<<
>>

Функции правовой культуры

В философии функция (от лат. function - совершение, исполнение) - означает «отношение двух (группы) объектов, в котором изменению одного из

них соответствует изменение другого»[206]. Понятие «функция», введенное в научный оборот Лейбницем, впоследствии стало широко применяться в различных сферах научного знания в качестве функционального метода познания. Данное понятие получает широкое распространение также в социологии, например, при исследовании функционального назначения социальных институтов и процессов - государства, семьи, искусства и др.

Функциональный метод применяется также в рамках структурно­функционального анализа для характеристики функционального назначения элементов определенной структурной системы. Структурно-функциональный анализ позволяет выявить служебную роль элементов по отношению к системе, а также зависимость одних элементов от изменения функций других элементов.

Правовая культура выполняет в обществе определенные функции. Функции правовой культуры позволяют, с одной стороны, изучить функции правовой культуры как самостоятельного социального института по отношению к обществу, в частности, к государству, различным социальным группам, семье и т.д. С другой стороны, в рамках структурно-функционального анализа выявляется зависимость одних структурных элементов правовой культуры от изменений других её компонентов. Например, выявляется зависимость правовой культуры от уровня правосознания, который является изменчивым и может иметь высокий, средний или низкий уровень. Или, например, изменение функций институтов государственной власти (правотворческих, законодательных, судебных, правоохранительных органов) влияет на функционирование иных элементов правовой культуры (правосознание, юридическое образование, права человека и др.).

Таким образом, понятие «функции правовой культуры» используется в двух значениях: 1) функции правовой культуры обозначают функциональное назначение правовой культуры в целом как самостоятельного социально­правового института общества по отношению к обществу, государству, социальным группам, индивиду, политическим и юридическим институтам и

учреждениям; 2) функции правовой культуры характеризуют функциональное назначение различных элементов правовой культуры в рамках данной системы и характеризуют зависимость состояния одних элементов от изменений других элементов правовой культуры.

В первом случае речь идёт о функциях правовой культуры в целом по отношению к обществу и его структурным частям, сферам, институтам. В этом случае правовая культура выступает в качестве самостоятельного социально­правового явления и института общества. Функциональная характеристика правовой культуры в данном понимании указывает на самостоятельность правовой культуры как института общества, высвечивает её социальное назначение и ценностное значение в жизни общества.

В то же время не надо забывать, что правовая культура является составной частью культуры общества. Правовая культура как структурная часть и вид культуры выполняет функции по отношению к культуре и ее составным элементам. Так, ценности правовой культуры способствуют развитию семьи, образования, общественного сознания, философии, науки и т.д. Такие ценности правовой культуры, как верховенство права, правосознание, права и свободы человека, неприкосновенность личности, гарантированность прав человека, правопорядок, законность, неотвратимость юридической ответственности, презумпция невинности и др.

создают необходимые условия для нормального функционирования различных составляющих культуры, создают правовые основы жизнедеятельности культурной среды, способствуют культурному прогрессу. Социальной целью правового регулирования является, по мнению, В.М. Сырых, достижение социально полезных результатов, в первую очередь - создание необходимых условий для прогрессивного развития и процветания общества[207]. «Право, - подчеркивает Н.А. Тузов, - «живёт» только в обществе и в интересах общества, составляющих его социальных групп, слоев, классов и индивидов. Если право не отвечает таким интересам, оно «умирает»,

отвергается, становится фикцией, воспоминанием о прошлом»1. Словом, правовая культура выполняет функции по отношению как к обществу, так и к культуре.

В рамках структурно-функционального анализа выявляется функциональное назначение отдельных элементов правовой культуры, их взаимозависимость, взаимообусловленность в условиях динамизма как самой правовой культуры, так и её элементов. Каждый из элементов правовой культуры выполняет свою функцию как по отношению к обществу, так и между собой. Так, право как главный компонент правовой культуры выполняет собственные функции в обществе. Понятие «функция права» раскрывается в константе категорий «правовое регулирование» (воздействие при помощи правовых средств на общественные отношения) и «правовое воздействие» (ориентационное и ценностно-ориентационное воздействие). Различаются регулятивные и охранительные, экономические, политические, воспитательные, экологические функции права, а также формы их реализации - информационная, ориентационная, правовое регулирование[208][209].

Функции права разделяются также на следующие виды: внешние или общесоциальные (политическая, экономическая, воспитательная, культурно­историческая, социального контроля, информационно-регулирующая, коммуникативная); внутренние или специально-юридические (регулятивная и охранительная); неосновные юридические (компенсационная, ограничительная, восстановительная)[210].

В условиях формирования гражданского общества, реализации свободы экономической, политической, информационной, культурно-духовной свободы большое значение для активизации человеческой деятельности имеет стимулирующая функция права, в частности, для самореализации личности как в правовой сфере жизни общества, так и в сфере культуры, культурной

деятельности (искусство, театр, кино, литература, наука и т.д.). В процессе стимулирования (поощрения, льготирования) лиц нормы права предоставляют гражданам, иным лицам возможность получения ими каких-либо материальных и духовных благ за их длительное или особо активное и результативное правомерное поведение в интересах общества и других лиц, а также компенсирующие и поощрительные льготы в различных их формах, включая привилегии и иммунитеты1.

В функциях права проявляется социальная ценность права в жизни общества, в том числе по отношению к культуре. Социальная ценность права «заключается в регулировании им общественных отношений, установлении правопорядка, отвечающего интересам государства, граждан»[211][212]. Различные функции права так или иначе содействуют разным формам культурной деятельности человека, участвуют в упорядочении отношений в культурной среде. Среди функций права ключевую роль в развитии правовой культуры играет воспитательная функция права. Она включает также правообучающую или образовательную функцию.

Воспитательно-обучающая функция права имеет первостепенное значение для повышения уровня правовой культуры. Социальная ценность данной функции проявляется в том, что она служит целям формирования правового государства посредством создания необходимой духовной основы правовой жизни.

Функции права как компонента правовой культуры подчинены ее социальному назначению и общим целям. Собственные функции выполняют также иные элементы правовой культуры (правосознание, правовое воспитание, юридическое образование, юридическая наука и др.). Из них слагаются функции правовой культуры как самостоятельного социокультурного феномена социальной жизни. В то же время структурно-функциональный анализ правовой культуры требует выявления изменчивости одних её элементов под

воздействием других компонентов в рамках динамики их функциональных характеристик.

Элементы правовой культуры выполняют также функции по отношению к культуре в целом, воздействуя на изменение функционального назначения различных компонентов культуры общества. К примеру, существует нерасторжимая связь между правом и моралью. Отношения между правом и моралью проявляются на различных уровнях, в частности, в контексте их общих функций как социальных регуляторов, их различия как разнородных социальных явлений, взаимодействия и взаимопроникновения. Право и мораль взаимодействуют при регулировании поведения членов общества. Это взаимодействие проявляется, в частности, в том, что указанные социальные регуляторы, хотя и обладают необходимым для этого потенциалом, все же дополняют друг друга собственными ресурсами в случае их нехватки либо слабого проявления. Как утверждает Г.В. Мальцев, «сфера ценностного отношения человека к его поведению ... достаточно тонко, глубоко и проникновенно регулируется моралью; если человек морально относится к правовому поведению, то, в сущности, это все, что нужно праву. Вот почему мы говорим, что моральность есть основа права. Серьезные заботы юриспруденции об отношении субъекта к его правовому действию начинаются там, где по какой-либо причине право лишается моральной поддержки. Тогда она вынуждена вводить в действие собственные ценностные ресурсы (через правовое воспитание, юридическую культуру, пропаганду и разъяснение законов и т. п.)»[213].

В науке не раз предпринимались попытки строгого разграничения права и морали в целях придания приоритета одному из указанных социальных регуляторов. Предпочтение ценностного значения права в противовес морали, либо, наоборот, придание первенства морали в ущерб праву чревато утратой накопленных традиций в сфере правового и морального регулирования. За этим

может последовать утрата определённых культурных достижений моральной и правовой сфер общественной жизни. Г.В. Мальцев пишет по данному поводу: «Панюридизм» позитивистского происхождения (Г. Кельзен, Г. Харт), приветственные заявления многих западных юристов по поводу прогрессирующей юридизации культуры современного общества, принципиальный отказ законодателя юридически усиливать моральные установки, до сих пор, безусловно, пользовавшиеся поддержкой права, - все это говорит о том, что сегодня выстраивается новая модель соотношения морали и права, отрицающая многие традиции, среди которых есть достойные уважения, организованной защиты средствами культурного воздействия, заботы и воспитания»1.

Функциональное назначение правовой культуры обусловлено, во-первых, тем, что она является сложным и структурированным культурно-правовым феноменом. Многоуровневость структуры правовой культуры определяет соответственно разнообразие её функций.

Во-вторых, правовая культура является неотъемлемой частью культуры общества как системного образования с её многообразными функциями в обществе. Культура представляет собой многофункциональную систему[214][215].

Функции правовой культуры сопряжены с функциями культуры. К примеру, в культурологии различают следующие функции культуры: функция трансляции социального опыта; регулятивная (нормативная) функция; познавательная (гносеологическая) функция; ценностная (аксиологическая) функция; коммуникативная функция[216]. Правовая культура как явление культуры участвует в реализации общих функций человеческой культуры - гуманистической (воспитательной, духовно-нравственной), информационной, познавательной (гносеологической), регулятивной (нормативной), семиотической (знаковой)[217].

Функциональное назначение правовой культуры проявляется главным образом в том, что она (соответственно в системе её элементов) обеспечивает необходимый уровень правового развития общества, обеспечивает качество различных видов юридической деятельности, соблюдение прав человека, качество человеческой жизни, необходимый для общества уровень правосознания. Правовая культура содействует также накоплению, приумножению и хранению культурных достижений. К примеру, право регулирует отношения в сфере пользования достижениями культуры, охраны культурных памятников и т. д. Деятельность людей и их организаций в различных сферах культуры (театр, кино, искусство, живопись, литература и др.) регулируется правом. Право упорядочивает комплекс разнообразных отношений в сфере духовной и материальной культуры. Перечень регулируемых правом культурных отношений неиссякаем. Одним словом, правовая культура выполняет функции, необходимые для поддержания в качественном состоянии культурной жизни общества, обеспечения качественного состояния как правовой жизни, так и культурной среды, которая в сравнении с правовым социумом намного шире и охватывает различные сферы жизнедеятельности общества.

Функции правовой культуры направлены на обеспечение качественного состояния правовой жизни. Они обрамляют все элементы правовой системы, нацелены на обеспечение требуемого уровня правосознания, качество правового воспитания и юридического образования, подготовки юридических кадров, работы всех юридических служб. Как отмечает С.С. Алексеев, правовая культура - «явление более широкое и ёмкое, чем просто надлежащий уровень правосознания; главное в правовой культуре - высокое развитие всей правовой системы, достойное место права в жизни общества, осуществление его верховенства и соответствующее этому положение дел во всем «юридическом хозяйстве» страны (подготовка и статус юридических кадров, роль юридических служб во всех подразделениях государственной системы, положение

адвокатуры, развитость научных учреждений по вопросам права, уровень правового образования и т.д.»1.

Функции правовой культуры выходят за рамки правовой системы. Правовая культура выполняет функции, имеющие социальную и цивилизационную ценность для обеспечения качественного состояния различных сфер жизни общества, отношений разного уровня. Как утверждает Н.С. Соколова, правовая культура предполагает определённый уровень правосознания, т. е. осмысленного восприятия правовой действительности; общекультурные предпосылки, уровень цивилизованности, национальные корни и истоки, историческую память, обычаи и традиции; надлежащую степень знания населением законов, высокий уровень уважения к нормам права, их авторитет; высокое качество процессов правотворчества и реализации права; эффективные способы правовой деятельности, работы законотворческих, правоохранительных, управленческих и других органов; законопослушность граждан и должностных лиц[218][219].

Правовая культура выполняет функции по отношению не только к правовой системе и правовой жизни, но и культуре общества в целом. По данному признаку функции правовой культуры отличаются от функций права и иных составляющих правовой жизни. Это обусловлено во многом различием правовой культуры и правовой жизни, правовой культуры и правовой системы. Функции правовой культуры проникают вглубь общества, пронизывают как правосознание, так и иные формы общественного сознания, упорядочивают как правовую жизнь, так и культурный пласт общества. Функции правовой культуры выходят далеко за рамки права и правовой системы, охватывая различные виды культурной деятельности, способствуя упорядочению культурной жизни, содействуя культурному прогрессу. История содержит много примеров о том, как правовые памятники (Законы Хаммурапи, Декларация Великого Кира, «Русская правда» и др.), классические юридические трактаты и

сочинения (труды Платона, Аристотеля и др., сочинения римских юристов, труды по мусульманскому фикху основателя ханафитского толка - Абу Ханифы и т. п.) и иные достижения юридической культуры человечества оказывали плодотворное воздействие на последующее развитие философской и научной мысли, содействовали культурному прогрессу. Духовные и материальные достижения юридической культуры содержат историческую память различных народов, их традиции и обычаи, являются своего рода культурными кодами человечества. Они выполняют необходимую для человечества информационную функцию, содержат полезную информацию о существовавших в прежние исторические эпохи социальных порядках, общественном и государственном строе, уровне правосознания и состоянии правовой системы.

Правовая культура как самостоятельное культурно-юридическое явление обладает своими собственными, специфическими функциями. В связи с этим возникает вопрос о соотношении между функциями правовой культуры и функциями её элементов (право, правосознание, юридическая ответственность и др.). В научной литературе предприняты усилия по разграничению, в частности, функций права и правовой системы потому, что первые предполагают внутриправовое регулирование на основе общеобязательных норм, а вторые - обозначают правовое воздействие при помощи правовых средств или средств, способных быть таковыми[220]. Можно также привести различные аргументы в пользу разграничения функций правовой культуры и правосознания, правовой культуры и юридической ответственности.

Вполне понятно, что право, правосознание, правовое воспитание, юридическая наука, юридическая ответственность и другие правовые явления имеют собственные функции. Если рассматривать указанные явления в отдельности, в качестве объекта отдельного, специального познания, то очевидно, что они имеют собственное функциональное назначение. Однако в случае исследования их функций в рамках элементов некоего целого,

функциональная характеристика указанных явлений приобретает иные очертания. В данном случае следует руководствоваться общими философскими принципами и приемами научного анализа. Функциональная характеристика правовой культуры в рамках общефилософского подхода предполагает исследование функций правовой культуры с точки зрения «взаимосвязи отдельных частей в рамках некоторого целого»1. В рамках структурно­функционального анализа понятие функции имеет два значения: служебная роль одного из элементов социальной системы по отношению к другому или к системе в целом; зависимость в рамках данной системы, при которой изменения в одной части оказываются производными (функцией) от изменений в другой её части. В этом смысле функциональная зависимость может рассматриваться как вид детерминизма[221][222].

С учетом указанных общефилософских принципов и приёмов научного анализа представляется необходимым исследовать соотношение функций правовой культуры и функций её структурных элементов с точки зрения их системной, структурной и функциональной зависимости. Право, правосознание, правовое воспитание, юридическое образование и другие правовые явления и институты в качестве структурных компонентов правовой культуры выполняют функции с учётом функционального назначения правовой культуры.

Во-первых, функции структурных элементов правовой культуры подчиняются общим целям и социальному назначению правовой культуры. Указанные функции содействуют нормальному функционированию всех компонентов правовой культуры, иными словами, создают правовую базу, необходимую для нормального развития культурно-юридической среды. Причем речь идет о создании не столько нормативно-правовой, сколько правовой среды на основе действия нормативных правовых актов, правовых обычаев, правосознания, правового воспитания, правового образования, юридической науки и т. д.

Во-вторых, компоненты правовой культуры взаимосвязаны, благодаря чему они обеспечивают внутреннее строение правовой культуры, её архитектуру. Именно внутрисистемная связь, взаимодействие, взаимоотношение между компонентами правовой культуры создает каркас, столь необходимый для функционирования правовой культуры. В этом плане функциональный анализ правовой культуры предполагает её исследование с точки зрения связей между её разнообразными и разноуровневыми элементами внутри правовой культуры как целостного образования. Например, воспитательная функция правовой культуры может быть раскрыта в полной мере с учетом взаимосвязи между правом, правосознанием, правовым воспитанием, правовым образованием, юридической наукой, деятельностью соответствующих государственных учреждений и институтов гражданского общества. Все указанные элементы правовой культуры участвуют в реализации воспитательной функции правовой культуры. Понятно, что воспитательная функция правоохранительных органов, исправительных учреждений, общественных объединений, граждан, СМИ и др. осуществляется характерными им методами, формами, средствами. Однако их деятельность направлена на повышение уровня правовой культуры. Правовое воспитание, правовое обучение и юридическое образование нацелено на правовую культуру. Достигается такая общность целей благодаря связям разнопорядковых элементов правовой культуры.

Можно утверждать, что правовая культура выполняет координирующую функцию в культурно-юридической среде. Данная функция правовой культуры проявляется в том, что в рамках правовой культуры функции различных её элементов входят в состояние взаимосвязи и взаимоотношения, подчиняются целям правовой культуры, проводятся в жизнь в рамках её социального назначения, приобретают социально-культурную направленность.

В-третьих, функциональная характеристика правовой культуры должна осуществляться в рамках структурно-функционального анализа. В данном случае функциональное назначение правовой культуры проявляется в следующих формах: а) служебная внутриструктурная роль одних элементов

правовой культуры по отношению к другим её элементам. Например, служебная роль права по отношению ко всем элементам правовой культуры - правосознанию, правовому образованию, правотворчеству, правоприменению и т. д.; б) служебная роль разных элементов правовой культуры по отношению к правовой культуре в целом (роль права, правосознания, правового обучения, законотворчества, юридической техники и т. п. в реализации функции правовой культуры); в) взаимозависимость между элементами правовой культуры в смысле изменчивости одних элементов в результате изменений в других компонентах (к примеру, изменение в правопонимании приводит к изменению в правосознании, соответственно к изменению функций правовой культуры).

В литературе предлагаются различные классификации функций правовой культуры. Так, В.П. Сальников различает следующие специфические функции правовой культуры: познавательно-преобразовательная, праворегулятивная, ценностно-нормативная, правосоциализаторская, коммуникативная и прогностическая1.

М.Г. Баумова различает такие функции правовой культуры, как охрана прав, свобод и обязанностей, трансляция передового опыта и др.[223][224] Р.Т. Мухаев различает следующие функции правовой культуры: регулятивная, правовой социализации, оценочная, прогностическая[225]. В рамках другой классификации различаются воспитательная, преобразующая, коммуникативная функции правовой культуры[226], или познавательно-преобразовательная,

праворегулятивная, ценностно-нормативная, правосоциализаторская функции[227].

Т.Н. Радько функции правовой культуры группирует следующим образом: 1) функции идейно-психологической (внутренней) направленности, обеспечивающие более глубокое познание субъектами правовой действи­тельности; 2) функции социально-практической (внешней) направленности, обеспечивающие развитие их социально полезной правовой ориентации. В

первую группу включаются познавательные, аксиологические, прогно­стические функции. Вторая группа имеет преобразовательные, коммуни­кативные, регулятивные, воспитательные функции1.

В.Н. Карташов и М.Г. Баумова функции правовой культуры разделяют на общесоциальные и специально-юридические группы. Общесоциальные функции правовой культуры включают экономическую, политическую, социальную, идеологическую, экологическую, демографическую и другие функции. К специально-юридическим функциям правовой культуры они относят правообразующую, регулятивную, прогностическую, правосоциализаторскую, ценностно-нормативную, коммуникативную функции[228][229].

При классификации функций правовой культуры учитываются также аналогичные приёмы классификации культуры в целом[230]. В культурологии широко применяется приём классификации функций правовой культуры. Например, различаются функция трансляции социального опыта, регулятивная, познавательная, ценностная, коммуникативная функции. Указанные функции культуры внешне совпадают с функциями правовой культуры. Аналогичные функции правовой культуры выделяются также в юридической литературе. Однако по своему содержанию функции культуры и функции правовой культуры отличаются друг от друга.

С одной стороны, правовая культура как часть культуры общества выполняет функции, подчиненные общим целям и социально-культурной, цивилизационной направленности культуры. Культурно-юридическая среда неотделима от общей культурной среды. Человек с его взглядами, представлениями, убеждениями, ценностными установками на жизнь живёт в определенной культурной среде. Культурная картина мира отражается на сознании и поведении человека, в том числе на его юридическом сознании.

Достижения письменности, языка, науки, моральные ценности, нравственные, традиционные, ментальные устои жизнедеятельности общества и его членов влияют на правосознание людей, деятельность политических и юридических институтов и учреждений. Поэтому функции правовой культуры осуществляются в сфере правовой жизни общества, которая, как известно, является одной из сфер общественной жизни и неразрывной частью культурной жизни. Функции правовой культуры не могут выстраиваться и осуществляться изолированно от функций культуры.

С другой стороны, функции правовой культуры осуществляются при помощи специальных средств, форм, методов в процессе юридической (правотворческой, правореализационной, правоприменительной,

правовоспитательной, судебной, правоохранительной, адвокатской и иной) деятельности. К примеру, при реализации воспитательной, ценностной, коммуникативной и других функций правовой культуры используются широкий потенциал и возможности разных элементов правовой культуры (ценность и регулятивные возможности права, формы и методы юридического профессионального образования и т. д.). Определение специфики функций правовой культуры имеет методологическое значение для выявления их отличия от функций культуры. В противном случае стирается грань различия между функциями культуры и функциями правовой культуры.

Познавательная (гносеологическая) функция правовой культуры связана с аналогичной функцией человеческой культуры. Значение культуры проявляется в том, что она накапливает положительный социальный опыт человечества, передает этот опыт из поколения в поколение, тем самым накапливает и передает в наследство необходимые социальные знания. Культура служит важнейшим источником познания социального опыта человечества. Культура осуществляет, по словам Н.А. Бердяева, «истину в познании, в философских и научных книгах»[231].

Познавательная функция правовой культуры опирается на способность правовой культуры накапливать материальные и духовные правовые ценности. Правовая культура служит социальной и интеллектуальной юридической памятью. В то же время она формирует способы и механизмы познания ценностей правовой культуры.

Познавательная функция правовой культуры имеет преобразовательную направленность. Она имеет первостепенное значение для формирования правового государства и гражданского общества. Данная функция, с одной стороны, способствует познанию накопленных в сфере правовой культуры материальных и духовных достижений, их переосмыслению, применению в практической деятельности. Она служит целям выстраивания правовоспитательной и образовательной политики государства, повышения уровня правосознания, привития членам общества позитивных правовых установок и убеждений. С другой стороны, указанная функция направлена на преобразование правовой жизни, улучшение работы всех юридических служб, повышение качества подготовки юридических кадров, совершенствование их профессионализма, искоренение коррупции, злоупотреблений, бюрократизма.

Большое значение для обеспечения преемственности материальных и духовных достижений правовой культуры имеет функция трансляции (передачи) юридического опыта. Данная функция правовой культуры служит целям передачи позитивного юридического опыта из поколения в поколение, от одной эпохи к другой эпохе. Разрыв юридической преемственности обрекает новые поколения людей на потерю юридической памяти.

Функция трансляции передового юридического опыта неразрывно связана с преемственностью достижений правовой культуры. Сущность преемственности заключается, считает Т.В. Наконечная, в «удержании, сохранении и использовании отдельных элементов предшествующего уровня правового развития в последующем»[CCXXXII].

При этом правовая культура не только накапливает позитивный юридический опыт, но и способствует его переосмыслению. Накопленный правовой опыт предстоит не только использовать, но и переосмыслить. Правовая культура содержит весь тот многообразный опыт, который накоплен человечеством, подлежащий, естественно, переосмыслению, выражает убежденность Ж. Карбонье1.

Правовая культура накапливает позитивный опыт людей в сфере государственно-правовой жизни, передаёт данный опыт от поколения к поколению и способствует его переосмыслению. Юридический опыт, накопленный в предыдущие исторические периоды, передается будущим поколениям через его осознание и переосмысление. Процесс преемственности культурно-юридического опыта подчиняется общим законам поступательного исторического развития, общественному и культурному прогрессу. Предшествующий опыт не копируется, а переосмысливается в новых исторических реалиях. Именно переосмысление накопленного опыта служит целям преемственности и новизны в историческом прогрессирующем развитии.

Функция трансляции юридического опыта служит также целям сохранения и передачи национальных традиций, обеспечения национальной идентичности. Преемственность, по словам Н.А. Михалевой, «предполагает сохранение национальной идентичности, традиций, гуманистических ценностей, обеспечивает синтез элементов традиционного и современного в правовой системе государства, обеспечивает этой системе необходимую стабильность»[233][234].

Указанная функция правовой культуры способствует, например, преемственности накопленных в древней истории таджиков достижений правовой культуры, их передаче новым поколениям в рамках их

национальной идентичности. В то же время обеспечивается процесс слияния предшествующих правовых традиций с современностью в рамках устойчивости устоев традиционного общества. Такая преемственность в развитии национальных компонентов правовой культуры таджиков в их истории наблюдалась не раз. Так, в эпоху распространения ислама со всеми её культурными ценностями, накопленные веками традиции арийской культуры синтезировались в новую культурную среду. Отдельные элементы арийской культуры, несмотря на их несоответствие элементам исламской культуры, сохранились среди таджиков и в наши дни. В период становления советской власти, в частности в 20-е - 30-е годы прошлого столетия, в рамках глубокой трансформации традиционного таджикского общества произошел синтез национально-культурных традиций с элементами новой советской культуры. Несмотря на разные вехи синтеза традиционного и современного, национально-культурные традиции таджиков сохранялись и передавались из поколения в поколение, что свидетельствует об устойчивости традиционного общества.

В современный период глубоких постсоциалистических преобразований функция правовой культуры по трансляции культурно-юридического опыта способствует преемственности и новизне в правовом развитии общества в рамках синтеза традиционных и современных культурно-юридических ценностей. Данная функция нацелена на построение правового государства и гражданского общества в Таджикистане на основе сохранения и использования национально-культурных традиций, цивилизационной самобытности таджиков. У каждого народа - свой путь к правовому государству. В каждой стране формируется идентичное её устоям и уровню развития гражданское общество. В Таджикистане выстраивается собственная модель правового государства и гражданского общества на основе культурных правовых традиций, национальной идентичности, синтеза традиционности и современности.

Ценностная (аксиологическая) функция правовой культуры определяется способностью правовой культуры формировать ценностные потребности и ориентиры общественного развития. Данная функция проявляется, с одной стороны, в ценностном значении самой правовой культуры, в её ценностях. Правовая культура и образующие её внутреннее содержание правовые ценности (справедливость, свобода, равенство, разумность, добропорядочность, уважение к законам, правам человека, законность, правопорядок и др.) выполняют аксиологическую функцию по отношению к людям, их политико-юридическим учреждениям и объединениям. Правовая культура сама по себе является социальной ценностью, что проявляется в её аксиологической функциональной направленности.

С другой стороны, указанная функция способствует ценностному измерению культурных достижений, ценностной оценке правовых явлений, институтов, процессов, отражению в сознании людей культурно-правовых ценностей. В процессе оценки людьми права, закона, законности, деятельности правоохранительных, судебных, иных правоприменительных органов, прав и свобод человека формируется правосознание, выстраиваются разнообразные модели поведения людей в рамках права и закона. Оценочное отношение людей к культурно-юридическим достижениям способствует преобразованию государственно-правовой действительности.

В то же время реализация аксиологической функции правовой культуры зависит от многих факторов. Так, на качественный уровень данной функции влияет правовая активность человека, его желание претворять в практической деятельности осознанные им правовые ценности. Безразличие к культурно­правовым ценностям и практике их реализации, равнодушие к коррупции, злоупотреблениям, правонарушениям, беззаконию не способствует достижению целей правовой культуры, в частности, её позитивной оценке. «Правовая культура личности предполагает не пассивное, созерцательное, а активное творческое отношение к духовным ценностям правового характера,

направленное на реализацию интересов индивида в пределах правовых норм»1.

Осуществлению аксиологической функции правовой культуры способствует правомерное поведение граждан. Правомерное поведение возможно в условиях ценностного отношения к закону, правам человека, законности, правопорядку и т. п. В то же время именно в рамках правомерного поведения правовые ценности проникают вглубь правовой жизни, обеспечивая её качественное состояние. Не случайно правомерное поведение характеризуется в качестве правовой ценности[235][236].

Оценка правовых явлений, институтов, учреждений и процессов зависит от мировоззрения, уровня правосознания, комплекса факторов, влияющих на личностную оценку государственно-правовой действительности (гарантии прав человека, полнота реализации свобод индивида, качество работы юридических служб, профессионализм юридических кадров и др.). На оценку государственно-правовой действительности влияют также экономический, социальный, политический, культурно-духовный уровень развития общества, мораль, религия, традиции, обычаи, сознание и менталитет населения. Привнесение инородных правовых ценностей в правовую культуру местного населения порождает проблемы в сфере их восприятия. К примеру, затруднительной является оценка привнесенных в Таджикистан западных культурно-правовых традиций. В сравнении с западноевропейскими традициями в Таджикистане уживаются и поддаются оценке те культурно­правовые ценности, которые сформировались в рамках евразийской геополитической общности. Этому в немалой степени способствуют исторически сложившиеся культурно-правовые традиции в досоветскую (в

период присоединения территории Таджикистана к царской России) и советскую эпоху.

Поэтому культурные, цивилизационные истоки, культурные контакты, исторически сформировавшееся правовое пространство, геополитические координаты близких в культурно-цивилизационном отношении стран во многом способствуют реализации оценочной функции правовой политики. Это, в свою очередь, подтверждает вывод о том, что аксиологическая функция правовой культуры в отличие от функции трансляции национальных культурно-правовых традиций выходит далеко за рамки национальной правовой системы, поскольку сопряжена с оценкой привнесенных извне правовых ценностей, а также тех достижений правовой культуры, которые сформировались и продолжают формироваться в рамках разных типов геополитических общностей. На реализацию аксиологической функции правовой культуры в Республике Таджикистан благотворно влияет вхождение республики в состав евразийского геополитического объединения, в состав СНГ, в единое постсоветское экономическое, информационное, военно-политическое, правовое, научное, образовательное, культурное пространство.

На реализацию аксиологической функции правовой культуры влияет также признание международных правовых актов составной частью правовой системы Таджикистана (ст. 10 Конституции), имплементация норм международного права в национальное законодательство. В этих условиях происходит оценка норм и принципов международного права, их соответствия национально-правовым устоям. Это требует, в свою очередь, знания норм и принципов международного права, изменения образовательного процесса, подготовки юридических кадров, способных применять международно-правовые акты в правотворчестве, правоприменении, правоинтерпретации. В то же время оценка международно-правовых норм и принципов осуществляется с учетом защиты национальных интересов.

Сближение правовых систем, формирование европейского права, правовая интеграция, унификация и гармонизация законодательства в рамках межгосударственных и иных (экономических, таможенных, военно­политических и др.) образований (СНГ, Шанхайская Организация Сотрудничества, Евразийский экономический союз, Таможенный союз и др.) влияют на качество, уровень и географические рамки аксиологической функции правовой культуры.

Регулятивная функция правовой культуры направлена на упорядочение разнообразных общественных отношений, от состояния которых зависит качественное состояние правовой жизни. В реализации данной функции участвуют, помимо права как уникального регулятора общественных отношений, также иные структурные элементы правовой культуры - правила и технологии образовательного процесса, формы, методы, средства правового воспитания (юридическая литература, СМИ и др.), правовые традиции, деловые обыкновения в различных сферах государственной деятельности, организационные, технические, информационные, этические нормы и правила научной деятельности (юридической науки), научные, образовательные, педагогические традиции и др.

Данная функция правовой культуры сопряжена с регламентацией деятельности людей. Правомерное поведение индивида, его активная правовая деятельность имеют первостепенное значение для упорядоченной жизни общества. Рост преступности и иных правонарушений, коррупция, злоупотребления, социальные конфликты, реальная угроза терроризма, рост незаконного оборота наркотических средств, вооруженные конфликты ослабляют законность и правопорядок, приводят к нарушениям прав человека, а иногда - к дестабилизации общества. В таких случаях затрудняется реализация регулятивной функции правовой культуры. Поэтому правомерное поведение людей, активизация их правовой деятельности в сферах реализации прав и свобод, осуществления свободы предпринимательской и иной экономической деятельности, свободы

договора, свободной политической, социальной, культурно-духовной, научной, творческой деятельности способствует осуществлению в полной мере регулятивной функции правовой культуры. В литературе регулятивной функции правовой культуры с учетом её значения для активизации правомерного поведения придают качество социально-ориентированной направленности[237].

Правовая культура способствует упорядочению культурно-юридической среды в целом. Она вносит порядок, организованность, стабильность в различные сферы правовой жизни общества. Регулятивная функция правовой культуры осуществляется по отношению к государственно-правовой сфере жизни общества в целом. Соответственно в реализации данной функции наряду с правом принимают участие все компоненты правовой культуры, которые обладают различными регулятивными ресурсами. Это ещё раз подтверждает вывод о том, что функции правовой культуры отличаются от функций её структурных элементов.

В регулировании государственно-правовой жизни используются также вошедшие в механизм правового регулирования нормы морали, санкционированные обычаи, юридически значимые политические, корпоративные и иные нормы. Нормативное единство разнообразных социальных норм (мораль, религия, нормы общественных организаций и др.) отражается на регулятивной функции правовой культуры. В одних случаях, государство отражает те или иные социальные нормы (мораль, обычай и др.) в законах. Не случайно санкционирование древних обычаев было одним из широко распространённых путей возникновения права. Такая практика продолжается и в наши дни.

Мораль и её нормы также отражаются в праве, начиная с древности и кончая современным периодом. Нетрудно обнаружить нравственные нормы и ценности в уголовном, гражданском, трудовом и других сферах законодательства. В Республике Таджикистан приняты и действуют Закон

«Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов» и Закон «Об ответственности родителей в воспитании и обучении детей», которые отражают традиции и обычаи в сфере проведения торжеств (свадьба и т. д.), религиозных обрядов, реализации устоявшихся традиций воспитания детей. Это служит подтверждением того, что в социальных нормах изначально заложен огромный регулятивный потенциал, и от того, насколько умело и эффективно они используются в упорядочении общественных отношений, зависит нормальное функционирование общества.

В других случаях принимаются специальные этические акты, которые отражают нормы морали и регулируют различные сферы жизнедеятельности людей и их организаций. Например, в Республике Таджикистан в последние годы приняты этические кодексы в сфере судебной, журналистской, таможенной и другой деятельности. Намечается принятие Этического кодекса научной деятельности. Указанные этические кодексы образцового поведения содержат нравственные нормы и принципы поведения в различных сферах государственной деятельности, иных сферах человеческой деятельности.

Помимо того, необходимость соблюдения нравственных норм и принципов возводится в ранг закона. Так, в соответствии с Законом Республики Таджикистан «О государственной службе» государственные служащие обязаны соблюдать в своей деятельности этические нормы поведения. Более того, в текст присяги работников органов прокуратуры, судов и иных правоохранительных органов внесены пункты, обязывающие соблюдать нормы морали. Это свидетельствует о том, что право и мораль действуют вместе, взаимодействуют в повседневной жизни. Поэтому указанные выше нравственные ценности и нормы участвуют в реализации регулятивной функции правовой культуры. Регулятивная функция, как отмечает Л.А. Петручак, «реализуется через правовые и другие социальные

нормы, обеспечивает правомерное поведение, подчинение людей и их деятельности определенным правилам»1.

Воспитательная функция правовой культуры проявляется в ее способности формировать у людей требуемые качества, которые необходимы для их самореализации и активной правомерной деятельности. «Одним из показателей правовой культуры, - пишет С.С. Алексеев, - является правовая воспитанность каждого человека, т. е. надлежащий, высокий уровень правосознания, проявляющийся не только в законопослушании, но и в правовой активности, в полном и эффективном использовании правовых средств в практической деятельности, в стремлении в любом деле утвердить правовые начала как высшие ценности цивилизации»[238][239].

Потребность в данной функции вызвана необходимостью повышения уровня правосознания, формирования добропорядочного гражданина, уважающего права человека, законы и иные правовые предписания, построения правового государства и гражданского общества. Следует обратить внимание на то немаловажное обстоятельство, что в советское время была налажена эффективная правовоспитательная деятельность государства, его органов, различных общественных организаций и служб. К примеру, активная правовоспитательная работа осуществлялась по линии общества «Знание», правовых школ, организованных в структуре юридических факультетов. Такая школа с целью пропаганды правовых знаний долгие годы функционировала в структуре юридического факультета Таджикского государственного университета. Однако на начальных этапах постсоветских преобразований данная сфера юридической деятельности была предана забвению. О том, что воспитательная функция не осуществляется интенсивно и в полном объеме, не раз указывалось в специальной литературе[240]. Поэтому современное общество остро нуждается в

налаживании организованной и эффективной системы правового воспитания с привлечением государственных органов и институтов гражданского общества.

Воспитательная функция правовой культуры требует организованной, целенаправленной, интенсивной и эффективной работы государственных органов и институтов гражданского общества, привлечения экономических, финансовых, технических, информационных, человеческих ресурсов. Она должна проводиться в рамках научно обоснованной, полноценной правовой политики в сфере правового воспитания и обучения. Данная функция охватывает различные социальные группы и институты (молодёжь, студенты, женщины, государственные служащие, семья, школа и др.), осуществляется на разных уровнях (школьное образование, вузы, учреждения и др.), осуществляется при помощи специальных юридических, технических, информационных средств.

В современных условиях воспитательная функция правовой культуры неразрывно связана с образовательной политикой государства и должна осуществляться в рамках общенациональной концепции юридического образования. От профессиональной подготовленности юридических кадров, осуществления ими пропаганды правовых знаний в процессе профессиональной правотворческой, правоприменительной,

правоинтерпретационной деятельности во многом зависит эффективность воспитательной функции правовой культуры.

Указанная функция правовой культуры предполагает формирование у человека правовых ценностей в рамках новых типов правопонимания, чувства уважения, соблюдения и исполнения законов, уважения прав человека и его личного достоинства, непримиримости к коррупции и злоупотреблениям. Смена ценностей и ориентиров общественной жизни, бум законотворческой деятельности, информатизация общества влияют на содержание и качество указанной функции правовой культуры.

Коммуникативная функция правовой культуры проявляется в процессах общения и связей людей в правовой сфере посредством правовой информации. Коммуникация представляет собой взаимодействие между субъектами, опосредованное некоторым знаковым объектом (текстом)1.

Коммуникативная функция правовой культуры обусловлена во многом коммуникативной природой самого права. Право является специфической формой коммуникации и обладает такими коммуникативными свойствами и возможностями, как специфический социальный язык, универсальный способ социального взаимодействия, процесс непрерывного воспроизводства правовых коммуникаций[241][242]. Право, по словам А.В. Полякова, «как практическая система действия, основано на взаимопонимании, без которого само его существование невозможно. Ведь права нет там, где отсутствует взаимосоотнесенное поведение. Нет иного социального явления, которое бы в большей степени зависело от успешности коммуникации, чем право. Действительно, нет права без информации, структурированной источником права и адресуемой субъектам правовой коммуникации»[243].

Правовая культура в рамках коммуникативной теории оценивается в качестве правовой среды обитания людей, как суммативный продукт процесса правовой коммуникации, и одновременно - как условие и среда её бытия[244]. Коммуникативная функция правовой культуры осуществляется по следующим информационным каналам: 1) научно-юридический: распро­странение идей ученых-юристов посредством научной литературы; 2) учебно-правовой: посредством воздействия через учебный процесс на обучающихся; 3) информирование населения правоохранительными и судебными органами о правоприменительной практике; 4) юридическое ин -

формирование через средства массовой информации, электронные компью­терные системы, различные виды литературы, искусства и т.д. [245]

Прогностическая функция правовой культуры проявляется в её способности прогнозировать тенденции и пути развития правовой жизни, предлагать меры по устранению и разрешению возникающих на пути её развития противоречий и проблем. Данная функция правовой культуры выполняется всегда, поскольку как сама правовая культура, как самостоятельный социально-правовой феномен, так и отдельные её структурные элементы нацелены на будущее, на обеспечение социально­культурного прогресса. Очевидно, что такое предназначение правовой культуры требует преодоления возникающих противоречий и преград на пути общественного прогресса на основе прогнозирования возможных тенденций развития государственно-правовой жизни.

Указанная функция правовой культуры особенно ярко и отчетливо проявляется в переломные периоды исторического развития, в периоды перехода к новым типам государственно организованного общества. Например, в постсоветских государствах в переходный период проявился комплекс противоречий общественного развития и проблем социальной жизни, успешное преодоление и разрешение которых служит залогом последующего социально-культурного прогресса. Данное обстоятельство имеет в виду В.П. Сальников, который утверждает: «Сегодня мы столкнулись со многими противоречиями, имеющими непосредственное отношение к правовой культуре. ... Сегодня противоречия объясняются глубиной и тяжестью деформаций минувших лет, запущенностью дел в различных сферах экономики и социальной жизни, в том числе и в правовой сфере. Все это, конечно, влияет и на нашу правовую культуру. Вот почему исходной предпосылкой прогнозирования развития правовой культуры выступает исследование не только наличного состояния правовых ценностей, но и

поиск путей, устраняющих противоречия в законодательстве и в правовой системе, обеспечивающих всестороннее развитие личности»[246].

Прогностическая функция правовой культуры проявляется также в сфере прогнозирования развития законодательства, что немаловажно в условиях проводимых реформ. В Республике Таджикистан приняты государственные программные документы и концепции в сфере прогнозирования развития законодательства. В целях определения перспектив развития законодательства была принята Концепция прогнозного развития законодательства Республики Таджикистан, которая утверждена Указом Президента Республики Таджикистан от 19 февраля 2011 года (№ 1021).

В целях реализации Концепции прогнозного развития законодательства постановлениями Правительства Республики Таджикистан утверждены: Государственная программа по реализации Концепции прогнозного развития законодательства Республики Таджикистан в сфере государственного устройства, правозащиты, обороны и безопасности на 2012-2015 годы (1 марта 2012 г.); Государственная программа по реализации Концепции прогнозного развития законодательства Республики Таджикистан в сфере гражданского и предпринимательского законодательства на 2012-2015 годы (1 марта 2012 г.); Государственная программа по реализации Концепции прогнозного развития законодательства Республики Таджикистан в области обеспечения международных отношений на 2012-2015 годы (1 марта 2012 г.); Государственная программа по реализации Концепции прогнозного развития законодательства Республики Таджикистан в аграрной отрасли и в сфере защиты окружающей среды на 2012-2015 годы; Государственная программа по реализации Концепции прогнозного развития законодательства Республики Таджикистан в сфере финансов, налогообложения, таможни и банковской деятельности на 2012-2015 годы (3 апреля 2012 г.);

Государственная программа по реализации Концепции прогнозного развития

законодательства Республики Таджикистан в сферах труда, социальной защиты и образования на 2012-2015 годы.

<< | >>
Источник: Насурдинов Эмом Сайфудинович. Формирование правовой культуры в Республике Таджикистан в условиях углубления культурно-цивилизационных различий: проблемы теории и практики. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2014. 2014

Еще по теме Функции правовой культуры:

  1. §1. Место и роль правовой культуры в правовой жизни общества
  2. §2. Отличительные черты англосаксонской правовой культуры в США и Англии
  3. § 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.
  4. § 1. Обычай как форма проявления правовой культуры
  5. §2. Уровни и типы правовой культуры личности в информационном обществе
  6. §1. Роль Интернета в формировании правовой культуры личности
  7. §2. Доминанты духовности и системообразующие идеи западноевропейской правовой культуры
  8. Понятие правовой культуры в рамках многообразия теоретико­методологических подходов
  9. Структура правовой культуры
  10. Функции правовой культуры