единстве воли этих органов, а в единстве той силы, которой все они распоряжаются. Такое единство - уже не единство лица, а единство отношений. Государство, при таком понимании власти, есть не единое юридическое лицо, подчиняющее своей воле всех граждан. Это уже еди­ные юридические отношения, в которых граждане являют­ся субъектами, а власть, как сила, основанная на осознании гражданами их общей зависимости от государства, - состав­ляет общий, единый объект всех тех прав, из которых скла­дывается содержание государственных правоотношений1. Таким образом, Н.М.Коркунов присоединяется к реалисти­ческому направлению, поддерживает преимущественно уче­ние О.Бэра, Р. Иеринга, Е.Р.Бирлинга[CCLIII] [CCLIV].

Психическое в учении Н.М.Коркунова не ограничивает­ся ролью корректива, оно претендует на сущностное значе­ние. Эту особенность концепции Н.М.Коркунова отметил И.А.Исаев. Власть в интерпретации Н.М.Коркунова стано­вится феноменом, её фактические, социальные, «механисти­ческие» аспекты отходят на второй план. Психическое про­низывает всю структуру отношений властвования, поэтому

их главными элементами выступают субъекты (тот, кто под­чиняется, и тот, кому подчиняются), а не связи[CCLV].

Исследуя учение Н.М.Коркунова, нельзя оставить без внимания его обоснование морального оправдания суще­ствования государства как особенной формы человеческого сообщества. Это обоснование сводится к вопросу о том, в чём могут заключаться моральные основы принудительной власти общества над личностью.

Н.М.Коркунов отбрасывает традиционную для естествен­но-правовой теории XVII-XVIII ст. идею общественного договора и общей воли как основу государственной власти. Как правило, государственная власть осуществляется лишь незначительной частью населения и не может быть прояв­лением общей воли, а разве что воли большинства. Общее согласие относительно каждого отдельного вопроса государ­ственного управления достичь невозможно. При этом нельзя ставить судьбу всего государства в зависимость от согласия отдельного лица, которое руководствуется своими интереса­ми или даже обычным капризом. Воля большинства, - это не общая воля. Подчинение решению большинства того лица, которое входит в состав меньшинства, нельзя считать его подчинением своей собственной воле.

Н.М.Коркунов отрицал также теорию Л.Гумпловича, на­ходившего исключительное основание верховенства госу­дарственной власти в её материальной силе. Если бы власть опиралась исключительно на материальные основания, то было бы сложно объяснить, почему государственная власть принадлежит меньшинству.

Теорию морального достоинства властвования наиболее полно развил Г.В.Ф.Гегель. В его учении человек подчиня­

ется власти потому, что власть служит осуществлению мо­ральных основ. При этом человек подчиняется власти не под давлением внешнего насилия, а в силу требований морально­го долга. Отдельно взятый индивид не может своими силами достичь полного осуществления моральной идеи: необходи­мым условием этого есть определённый общественный по­рядок, установить и сберечь который может только государ­ственная власть.

Однако и эту теорию Н.М.Коркунов не может принять безоговорочно. По его словам, нельзя считать носителем высшей моральной идеи государство, которое основано на рабстве. Сложно представить, чтобы государственная власть всегда представляла осуществление высшей моральной идеи. Представителями власти есть люди, а они и после получения власти не оставляют свои пристрастия, увлечения и личные интересы. К тому же, организация государственной власти может быть воплощена в различных формах, например, вос­точная деспотия представляет собой олицетворение высшей несправедливости.

Теорию морального достоинства государственной власти Н.М.Коркунов предлагает принять с некоторыми изменения­ми, в результате которых она могла бы объяснить существо­вание не только того или иного конкретного государства, а любого государства вообще и была согласована с условиями практического осуществления[CCLVI]. Это значит, что для согласо­вания с исторической действительностью теория морального достоинства требует предоставления ей более субъективного характера.

Государственная власть есть сознательно организованная людьми общественная сила. Поэтому в её основе обязатель­но заложено какое-то моральное начало. Это может быть не

обязательно высшая моральная идея, а разнообразные мо­ральные принципы, в зависимости от того, каких моральных взглядов придерживается господствующая часть общества. Отдельное лицо может быть носителем более высоких нрав­ственных идей, чем действующая государственная власть. Но и такие лица должны избрать государственную форму зависимости, потому что в ней всегда есть хоть какое-то мо­ральное оправдание. Она больше отвечает нравственному достоинству личности, чем подчинение, основанное на фак­тической зависимости неимущих от имущих, где в основе ле­жит просто случайный факт рождения в богатой или бедной семье. Властвующие в государстве могут быть и не лучши­ми, но они всегда представляют себя как лучших. Руководя­щие принципы их деятельности могут быть несовершенны с моральной точки зрения, но они называют их высшими моральными принципами и, таким образом, обоснованно или нет, но связывают своё властвование с моральными осно­вами. Уже этим, по мнению Н.М.Коркунова, властвование определённым образом примиряется с нравственным досто­инством личности, вопрос властвования ставится на мораль­ную основу, а значит, открывается возможность дальнейшего более полного проникновения государственной организации моральными основами.

Господство государственной власти в теории Н.М.Корку­нова основывается не на том, что она представляет собой осуществление высшей моральной идеи, а на том, что масса населения убеждена в том, что может оказаться даже ошибоч­ным. Существующая организация государственной власти, которая кажется нам и аморальной, и несправедливой, могла быть в своё время очень сильной и прочной, если, по мнению современников, она была справедливой. Следовательно, всё зависит именно от убеждения массы населения, от того, что-

_ 233

бы она считала своей моральной обязанностью подчинение существующей власти. Это убеждение может быть основано на сознательном признании морального достоинства власти, но чаще оно основывается просто на неосознанной привычке. Поэтому сила власти значительно зависит от сохранения при­вычных форм, даже если они уже устарели1. Таким образом, структура власти в теории Н.М.Коркунова формируется под влиянием трёх факторов: внешней среды; внутренней среды, которая складывается с учётом воспринятых из прошлого обычаев и традиций; а также идеальной, духовной среды, ко­торая складывается из идеалов, созданных человечеством.

Н.М.Коркунов рассматривал государство как юридиче­ские отношения публичного права. Исходя из публичного характера отношений, интересы, составляющие их содержа­ние, разграничиваются путём приспособления всего объек­та к совместному властвованию, а не путём раздела его для частного пользования отдельных лиц. Под совместным вла­ствованием он понимал: 1) разделение отдельных функций между различными органами; 2) совместное использование одной и той же функции несколькими органами; 3) выпол­нение различных функций одним органом, но в различном порядке[CCLVII] [CCLVIII]. Государственная власть, чтобы оставаться государ­ственной, должна быть предметом совместного пользования всех, кто входит в государство.

Субъектами юридических отношений или государства являются все члены государственного общения, начиная с монарха и заканчивая всеми подданными. При этом одни из этих членов - дестинатарии - пользуются государственной

властью, другие - диспозитарии или правительство - рас­поряжаются ею для приспособления объекта властвования в общих интересах. Подданные - всегда субъекты, даже в абсо­лютной монархии и даже при отсутствии прав и наличии у них одних лишь обязанностей. В последнем случае они явля­ются пассивными субъектами юридических отношений, но ни в коем случае не объектом, который не имеет ни прав, ни обязанностей. Единые юридические отношения между все­ми гражданами, составляющими государство, состоят в раз­личных правах граждан как участников государственного общения, например, право участия граждан в суде, управле­нии и законодательстве, то есть право влиять на осуществле­ние принудительного властвования государства.

Объектом юридических отношений государства есть сама власть, именно те действия, в которых находит своё выра­жение государственная власть, но не территория, которая определяет всего лишь границы властвования, и не населе­ние. Власть - это сила, которая возникает из взаимной зави­симости людей. В пользовании и распоряжении властью за­ключаются все права граждан. Права распоряжения властью принадлежат органам государства, а права пользования ею (например, право на защиту) - всем гражданам. Следова­тельно, субъектом юридических отношений самостоятельно­го принудительного властвования или государства есть всё население страны, объектом - сама принудительная власть, а содержанием - право участия во властвовании, то есть рас­поряжении и пользовании властью.

Общее совместное пользование предусматривает соответ­ствующее приспособление объекта. Чтобы это было действи­тельно выполнено, необходимо определённым лицам предо­ставить право распоряжаться объектом в общих интересах. Поскольку такие диспозитарии должны распоряжаться не в

_ 235

своём собственном, а в общем интересе всех, кто пользуется объектом, то распоряжение в публично-правовых отноше­ниях составляет содержание не права, а обязанности, и диспо­зитарии не совпадают с дестинатариями. Дестинатарии здесь - все заинтересованные лица вообще; диспозитарии - точно определённые лица, на которых возлагается обязанность приспособления объекта к совместному пользованию. Таким есть общий состав любых публично-правовых отношений, таким же, в частности, есть и государство.

В распоряжении властью принимают участие многие дис­позитарии или органы власти, которые имеют свою особую волю. Степень их самостоятельности бывает различной. Но независимо от того, какой независимостью или самостоя­тельностью они пользуются относительно друг друга, это не противоречит единству самого государства как юридиче­ских отношений, которые объединяются единством объекта. Насколько бы ни были разделены и самостоятельны отдель­ные органы власти в осуществлении своих функций относи­тельно подданных, все они одинаково опираются на общее осознание зависимости от государства как единого целого, все они пользуются одной и той же силой. Следовательно, с признанием государства не лицом, а отношениями многих лиц, связанных осознанием общей зависимости, изменяет­ся внутренний характер единства государственного союза, но при этом нисколько не нарушается и не ослабляется его единство.

В определённых случаях (это Н.М.Коркунов осознавал) государство может быть юридическим лицом, а именно: 1) в международных отношениях; 2) когда государство вы­ступает как частноправовое лицо.

Юридическая теория государства традиционно анализи­рует цель государства, его задачи. Не оставил без внимания

Раздел 2. Юридические теории государства 236 _______

эту традицию и Н.М.Коркунов. Он присоединился к тем учё­ным, которые понимали цель государства как вопрос о том, какие задачи государство может выполнить в соответствии с особенностями своей природы и организации. Считая такой подход единственно верным, он, вместе с тем, называл оди­наково ошибочными две другие противоположные теории: теорию, которая ограничивала задачу государства только охра­ной права, и теорию, которая безгранично расширяла за­дачи государства, отождествляя их с задачами человечества. Н.М.Коркунов исходил из того, что задачи государства опре­деляются его особенной, по сравнению с другими обществен­ными союзами, природой. Поэтому, основания для установ­ления задач государственной деятельности следует искать в свойствах принудительного властвования как отличительной особенности государства.

Государство, во-первых, должно действовать во всех тех случаях, когда необходимо принуждение. Если государство это не признаёт, оно не будет способно удержать за собой монополию принудительной власти. Во-вторых, государство должно заботиться о сохранении и развитии своего могуще­ства. Не имея достаточно силы, государство не сможет вы­полнить свою первую задачу.

Таким образом, государство должно действовать, когда надо применить принуждение. Здесь имеются в виду три слу­чая. Во-первых, принуждение необходимо для устранения насилия и обмана. С этим связана деятельность государства, направленная на охрану прав и безопасности. Во-вторых, принуждение необходимо для устранения и такой опасности, которая не заключается в насильственных посягательствах, но представляет собой серьёзную угрозу личной или имуще­ственной безопасности. В-третьих, принуждение необходи­мо также в тех случаях, когда кто-нибудь по какой-то причине

_ 237

становится монополистом. Мирная борьба с монополизмом невозможна, а насильственные действия не допускаются го­сударством. Поэтому государство должно прийти на помощь, принудительно регулируя деятельность монополиста и тем самым компенсируя противодействие ему силой, которая не допускается государственным порядком. Но государство не должно действовать там, где принуждение недопустимо.

Ещё больше расширяет сферу государственной деятель­ности вторая задача: охранять и развивать могущество госу­дарства. Поскольку сила государства состоит из силы людей, которые его составляют, то, развивая своё могущество, го­сударство должно, во-первых, поддерживать незащищённых членов государственного союза и, во-вторых, содействовать развитию материального и духовного благосостояния на­селения, насколько это возможно делать принудительными средствами[CCLIX].

Во всех этих случаях государство действует как охран­ник интересов отдельных лиц, входящих в него. К тому же, государство само как единое целое имеет свои особенные интересы. Общность политической жизни и общность исто­рической судьбы людей, которые объединились в государ­ство, приводит к появлению общих интересов и общих куль­турных идеалов. Каждое государство пытается реализовать свои идеалы и интересы. Отсюда непрерывная борьба между государствами. Ведение этой борьбы, отстаивание своего могущества и его упрочение, составляет также необходимую задачу государственной деятельности.

Н.М.Коркунов осознавал, что деятельность государства не остаётся неизменной, она не является постоянным повторе­

нием одних и тех же действий, не распространяется всегда на одни и те же предметы, не сохраняет одинаковые формы. Как само государство является творением истории, так и дея­тельность его подлежит историческому развитию, а значит, является процессом непрерывных, постоянных изменений. И предметы, и формы государственной деятельности, пос­тоянно, хотя и незаметно, видоизменяются. Поскольку истори­ческое развитие человеческих сообществ вообще закономер­но, постольку следует ожидать такой же закономерности и в историческом развитии государственной деятельности.

Теория Н.М.Коркунова не была безоговорочно принята его современниками. С критикой этой теории выступил про­фессор Казанского университета Виктор Викторович Ива­новский (1854-1926). По его словам, если Н.М.Коркунов счи­тает, что государство является юридически организованным общественным союзом и вместе с тем государство является юридическими отношениями, из этого следует, что юриди­ческая организация государства заключается именно в том, что это юридические отношения, которые имеют своих субъ­ектов и свой объект, что субъектом юридических отношений есть не сами отношения, а только элементы этих отношений, в данном случае, элементы государства. Но государственные юридические отношения являются отношениями властвова­ния, а значит, активные субъекты отношений есть вместе с тем субъекты властвования. Таким образом, в государстве как юридических отношениях властвует не государство а его элементы. Если Н.М.Коркунов заявляет, что государство является общественным союзом, который властвует над сво­бодными людьми, если общественный союз в виде государ­ства представляет собой властвование, из этого, как считает В.В.Ивановский, следует, что этот союз и властвует, будучи целым, то есть он является субъектом властвования.

_ 239

В.В.Ивановский не оставил без внимания факт, подтверж­даемый самим Н.М.Коркуновым: общественный союз в це­лом является субъектом властвования. Если он заявляет, что государство есть единое целое, наделённое объединяющей силой, из этого следует, что такая объединяющая сила может существовать лишь благодаря государственному властвова­нию, а это характерно для государства, как целого[CCLX]. Субъек­том властвования у Н.М.Коркунова есть государство; но та­кими же субъектами есть и отдельные лица, входящие в го­сударство, как участники юридических отношений. Учёный объясняет, что государство как субъект выступает в своей административной деятельности; вне этой деятельности су­ществует ещё юридическая природа самого государства, суть которой в том, что государство - это юридические отноше­ния. Следовательно, административное право имеет дело с государством как субъектом властвования; государственное право - с государством как юридическими отношениями. Государство, таким образом, как бы раскалывается на две части со своими особенными субъектами властвования, - в первом случае субъектом есть само государство, во втором - все лица, входящие в него. Но государство едино, независимо от того, идёт ли речь о его организации или деятельности, а значит - противоречие остаётся.

Н.М.Коркунов считал элементами государства власть, на­род и территорию. Это элементы юридических отношений властвования. Н.М.Коркунов не оставил никаких разъясне­ний относительно связи между этими элементами - с одной стороны, и субъектом, объектом и содержанием юридических отношений властвования - с другой. В его работе «Русское

государственное право» власть рассматривается в учении об объекте юридических отношений, при этом как основной эле­мент государства верховная государственная власть понима­ется в субъективном смысле. О народе как целом ничего не говорится, но в учении о субъекте государственных отноше­ний речь идёт о подданных как о субъектах этих отношений. О территории говорится в разделе об объекте государствен­ных отношений. Территория при этом рассматривается не как основной элемент государства, а лишь как предел государ­ственной власти. А значит, основным элементам государства - власти, народу и территории - в государстве как юридических отношениях вообще не нашлось надлежащего места.

Но нельзя оставить без внимания суждения Н.М.Коркунова относительно объекта государственных отношений. Рассмат­ривая государство как юридические отношения, признавая субъектами этих отношений лиц, составляющих государ­ство, Н.М.Коркунов задался целью определить объект над­лежащих им прав. Он обратился к содержанию тех прав, которые имеют граждане как участники государственного общения. Все эти права сводятся к праву на покровитель­ство власти и к праву на участие в осуществлении власти. И первое, и второе право имеет свой объект - власть как силу государственного союза. Право на покровительство власти сводится к праву пользования властью, право на участие в осуществлении власти - к праву распоряжения ею. Сомнения относительно возможности признать власть объектом права имеют место потому, что термин «власть» употребляется в различном смысле: и для обозначения силы государства, и для обозначения самого права распоряжения этой силой. В последнем значении власть будет не объектом, а содержа­нием политических прав[CCLXI].

-______________________________________________ 241

Таким образом, объектом юридических отношений госу­дарственного властвования, согласно Н.М.Коркунову, есть власть или властвование. При этом он утверждает, что объ­ектом прав могут быть силы только в их отдельных прояв­лениях. Можно иметь право только на определённые кон­кретные вещи, которые служат материальным субстратом проявления тех или иных сил природы. Материальным же субстратом силы государственного властвования есть само государство; субъекты государственных отношений имеют право на государство и его силы как объект в юридических отношениях государственного властвования. Но, согласно Н.М.Коркунову, поскольку государство состоит из свободных людей, то объектом государственных отношений служит не всё государственное властвование в целом, а отдельные акты властвования, отдельные проявления силы государственного союза. Это заявление Н.М.Коркунова противоречит друго­му его заявлению, что в абсолютной монархии вся полнота власти сосредоточена в руках монарха. К тому же, признавая объектами государственных отношений отдельные акты власт­вования, Н.М.Коркунов признаёт неограниченное количе­ство объектов и неограниченное количество субъектов. Тем самым ставится под сомнение понятие о единстве как самого государства, так и государственной власти. Следует согла­ситься с В.В.Ивановским, что когда Н.М.Коркунов признаёт и государственное единство, и единство власти, то здесь имеет место одно из непримиримых противоречий. Признавая государственное властвование объектом, мы тем самым при­знаём объектом и само государство, поскольку государствен­ное властвование является силой государства и без последней вообще не может быть государственного властвования; оно является материальным субстратом властвования и служит, хотя и не во всём, объектом юридических отношений. Следо-

242 Раздел 2. Юридические теории государства

вательно, государство является юридическими отношениями и вместе с тем оно есть объект этих отношений.

Н.М.Коркунов пытался устранить это противоречие сле­дующим образом: объектом объявлял не всё государственное властвование в целом, а только отдельные акты властвования, отдельные проявления силы государственного союза. Но эти отдельные силы имеют только один материальный субстрат - государство; потому последнее в любом случае служит объ­ектом и указанное противоречие не устраняется. В теории Н.М.Коркунова государство становится орудием властвова­ния в руках его членов, к тому же не всех, а только так на­зываемых активных субъектов государственных отношений. Эти активные субъекты распоряжаются государственной си­лой, то есть властью, а поскольку последняя неотъемлема от государства, то право распоряжаться, которое принадлежит субъектам государственных отношений, распространяется и на само государство. По мнению В.В.Ивановского, отрицая теорию К.Л.Галлера и М.Зейделя, согласно которой государ­ство является объектом властвования, Н.М.Коркунов факти­чески приходит к признанию государства именно объектом властвования. Субъектом же в его теории есть не одно лицо, не монарх, а активные субъекты юридических отношений, именно та категория лиц, в руках которой находится власть[CCLXII].

Мы не можем согласиться с утверждением В.В.Ивановского, что в теории Н.М.Коркунова государственная власть являет­ся бесконтрольной, не основанной на праве. В.В.Ивановский прав, что юридическими есть те отношения, которые охраня­ются правом, позитивным законодательством. Любые другие отношения будут отношениями фактическими, характер и

-______________________________________________ 243

содержание которых определяется волей и соглашением лиц, которые принимают в них участие и не имеют относитель­но друг друга ни прав, ни обязанностей, понимая последние в юридическом смысле[CCLXIII]. Но без внимания В.В.Ивановского остался тот факт, что объяснение правовой связанности госу­дарства у Н.М.Коркунова основывается на его оригинальной трактовке государственной власти. Меру и границу власти он видел в степени осознания зависимости. О самообязывании государства, об обязательности для него юридических норм, о возможности их нарушения государством писали те, кто признавал государство лицом, субъектом. Если же государ­ство, согласно Н.М.Коркунову, является отношениями, юри­дические нормы могут обязывать не государство-отношение, а только лиц, его составляющих. Деятельность государства в любом случае оказывается связанной нормами права, а зна­чит, происходит в правовой форме.

Присоединяясь к юридическому направлению в государ­ствоведении, Н.М.Коркунов вместе с тем толковал вопросы государственного строя с политической точки зрения. Он на­стаивал на необходимости использования трёх методов иссле­дования: исторического, сравнительного и критико-догма­тического. Однако в его теории государство как юридическое понятие пребывает в полной изоляции от других социальных явлений, полностью игнорируется его связь с другими явле­ниями. Не принимаются во внимание сущностные и аксиоло­гические проблемы правовой действительности. Государство рассматривается только как правовая форма организации и функционирования публичной политической власти.

В конце ХІХ-начале XX вв. ещё не было преодолено одно­сторонности догматического и исторического направлений.

На состоянии всей политико-правовой науки оставил свой след сложный переходный период, когда теории юридическо­го позитивизма уступали место теориям социологического позитивизма, а последние, в свою очередь, - идеям «возрож­дённого естественного права». Указанный период характе­ризовался взаимодействием и взаимопроникновением идей разных направлений, которые выступали в юриспруденции как синтез разных методологических подходов в изучении государственно-правовых явлений1. Синтетический подход повлиял на творчество многих сторонников как юридическо­го, так и социологического позитивизма.

В начале XX ст. с попытками примирить различные на­правления в государствоведении, объединить учения, кото­рые исследовали государство как субъект права и как особые правоотношения, выступил учёный-юрист, философ Алек­сандр Семёнович Ященко (1877-1934), который поддержи­вал и развивал идеи Л.Дюги и В.С.Соловьёва[CCLXIV] [CCLXV]. Он критиче­ски оценивал односторонний подход к определению сущно­сти государства. Теории, которые усматривают в государстве только юридическое лицо властвования, и теории, которые рассматривают государство как юридические отношения, юридический порядок, А.С.Ященко считал такими, которые одинаково искажают сложную политическую действитель­ность. По его мнению, обоснованным есть только синтетиче-

-______________________________________________ 245

ский подход, при котором признаётся, что под одним углом зрения государство является лицом, а под другим - юридиче­скими отношениями[CCLXVI].

Представление о государстве, как о юридическом лице, А.С.Ященко называл слишком узким. Такое представление противоречит самому понятию юридического лица. Если го­сударство является юридическим лицом, субъектом права, а именно субъектом права публичной власти, а правительство, народ, избиратели есть лишь органы единой государствен­ной воли, то государство с точки зрения права должно быть единым субъектом любого публичного права. Ведь со всем, что находится в государстве, у него установлены отношения между лицом и органами, а не правоотношения. Но там, где нет других субъектов права, с которыми данное лицо могло бы вступить в юридические отношения, вообще не может быть субъекта права, поскольку понятие юридического лица предусматривает правоотношения между несколькими субъ­ектами права.

А.С.Ященко утверждал, что идея юридического лица тесно связана с идеей множества субъектов права и с отно­шениями субъекта с внешним миром, а не с его внутренней жизнью. Те, кто считает государство только юридическим лицом, придают понятию «лицо» не юридическое, а фило­софско-психологическое или социологическое содержание. Лицо может быть единым с философской точки зрения как разумное и неделимое единство, или с точки зрения социо­логии как организм, но юридическое лицо как технический приём юридической абстракции сводится только к способ­ности вступать в юридические отношения с другими лицами и потому не может быть единым.

Если государство является лишь единым юридическим лицом, то не могут существовать никакие юридические отно­шения между ним и его частями. Если правительство являет­ся органом юридического лица государства, а воля го­сударства имеет своё бытие только в своих органах, то есть в правительстве, из этого следует вывод, что никаких юри­дических требований, никакого права относительно прави­тельства у граждан быть не может. Граждане не могут иметь даже публичные права; они не смогут быть субъектом права, а только объектом; но в таком случае не может быть никакого публичного права, поскольку любое право предусматривает отношения между лицами.

По мнению А.С.Ященко, юридическое лицо является пра­вовым конструктивным образованием, которое находит своё единственное обоснование в организованном в государство обществе как источнике любого права. Признавая только тео­рию юридического лица государства, придётся признать, что государство само себе создаёт юридические основания для своего властвования, что противоречит понятию права.

А.С.Ященко подчёркивал, что теоретики, которые приз­нают государство только сложными правоотношениями, юри­дическим порядком, правовым институтом, возвращаются к старой, ещё аристотелевской традиции рассматривать госу­дарство не как единство, а как множество. Он был убеждён, что как теорию государства-юридического лица, так и теорию государства-правоотношений, нельзя считать ни полностью ложной, ни полностью правильной. Ни первая, ни вторая не объясняют всей правовой природы государства. Существуют случаи правовой жизни, когда государство неминуемо высту­пает как юридическое лицо, существуют другие случаи, ког­да государство представляет собой только сложный порядок отношений, правоотношения.

-______________________________________________ 247

Понятие юридического лица характеризует только отноше­ния данного союза с миром, который находится за его преде­лами. Это понятие не объясняет отношения внутри самого со­юза. Внутреннее строение, внутренние отношения юридичес­ких образований нисколько не определяются тем, что эти обра­зования (сообщества, союзы, промышленные союзы и т.п.) выступают снаружи как юридические лица. А.С.Ященко считал, что единственный критерий оценки юридического лица лежит в формах его отношений с третьими лицами[CCLXVII].

Конструкция государства как юридического лица может использоваться в том случае, если государство рассматри­вается в связи с его отношениями с другими юридическими лицами. Но эта конструкция непригодна, когда рассматрива­ется внутренняя организация (структура) государства. Ана­лизируя внутреннюю жизнь государства, мы находим в ней многочисленные правоотношения, которые не ограничива­ются данным государством и выходят далеко за его пределы. Понятно, что ни одно государство не может рассматриваться только исходя из его внутреннего строения, потому что оно тесно связано юридическими отношениями с другими го­сударствами. Одной этой причины достаточно, чтобы юри­дическая конструкция государства как правоотношений не могла иметь универсальное значение и полностью объяснить юридическую природу государства.

А.С.Ященко предупреждал и о возможности противопо­ложной ошибки. Если мы признаём государство лицом, из этого ещё не следует, что внутригосударственные отношения нужно рассматривать с точки зрения лица. Лицо, по его мне­нию, является всего лишь синтезом внутренних отношений какой-то индивидуальности относительно внешнего мира.

Если мы анализируем внутреннюю организацию человека, его физическую и психическую природу, мы не используем понятие «лицо», а исходим из понятия «организм», иссле­дуем различные физиологические и психологические свойства и синтезируем их. Этот синтез, по словам А.С.Ященко, и есть лицо. Но лицо является результатом синтеза различных сто­рон единого организма, и не следует исходить из него при исследовании этих сторон.

А.С.Ященко пришёл к выводу, что при конструировании юридической природы государства следует отказаться от односторонней точки зрения. Сущность государства раскры­вается только при использовании синтетического подхода. Государство - это сложные правоотношения, политическая система, порядок политических сил, гармоническое соедине­ние своеобразных элементов в одно целое, в котором каж­дый элемент выполняет свою спец ифическую функцию. С одной стороны, государство во внешних и частноправовых отношениях часто является настоящим единым субъектом права (юридическим лицом), а во внутренних отношениях - единым синтезом отношений властвования и подчинения1. В такой конструкции государства повторяется гармония ин­дивидуального принципа личной воли (юридического лица) и общего принципа порядка, социального установления, что имеет место в природе общества, этических и правовых нор­мах. Основная идея синтеза в теории А.С.Ященко обеспечи­вается идеей гармонии или равновесия частного и общего, индивидуального и социального элементов. Общество, с точ­ки зрения социологии, является равновесием личной иници­ативы и общественной солидарности, а также подражания. Государство в таком понимании является равновесием ин-

-______________________________________________ 249

дивидуального момента правительственной воли (принцип юридического лица) и общего момента общественного по­рядка и установления (принцип юридических отношений).

Теорию государства - юридических отношений в опре­делённой мере поддержал российский правовед, профессор, теоретик юридического позитивизма Николай Иванович Ла­заревский (1868-1921). По его мнению, несмотря на то, что государство выступает в определённых случаях как юри­дическое лицо, всё же юридической конструкцией, которая была бы пригодна во всех случаях, есть конструкция его как совокупности юридических отношений1. Н.И.Лазаревский подверг критике позицию Н.М.Коркунова, согласно которой государство является юридическим лицом в международ­ном и административном праве, а в государственном пра­ве оно является юридическими отношениями. По мнению Н.И.Лазаревского, если государство есть юридическое лицо в международном и административном праве, то оно должно быть таким же лицом и в государственном праве.

Н.И.Лазаревский отрицал также теорию Н.М.Коркунова относительно государства как единых юридических отно­шений. Ведь государство состоит из очевидного множества юридических отношений. Поправка А.С.Ященко, внесенная в теорию Н.М.Коркунова, согласно которой государство пред­ставляет собой «сложные правоотношения», по его мнению, несущественна. Государство, согласно Н.И.Лазаревскому, со­стоит из такого множества отношений, сколько есть различ­ных субъектов с различными объектами и сложным юриди­ческим содержанием. Свести все эти отношения к каким-то одним, пусть даже сложным отношениям, невозможно[CCLXVIII] [CCLXIX].

Государство Н.И.Лазаревский рассматривал как слож­ную политическую организацию населения, проживающего на определённой территории. Любая организация держится благодаря тем связям, которые возникли между её членами и создают из них единое целое, удерживая всех вместе. По­этому сущность любой организации он сводил к этим связям.

Для того, чтобы государство могло существовать, необхо­димо, чтобы определённые связи создавали из его населения единое целое. Эти связи могут иметь и бытовой характер, но преимущественно они имеют характер юридический и сво­дятся к сложной совокупности правовых отношений органов власти и населения, отношений государственных органов между собой, отношений людей между собой. Когда на осно­вании всех этих отношений в определённом сообществе формируются правительственные учреждения, которые со­ответствуют признакам государства, только тогда, согласно Н.И.Лазаревскому, можно говорить, что данная группа людей создала государство.

Государство можно рассматривать и как определённое социальное явление, и как явление правовое. Сущность го­сударства не исчерпывается тем, что это правовое явление. Хотя юридические отношения между отдельными граждана­ми могут иметь значение для государственного объединения, однако не все они могут считаться элементами государствен­ной организации, некоторые из этих отношений никакой не­посредственной связи с ней не имеют (например, семейные отношения). А значит, нельзя считать, что во всех юридиче­ских отношениях, которые в своей совокупности составляют государство и обеспечивают его функционирование, госу­дарство выступает субъектом (то есть юридическим лицом). Даже когда речь идёт о действиях самой государственной власти, государство не является субъектом, поскольку ни в

_ 251

какие правоотношения, ни с кем не вступает (например, в процессе правотворчества).

Н.И.Лазаревский пришёл к выводу, что юридической конструкцией, которая подходила бы ко всем случаям, есть конструкция государства как совокупности юридических отно­шений: такой совокупностью государство является всегда, потому лишь эта конструкция может стать основой для пра­вильного понимания и для правильного объяснения отдель­ных явлений, существенных для государства[CCLXX].

Тот факт, что государство представляет собой систему юридических отношений, не исключает того, что государ­ство вместе с тем есть и юридическое лицо. Юридические отношения не могут быть юридическим лицом, потому Н.М.Коркунов, который рассматривал государство как еди­ные юридические отношения, был вынужден утверждать, что в государственном праве государство не является юриди­ческим лицом. Но совокупность тех или иных юридических отношений между несколькими лицами может приводить к тому, что все вместе во внешних отношениях они высту­пают как особенный субъект права, который отличается от тех лиц, из которых этот субъект состоит, то есть является особенным юридическим лицом. Следовательно, понимание государства, как совокупности юридических отношений, со­вершенно не мешает признанию того, что в определённых случаях и само государство может быть субъектом граждан­ских и публичных прав и обязанностей. Следует согласиться с Н.И.Лазаревским в том, что отрицать тот факт, что госу­дарство является юридическим лицом, нельзя, но нельзя и сводить его сущность к тому, что оно - юридическое лицо, поскольку этим свойством государства сущность тех отноше­

ний, в которых принимает участие государство, не определя­ется. Нельзя конструировать государство только как юриди­ческое лицо, поскольку для существования государства зна­чение имеют преимущественно те юридические отношения, в которых оно не принимает участие как субъект.

В юридических отношениях, которые объединяют насе­ление в государство, субъектами есть граждане данного го­сударства. Они могут быть частными лицами или органами государства, иногда субъектами есть те юридические лица, которые создаются политической организацией, при этом возможны отношения как между этими юридическими лица­ми, так и между ними, с одной стороны, и частными лицами или отдельными органами государства, с другой.

Объектом данных отношений Н.И.Лазаревский признаёт те или иные действия, которые граждане государства как частные лица, или как органы государства, или как создан­ные ими юридические лица, вынуждены осуществлять отно­сительно друг друга, а также те вещи, которые эти лица мо­гут быть обязаны передать друг другу.

Содержание этих отношений может быть различным. Все возможные права и обязанности могут иметь значение и для организации населения в политическое целое. Поскольку та­кие отношения являются элементами организации полити­ческой власти, что есть признак государства, или касаются функционирования его органов, - эти отношения должны быть признаны отношениями государственно-правовыми, они являются элементами системы юридических отношений, которые в совокупности создают государство как правовое явление[CCLXXI].

Подход Н.И.Лазаревского своеобразен не только относи­тельно юридической конструкции государства, но и относи-

_ 253

тельно признаков государства. Понятие государства он кон­струировал при помощи следующих признаков: 1) государ­ство есть общественный союз, общественная организация; 2) в этой организации существует власть одних членов над другими; 3) само участие в такой организации является при­нудительным; 4) эта организация представляет собой власть самостоятельную, высшую, никакой другой власти неподчи­нённую. При этом суверенитет Н.И.Лазаревский не считал обязательным признаком государства. Государствами он на­зывал все образования суверенные (никому неподчинённые), а из несуверенных те, которые построены на своих собствен­ных законах1.

Н.И.Лазаревский отрицал популярное в немецкой и рос­сийской литературе XIX в. учение, что государство состоит из трёх элементов: власти, населения и территории. По его мнению, можно лишь утверждать, что связь с определённой территорией есть существенный признак современного госу­дарства, но нельзя говорить, что это необходимый признак любого государства вообще. Существовали государства не связанные с территорией. Например, в Древней Греции по­нятие государства связано с гражданами, а не с территорией[CCLXXII] [CCLXXIII].

Н.И.Лазаревский отбрасывал также учения о народе и власти как юридических элементах государства.

Утверждение Н.М.Коркунова о том, что государство не мо­жет действовать иначе как принудительно, Н.И.Лазаревский вполне обоснованно считал ошибочным. Властность являет­ся отличительным признаком государства в том смысле, что все другие власти если и существуют, то только с разреше­ния государства и в формах, государством установленных или разрешённых. Однако государство может действовать, не проявляя свою властную природу. Во-первых, это быва­ет в тех случаях, когда государство реализует свои функции не путём издания приказов, а путём заключения гражданско- правовых соглашений, в которых оно само является сторо­ной. Во-вторых, государство может действовать и в тех сфе­рах, где необходимости в принудительной власти нет вообще, а именно - при удовлетворении тех или иных потребностей населения (например, создание музеев, учебных заведений, строительство МОСТОВ И Т.П.).

В каждом государстве есть народ, есть и власть, но они присутствуют и в церкви, и в семье. Народ и власть, по словам Н.И.Лазаревского, не только не являются отличительными признаками государства, они даже не могут быть названы его элементами. Под элементами государства он предлагал по­нимать те составные части, из которых государство склады-

-______________________________________________ 255

вается и которые могут иметь и самостоятельное существо­вание (например, силлогизм состоит из трёх суждений: двух посылок и вывода). Поэтому, согласно Н.И.Лазаревскому, логически правильным было бы суждение, что элементами государства есть люди, которые пребывают в таких отноше­ниях между собой, благодаря которым каждый кому-то под­чинён. Государство есть той или иной организацией людей, в которой между этими людьми установлены определён­ные отношения верховенства, подчинения или совместно­го, на равноправных основах, осуществления тех или иных функций. Теории же, которые раскладывают государство на три элемента (власть, население, территория), по мнению Н.И.Лазаревского, не создают юридическую конструкцию государства, поскольку они не выражают государство в юри­дических терминах (субъекта, объекта, тех или иных отноше­ний). Само понятие «элемент» не является понятием юриди­ческим, в юридических науках оно употребляется метафори­чески, без определённого правового содержания1.

Совокупностью юридических отношений называл госу­дарство приват-доцент Санкт-Петербургского университе­та М.И.Свешников, который писал: «мы можем обозначить государство как особенное территориальное соединение людей, самостоятельная власть которого устанавливает и охра­няет совокупность юридических отношений, которые обес­печивают порядок и свободу в жизни народа»[CCLXXIV] [CCLXXV].

Тремя основными элементами государства, а вместе с тем и его признаками, М.И.Свешников считал территорию, на­селение и власть. В создании государства, по его мнению,

Раздел 2. Юридические теории государства 256 _______

срри ырия в том смысле есть важный признак, что только с переходом народа из кочевого состояния в оседлое, то есть с момента занятия территории, можно говорить о полити­ческой истории страны. Население, или народ как элемент государства - это совокупность индивидов, одинаково под­властных государству Такая чисто юридическая точка зрения ставит индивида в непосредственные отношения с государ­ственной властью. Государственная власть распространяется на индивидов, которые пребывают на данной территории, не­зависимо от их индивидуальных или социальных особеннос­тей. Предназначение государственной власти в том, чтобы охранять порядок и обеспечивать свободу членов союза.

М.И.Свешников обосновал тройное предназначение вла­сти в любом союзе. Во-первых, власть как организатор по­рядка должна установить внутренний порядок в союзе; во- вторых, она должна поддерживать достоинство союза среди других союзов и, в-третьих, содействовать всем целям чле­нов союза в достижении их интересов. Такое предназначе­ние власти следует рассматривать как исходный критерий в построении политических отношений. Власть должна учи­тывать не только внешние границы своей деятельности, но и внутренние условия, которые обеспечивают лицам, входя­щим в данное политическое образование, уверенность в том, что деятельность власти действительно направлена на дости­жение интересов всего целого, что власть, действуя в соот­ветствии со своими тремя задачами, стремится обеспечить порядок и свободу. Такая постановка вопроса показывает, что власть, как необходимый признак объединения людей в государственном союзе, действительно имеет цель - гаран­тировать порядок и свободу[CCLXXVI].

-______________________________________________ 257

Исходя из того, что верховная власть является специфиче­ским признаком государства как определённого объединения людей, основания юридической природы этого объединения М.И.Свешников искал именно в институте власти. По его мнению, теория государства-лица, основанная на волевой тео­рии власти, имеет смысл. Во многих случаях государство можно рассматривать как юридическое лицо. Вместе с тем нельзя определить природу юридических отношений в госу­дарстве, если за основу брать какую-то одну теорию. Отно­шения, которые возникли в государстве между населением, нуждаются в своём регулировании со стороны власти в инте­ресах поддержания порядка и свободы. Все интересы, какие может иметь человек, не могут быть реализованы исклю­чительно государством. Государство включает ряд других человеческих объединений, каждое из которых преследует свои цели. А значит государство, регулируя политическую и социальную жизнь народа, может рассчитывать на эти воз­можные объединения людей. Поэтому государство не может игнорировать социальную организацию подвластного ему народа. М.И.Свешников пришёл к выводу, что государство не может быть только одними юридическими отношениями. Государство есть совокупность определённых юридических отношений, которые существуют между властью и поддан­ными. Юридическая природа государства проявляется в том, что государство представляет собой определённое террито­риальное объединение людей, подчинённых верховной вла­сти, которая устанавливает необходимые юридические отно­шения ради достижения порядка и свободы, что необходимо для осуществления всех целей данного объединения.

Основываясь на признании юридической природы го­сударства, М.И.Свешников определил его цель и порядок функционирования. По его мнению, независимо от формы государства, оно всегда должно руководствоваться двумя началами: порядок и свобода как цель государства, с одной стороны, а с другой - оно должно устанавливать юридичес­кие отношения в самом себе, то есть обеспечивать регули­рование общественных отношений нормами права.

Государство, как и любой другой общественный союз, представляет собой соединение стремлений к порядку и стремлений к свободе. Стремление к порядку выражается в установлении государственной власти. Говоря о свободе в го­сударстве, следует опираться на совокупность юридических норм, которые определяют юридические условия самоопре­деления лица относительно интересов третьих лиц и интере­сов всего государства. М.И.Свешников различал пять видов свободы в государстве: личная, экономическая, духовная, общественная и политическая. Эти свободы, по его мнению, дают возможность составить общее представление о свобо­де, которое должно быть принято как необходимое требова­ние новых условий общественной и политической жизни[CCLXXVII].

К реалистическому направлению в государствоведении присоединился и ординарный профессор Новороссийского университета В.В.Сокольский. Обязательными условиями бытия государства, или его элементами, он называл следую­щие: субъект верховенства, то есть верховная власть, и объ­екты - народ и территория. В.В.Сокольский отрицал теорию, согласно которой субъектом верховенства есть само государ­ство как лицо. Государство не является субъектом всех прав, обусловленных его бытием. Верховенство неразрывно связа­

но с государством и обусловлено его бытием, но оно не являет­ся правом государства, а только одним из прав в государстве, которые принадлежат одному из органов государства. Принад­лежность этого права тому или иному органу определяется в каждом отдельном случае историей и природой данного госу­дарства. Так, субъектом верховной власти в монархиях есть лицо физическое, а в аристократиях и демократиях - лицо коллективное (определённый класс или народ как политичес­ки организованное целое). Наделённый, с одной стороны, верховной властью по собственному праву, субъект верхо­венства, с другой стороны, служит первоисточником власти для подчинённых ему органов. Источником верховной вла­сти есть государственное бытие, но такая власть не является властью государства. Это власть в государстве и она всегда принадлежит одному из субъектов. При этом государство В.В.Сокольский рассматривал как определённое состояние народа, объединённого правом под одной верховной властью в пределах одной территории[CCLXXVIII].

К реалистическому направлению можно отнести также психологическую теорию государства Л.И.Петражицкого и синтетическую теорию Б.А.Кистяковского. Но все особеннос­ти метода и характера их исследований дают нам основания рассмотреть эти теории отдельно при исследовании психоло­гических теорий государства.

Подводя итог, можно сделать вывод, что юридические теории государства, разработка которых началась в западно­европейской политико-правовой литературе, нашли своё раз­витие и продолжение в творчестве российских и украинских учёных-юристов конца ХІХ-начала XX вв. В основу иссле­дований юридических теорий государства было положено

26^ Раздел 2. Юридические теории государства

формально-догматический и исторический методы. В резуль­тате непосредственного восприятия внешнего материала, его описания и сбора данных в соответствии с традициями объ­ективного и позитивного знания, государство исследовалось как реальный эмпирический факт, который существует рядом с другими фактами. При этом государство рассматривалось как самобытное историческое явление, сложное образование, объединённое в единое целое определённой организацией.

Государство рассматривалось как высшее выражение вла­сти и главный представитель силы. Отличительной его осо­бенностью объявлялось именно наличие принудительного властвования. Государство властвует по собственному праву (а не по поручению другого сообщества), то есть самосто­ятельно. Основными элементами государства признавались верховная власть, народ и территория.

Государство исследовалось как разновидность более ши­роких юридических понятий - субъекта права и юридичес­ких отношений.

Определение юридической сущности государства базиро­валось на том, что юридические нормы и юридические отно­шения не имеют внешнего бытия, они существуют в созна­нии человека. Задача юриста - исследование связей, благода­ря которым государственная организация объединяет людей в одно целое и наделяет их правами и обязанностями. Все другие связи (экономические, психологические, нравствен­ные и т.п.) юридическая наука не изучает.

За юридической конструкцией государства - субъекта права стоит определённая философская концепция субъек­та. Юридический позитивизм рассматривает субъекта права только как юридическую конструкцию. Философской осно­вой для построения юридической конструкции субъекта пра­ва может выступать понятие эмпирического субъекта, или

-______________________________________________ 261

отдельного индивида. Персонификация государственного союза путём придания ему правоспособности была юридичес­кой формулировкой того факта, что совокупность лиц дей­ствует в юридическом обороте как особое единство, которое отличается от членов этого единства.

В отечественной политико-правовой мысли конца XIX- начала XX вв. теория государства-лица оставалась наиболее популярной из всех юридических теорий. Вместе с тем нель­зя сказать, что она была достаточно разработана. Дискуссия велась в основном вокруг нескольких составных частей этого учения. В публичном праве идея государства-лица представ­ляла собой преимущественно общие рассуждения с вывода­ми практического характера, теоретически почти необъеди- нёнными.

Теоретики, которые присоединились к реалистическому направлению, рассматривали государство как юридические отношения публичного права, состоящие из прав и обязан­ностей лиц, входящих в государство. Интересы, составляю­щие содержание этих отношений, разграничиваются путём приспособления всего объекта к совместному властвованию, а не путём разделения его в личное пользование отдельных лиц.

Синтетический подход обеспечивал возможность рассмат­ривать государство, с одной стороны, как сложные правоот­ношения, а с другой - как единый субъект права, юридичес­кую организацию, или юридическое лицо, которое действует во внешних и частноправовых отношениях.

Таким образом, стремление устранить противоречия двух крайностей - индивидуализма и коллективизма в политико­правовой теории конца ХІХ-начала XX вв. проявилось во взаимном сближении позиций, поиске третьего пути станов­ления парадигмы общественного развития. Анализ синтети-

Раздел 2. Юридические теории государства 262 _______

чсск'пи теории государства даёт основания сделать вывод, что идеи равновесия и гармонии являются основой государства, что эти идеи обеспечивают синтез личного и общественного, содействуют стабильности и поступательному развитию как общества, так и государства. Эти идеи определяют эволю­цию и современного государства.

<< | >>
Источник: Тимошенко В.И.. Теория государства в политико-правовой мысли Украины и России (конец XIX-начало XX вв.); под. ред. В.И. Тимошенко: моно­графия. - [2-е изд., перераб. и доп.]. –Чернигов,2014.-624 с.. 2014

Еще по теме Государство как юридические отношения:

  1. § 3. Юридический механизм осуществления ответ­ственности в социалистическом обществе
  2. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  3. Теоретические исследования цели государства
  4. Государство как субъект права
  5. Государство как юридические отношения
  6. Плюралистические теории государства
  7. Религиозно-философские теории государства
  8. § 1. Теоретическая модель взаимосвязи права и правового отношения в механизме правового регулирования
  9. § 2. Эволюция содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  10. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  11. § 3. Правовая природа классификации юридических фактов в уголовно-исполнительном праве
  12. § 2. Гражданско-правовые отношения как институциональные средства реализации интересов собственников
  13. 4. 4 Правоотношения в рамках иных форм воспитания детей
  14. 1.1. Правовая форма земельно-распределительных отношений
  15. Механизм правового регулирования общественных отношений и его элементы
  16. 3.2. Соотношение юридического процесса и юридической процедуры
  17. Политическая и юридическая природа местного самоуправления
  18. Юридические факты-состояния: понятие и признаки
  19. § 1.1. Проблемы соотношения права, закона и прав человека
  20. § 2. Судебный прецедент как историческая форма права. Юридическая и судебная практика