<<
>>

§2. Доминанты духовности и системообразующие идеи западноевропейской правовой культуры

Западноевропейская духовность отличается доминированием рациона­лизма и политичности.

Европейский рационализм является, в числе прочего, показателем актив­ного взаимовлияния европейской и средневосточной, а именно - арабской куль­туры.

Однако западноевропейский рационализм качественно отличен от араб­ского рационализма и характером, и базовым сочетанием с другими элементами духовности , Рациональность европейца универсальна. C одной стороны, она открыта и силе последовательной, отвлеченной логической мыс­ли, и эмпирической данности. C другой стороны, она носит преимущественно философский характер, имеет тенденцию к предельным обобщениям и к сен­тенциям. Еще со времен античности занятия теоретическими вопросами в смысле "созерцательной ?3hh"считались высшей формой жизнедеятельности, превосходящей чисто практические занятия. Самосознание и самопознание - ядро философского мышления - суть добродетели собственно европейские.

Западноевропейский рационализм имеет спекулятивный характер, содер­жит установку на отвлеченно-категориальное воспроизведение знаний о мире. "Холодный" философствующий рационализм ориентирован на поиск истины ради самой истины, а не на достижение каких-либо прикладных результатов2;

* См.: Исторические типы рациональности. M., ^,МсЮнбергер ГК Единый разум и мно- ообразие рациональностей // Вопросы философии. 1997. №9; Нугаев Р.М. Исторические ти­пы рациональности // Вопросы философии. 1998. №1.

Вершинами такого способа рационального мышления являются произведения классиков Немецкой классической философии: И Канта, ГВ Ф Гегеля. ИГ Φ,lxτeНеогегельмютво

420 он в корне чужд, например, философствующему рационализму, сложившемуся в российской мыслительной культуре, разворачивающемуся не на пути спеку­лятивного познания, а в аспекте поиска с мьісложизі генной доктрины, поиска и обретения человеком себя в природном и социальном Космосе.

Иррационали­стическое направление в философской мысли Европы - лишь крайность рацио­нализма, поскольку, в сущности, связана с потребностью в рациональном обос­новании несостоятельности, немощи постижения сущности бытия рациональными средствами.

Не менее характерной чертой европейской рациональности является ее, так сказать, "заземленность": рационализм имеет смысл как господствующий способ понимания, мотивации и образа жизни человека. Повседневный быт, материальная жизнь, политика, право - все, что угодно, воспринимается лишь в сетке закономерностей, на основе очевидности детерминизма явлений (или де­терминизма понятий). В полной мере эти установки реализовались в условиях европейского капитализма. Европейский рационализм привел к отказу от тра­диционного пути развития общества; он оказался положенным в основу циви­лизационных процессов, обездушевленности и механистичности социального существования1.

Своеобразие западноевропейской духовности обусловлено также доми­нированием политичности2. Связь с ней определяет базовые сочетания всех неокантианство, феноменология XIX-XX вв. во всех их разновидностях лишь развили, уси­лили, обострили спекулятивный характер западноевропейского философского мышления

См. об этой характеристике западной цивилизации, например: Камю А. Бунтующий чело­век. M., 1990, Маркс К. Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.23; Он же. Экономико­философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. M., 1956; Маркс KtЭнгельс Ф. Немецкая идеология // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.З; Ортега-и- Гассет X . История как система//Вопросы философии. 1996. №6; Титаренко А.И. Антиидеи. Опыт социально-этического анализа. M., 1976; Тойнби А. Цивилизация перед судом истории. СПб., 1996, Фромм Э. Быть или иметь? M., 1990, Он же. Некрофилы и Адольф Гитлер // Во­просы философии. 1991. №9, Хейзинга ИHomo Iudens. В тени завтрашнего дня M., 1992; Шепер М. Ресентимент в структуре моралей СПб., 1999; Шпенглер О.

Закат Европы. Т.1. M., 1993.

2По данному вопросу см., в частности: Аннерс Э. История европейского права. M., 1994; Борман Г. Западная традиция права, M., 1999, Данэм Б. Герои и еретики. Политическая исто­рия западной мысли. M., 1967; Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. M., 1995; Конова­лова Л. В. Растерянное общество. M., 1986, Никитин Е.П., Никитина А,Г. Загадка "Государя"

421 других элементов духовности. Западный человек (где бы территориально он ни существовал) - существо политическое1. Быть им - значит быть гражданином, членом государства, и, тем самым, быть обязанным жить и действовать в соот­ветствии с законами и целями государства.

Европейская политичность, как доминанта духовности, характеризуется следующим: ориентацией на социальные, точнее - на социально- экономические различия между людьми и народами2; приоритетом социальных свойств человека, сконцентрированных в идее гражданственности; приорите­том феноменов свободы, ответственности, социальной зависимости; гипертро­фией отношений господства и подчинения3; связью властвования с рациональ­ными аспектами жизни. По своей логике политическое сознание компромиссно, T стало быть, компромиссный характер имеет европейская духовность в целом. Политизированное сознание нацеливает на поддержание или изменение суще­ствующих социально-классовых структур, а не иа создание идеализированной реальности. Политическое сознание полностью охватывается задачей открыто­го и непосредственного проведения в жизнь интересов определенных социаль­ных сил. Юридическое право, законотворчество "по-европейски" развертывает­ся именно в рамках этой логики. Здесь правовое сознание - некая форма, не обязательно отражающая сущность социального материала.

политизм как идеология политики) // Вопросы философии. 1997. №1, Проблемы буржуаз­ной государственности и политико-правовая идеология. M., 1990; Фридмэн Л. Введение в імериканское право. M., 1993; Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. M., 1995, Хайек Ф.А. Дорога к рабству // Вопросы философии. 1990. №№10-12.

Об этом писал еще Аристотель.

' См.: Баллестрем К.Г.Homo Oeconomicus? Образы человека в классическом либерализме // вопросы философии 1999. №4; Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. M., 1995; Кучура- Itf И. Экономическое неравенство, права человека, демократия и свободный рынок ∕∕ Вопро­сы философии. 1993 №6; Маркс К. К критике политической экономии // Маркс К., Энгельс 1>. Соч., т.13; Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.З; Лроблемы буржуазной государственности и политике-правовая идеология. M., 1990.

’ См.: Губарь А.И. Собственность и власть. Барнаул, 1993; Данэм Б. Герои и еретики. Поли- гическая история западной мысли. M., 1967, Демидов А.И. Власть в единстве и многообразии ;е измерений // Государство и право 1995. №11; Кейзеров Н.М. Власть и авторитет: критика буржуазных теорий. M., 1973; Мальцев Г.В. Буржуазный эгалитаризм; эволюция представле­ній о социальном равенстве в мире капитала. M., 1984; Панарин А. С. Философия политики. Л., 1994 и др.

422

Западное общество политизировано, и как следствие - атомизировано и высокодинамично. Принципы правового сознания здесь вполне естественны, а потому юридическое право и право как форма стихийной жизни общества в це­лом совпадают1.

Сказанное о политичности позволяет понять, почему западноевропейская философско-правовая мысль исходит, с одной стороны, из неразрывности пра­вовой и политической жизни, права и государства, вплоть до их отождествле­ния, а с другой стороны, она исходит из противопоставления гражданского об­щества и государства. Повсюду в истории политико-правовых идей мы видим поиски принципов и средств, которые должны ограничить власть, насилие. Своеобразие Запада состоит лишь в том, что здесь политическая культура воз­ложила функции такого ограничительного принципа и средства на право.

Следствием анализа доминант западноевропейской духовности должно явиться признание системообразующей роли за идеями свободы, гражданского общества, закона и естественных прав человека.

Идея свободы выражает способность проявления человеком своей воли; она указывает на условия и возможность права, содержит всеобъемлющую ин­дивидуалистическую установку общества. Идея свободы характеризует некото­рые изначальные положения для любого правового отношения. Наиболее ярко системообразующее значение этой идеи выражено в философско-правовой сис­теме Гегеля. Гегель развернул, применительно к феномену права, диалектику всей совокупности правовых понятий из исходной идеи свободы[119][120]. Право для него - проявление свободы воли и ее форма. Из идеи свободы, в контексте ев­ропейской правовой культуры, прежде всего, дедуцируются идеи суверенитета, автономии, неподопечности личности.

Идея свободы является непосредственным и первым выражением поли-

423 тичности западного общества. Невозможно понять правовую культуру Запада, не поняв смысла и динамики идеи свободы. Именно в системе европейской правовой культуры идея свободы предстает, прежде всего, как идея политиче­ской свободы. Именно эта форма свободы является действительным условием прав человека, как и права в целом,.

"Ипостасью" свободы в ее политизированном аспекте является идея гра­жданского обществе?, глубоко чуждая всем восточным, традиционным обще­ствам. Существовало ли такое понятие в ту или иную конкретную историче­скую эпоху или нет - смысл этой идеи был, так или иначе, всегда воплощен в западном правосознании3.

Идея гражданского общества выражает тенденцию и установку на само­стоятельность, а в определенном смысле и на независимость, противопостав­ленность жизни гражданина государственной форме организации власти, пуб­личному принуждению. Она обозначает границы произвола государства, политической власти, насилия; она указывает на служебное предназначение го­сударства, в некотором смысле - на его вторичность по отношению к граждан­скому обществу. И. Кант предельно точно выразил системообразующий смысл этой идеи, определив право как институт гражданского общества, призванный

1 См. об этом: Роботов С.В., Жигачев И. JO.Введение в правовую систему CTTIA M., 1997, Бранкенбург Э., Брюйсма Ф, О голландской правовой культуре // Государство и право. 1994. №12; Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения. M., 1990; Гринберг JI.Γ., Новиков А.И. Критика современных буржуазных концепций справедли­вости. M., 1977, Дженис M., Кэй P., Бредли Э. Европейское право в области прав человека: практика и комментарий M., 1997; Желтова В.П. Философия и буржуазное правосознание. M., 1977; Кэмпбелл Д. Свобода и сообщество // Вопросы философии. 1992. №12; Мальцев Г.В. Буржуазный эгалитаризм, эволюция представлений о социальном равенстве в мире ка­питала. M., 1984; От Эразма Роттердамского до Бертрана Рассела (Проблемы современного буржуазного гуманизма и свободомыслия). M., 1969; Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2-х тт. M., 1992, Xeiide JLОсуществление свободы. M., 1995.

2 См.; Гаджиев LCC.Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии 1991. №7, JJeeuu И.Б. Гражданское общество на Запа­де и в России // Полис. 1996. №5; Макаров О.В. Гражданское общество и правовое государ­ство // Правоведение. 1993. №3, Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилиза­ции. 4.2. M., 1998, Федоров В.П. Истоки идей правового государства. Владивосток, 1994.

Заметим, что сам феномен Запада имеет, конечно, не географические, а историко- культурные координаты. Запад, как историко-культурное образование, начал формироваться в период, совпавший с мировой экспансией европейских морских держав, т.е. примерно с XlV в.

424 защитить гражданина от произвола государства1. Идея гражданского общества сопрягается с мыслью о правовой жизни людей, тогда как государство в данном контексте воспринимается как область правового произвола.

Далее, западноевропейская мыслительная культура во всех своих формах опирается на идею закона. Только у европейцев мысль о законе (о юридиче­ском, позитивном законе) неразрывно связана с идеей свободы. У представите­ля восточной культуры закон со свободой не ассоциируется и вообще, как было отмечено, проблемой не является. Правовая идея закона не связана напрямую с идеей миропорядка, с божественным провидением и т.п., что характерно для мысли о законе в восточных культурах. Она говорит об общественной жизни как о порядке, об устойчивом, стабильном, положительном, конструктивном состоянии. В качестве идеи, характеризующей систему правовой культуры, за­кон воспринимается как нечто устанавливаемое в соответствии с природой со­циальной жизни и человека, как то, что является условием равнозначим ости людей в правовом отношении, условием правового равенства, гарантией право­вого отношения и формой его существования. Идея закона указывает на обез­личенность правовых реакций. Закон выступает эквивалентом справедливости в распределительном смысле2.

Системообразующей идеей европейской правовой культуры является и идея естественных прав человека. Имеется в виду не укорененность прав чело­века в вековых традициях; не божественность, не природа человека подчеркну­та в этой идее, а, во-первых, разумность, очевидность, неоспоримость прав и, во-вторых, их неотъемлемость . Они - тот предел, за которым начинается раз-

См.: Кант И. Метафизика нравов в двух частях Соч., т.4, ч.2. M., 1965.

См.: Бержель Ж.-Л. Общая теория права. M., 2000; БогдановскаяИ.Ю. Закон в английском іраве. M., 1987; Вебер М. Легитимный порядок // Новое время. 1995. №26; Гринберг Л.Г., Новиков А.И. Критика современных буржуазных концепций справедливости.’M., 1977; Роулз 1ж. Теория справедливости. M., 1995

См.: Алексеев С.С. Философия права. M., 1997; Козловски П. Общество и государство: не- ізбежньїй дуализм. M., 1998; Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.1; Нерсесяну В.С. Философия права. M., Новгородцев П.И. Истори-

іеская школа юристов M., 1999; Тихонравов Ю.В. Основы философии права. M., 1997.

425 рушение личности, общества, права, с которого общество теряет разумный ха­рактер.

В идее естественных прав человека закреплен принцип подтверждения и обеспечения минимального социального пространства человека, являющегося совокупностью его притязаний в социальной жизни. Эта идея в правовом ас­пекте выражает индивидуализированность сознания западноевропейца. К сло­ву, в российской культуре идея естественных прав человека никогда не была определяющей для массового правового сознания.

Таким образом, системообразующие идеи западноевропейской правовой культуры в своем единстве освящают первичность прав человека и вторичность его обязанностей и ответственности. Поэтому право выступает здесь сферой и формой социальных притязаний людей, организуемой, корректируемой, обес­печиваемой положительным правом и государством.

Смысловой каркас многим философско-правовым теориям придают идеи, как бы дедуцированные из описанных выше системообразующих идей, а имен­но: идея автономии индивида в совершении выбора, идея индивидуальной пользы и ее максимальной реализации, а также общей пользы для совокупности индивидов, идея договора и права, определяющего основные свободы и их га­рантии, идея государства как гарантии договоров, защитника прав и блюстите­ля общественных интересов и т.д.

<< | >>
Источник: Малахов Валерий Петрович. ПРИРОДА, СОДЕРЖАНИЕ И ЛОГИКА ПРАВОСОЗНАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2001. 2001

Еще по теме §2. Доминанты духовности и системообразующие идеи западноевропейской правовой культуры:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. §1. Доминанты духовности и системообразующие идеи восточных правовых культур
  4. §2. Доминанты духовности и системообразующие идеи западноевропейской правовой культуры
  5. §4. Направления сравнительного анализа западноевропейской и российской культурных форм правовой духовности