Задать вопрос юристу

Антропология права: базовые категории и определения

I Социальный процесс — сложная, мноїосоставная и многоуровневая категория. Это одновременно и политический процесс, связанный с произ­водством и воспроизводством институтов публичной власти, и тридический процесс, определяющий нормативные условия, гарантии и ограниченияор ганизации и осуществления социальных действий и процедур.

Вместе с тем это и социокультурный процесс, в котором получают свое выражение раз­нообразные предпочтения, социальные ориентации и оценки существую­щих институтов власти, собственности и управления. Их взаимодействием определяются, в конечном счете, и конкретные параметры и перспективы развития, как самой социальной системы, так и обслуживающих ее соии окультурной, институциональной и нормативной подсистем.

Изучение вопроса нуждается в широком дисциплинарном контексте си­стемного концептуального и практического осмысления. В полном объеме своего исследовательского потенциала — историко-генетическом, социо­культурном и сравнительно-правовом — новый инструментарий и новое со­держание разнообразных исторических практик социального общения могут быть получены и представлены именно в рамках «Антропологии права», ак тивно развивающей свой предмет и категориально-понятийный аппарат'. Ее базовая проблематика — человеческое измерение социальных, полити­ческих и социокультурных процессов и отношений. Ее базовые концепты определяются смыслом человеческого существования, его двойственной природой, одновременно биологической и социокультурной, поофанной и сакральной, коллективной и индивидуальной.

Исследование форм и методов социального поведения применительно к различным цивилизационным, т. е. культурно-антропологическим, аспек­там жизнедеятельности социальных институтов может составить общее

3. Антропология права: базовые какікірии и іііі|шді ікміия , 113

аеедение в теорию социальных систем. Различия и кун vi’in.i.. традициях коллективных и индивидуальных форм общения самым нічіоередеї ценным образом отражаются в структуре и динамике ра паї і ня і радишюіііи.іх и со­временных обществ. Именно различия систем норма і інших модальностей социального общения прошлого и настоящею и тан ыиляют еобсі венный предмет антропологии права как составпоіі части юридической науки и сравнительного правоведения. В основании ее предмета лежит фунда­ментальное различение онтологических и аксиологических оснований пра­ва — источников права и правовых репрезентаций, права как социального института и права как представления о праве.

Базовая функция социального процесса — признание или непризнание существующих практик политико-правовой коммуникации. Разнообразие их исторических форм подтверждает представленный тезис. Здесь и ритуа­лы, сопровождающие значимые аспекты социальной жизни; инициации или практики обретения новых социальных статусов; культовые практики и об ряды почитания своих предков и своих богов; коронации, обеспечивающие восхождение на высшие уровни социальной иерархии. Все это и многое другое из накопленного опыта становления, интеграции и дифференци­ации исторически различных человеческих сообществ заключает в себе феномен мотиваций и действий, ожиданий и предпочтений в терминах нормативно-должного порядка социальных отношений.

В этом смысле категория признание образует универсальный социо­культурный концепт, институт и процесс, сопровождающий практически все аспекты организации и функционирования социально-политических систем как традиционных, так и современных обществ. Им определяются онтологические (бытийные) основания субъектности различных социаль­ных категорий и исторических форм их социального выражения.

Именно антропологически ориентированная юриспруденция позво­ляет под новым углом зрения увидеть глубокие культурно-цивилизацион­ные различия в исторических практиках организации систем социальной и политической коммуникации, в том числе важнейшей составляющей — социокультурной легитимации. Освоение теоретико-методологического и историко-культурного массива знаний разнообразных форм и способов воспроизводства социальных институтов имеет фундаментальное значе­ние в изучении нормативной географии прошлого и настоящего. Оно связано с пониманием нормативных границ использования отдельных правовых систем в типологически и исторически различных культурах социального общения или присутствия нормативных элементов прошлого в настоящем.

2. Антропологический подход в изучении социальных систем и про­цессов позволяет уйти от классических позитивистских (объективистских) моделей описания и объяснения механизмов их воспроизводства. В осно­вании антропологического концеп та действительности лежат субъективные гуманитарные (аксиологические, социокультурные, историко-антрополо­гические) факторы и условия развития и функционирования социальных систем.

Суть антропологического мчмерения социальной реальности может быть выявлена в формуле отиоик пне к отношениям, т. е. описание и объ­яснение культурно-исторических практ ик воспроизводства систем социаль ных отношений в рамках бинарной оппозиции признания или непризнания их действительного смысла и назначения. Все составляющие процесса ин­ституционализации реальной действительности — социогенез, нормоге- нез и политогенез — в конечном счете, определяются антропологически ориентированными культурно-историческими факторами и условиями человеческого развития.

Категория признания выражает и репрезентирует все грани правовой реальности, ее становления и развития как правового института и кон­цепта, их освоения и присвоения как приемлемых форм юридического существования. Правовая реальность — прежде всего по определению — гуманитарная реальность. Она пронизана человеческими ожиданиями и настроениями, переживаниями смысла существования — ценностными определениями сущего. В этом аспекте понимания места и роли категории признания в обшем механизме нормативной регуляции социальных отно­шений именно признание образует соционормативное (социокультурное) ядро всех возможных (реальных и потенциальных) нормативных и инсти­туциональных практик, границ и траекторий их возможных изменений и трансформаций.

Признание является несущей конструкцией юцидической (в смысле об­щей гражданской) санкции на осуществление тех или иных политик или практик поведения социальных систем. Признание дает необходимый им­пульс движению к новым формам социального общения и, как следствие, вызывает дополнительный синергетический эффект изменений в наличных правовых системах и институтах организации и осуществления власти, соб­ственности и управления.

Категория признание — интегральная часть юридического отношения к действительности, поскольку соединяет в себе онтологические и феноме­нологические основания действительности, социальное как таковое и со­циальное в его отражении, восприятии и переживании в сознании субъекта социальных действий и предпочтений.

Юридическое качество концепта признание заключено в его социаль­ной нормативности. Признание лежит в основании определения аксиоло­гического статуса (практической ценности) существующих, актуальных и потенциальных юридических форм, методов, способов нормативной организации социальных отношений в их общей системе. В этом плане социальный кризис есть кризис нормативности практик признания или непризнания наличного порядка отношений как правопорядка.

Генеалогия социального признания (электорального, политического, социокультурного) лежит в предмете юридической антропологии, опреде­ляющей глубинные осі юна пия права как такового, как социокультурной по своей сути, наряду с языком и религией, формы существования и самоопре­деления (в рамках определенной этнокультурной традиции) исторического человека. Генеалогия социального признания заключена в циклах перехода
к новому стилю межчеловеческих отношений, выраженному н ратин тых культурно- исторических формах поведения И СО И НІ II 11,1.

Действительное право живет в форме представления о праве, нагружен­ного собственными предметными, ценностными и нормат инными смыс­лами и значениями. Поскольку различные культуры характ ернтуются раз личными представлениями оправе — его источниках и языке, содержании и границах юридической организации отношений, то антропологическое измерение права позволяет совместись в своих определениях как постоян­ные, инвариантные признаки данного феномена, так и культур но-истори­ческие, производные конкретных условий существования и воспроизвод­ства различных правовых систем.

Эволюция правовых систем привязана к эволюции систем представле­ний о должном или недолжном порядке социальных отношений, которые заложены в основание различных практик признания того, что есть право и что не есть право в той или иной культуре нормативного общения.

3. Предмет антропологии права находится в области существования основных социальных категорий, относительно которых выстраиваются базовые юридические нарративы, или нормативные ядра, типологически и исторически различных систем социально-нормативного общения То есть конституирующие их принципы и ценности, практики, правосознание и правовая культура. Ее определения имеют Фундаментальное значение в понимании действительной исторической логики развития различных систем (догосударственных, переходных, государственно-правовых) со­ционормативной регуляции — их нормативного языка, лексики, семантики и структуры

Именно этим и объясняется теоретическое и практическое значение языка антропологически {ценностно) ориентированной перспективы в раз­витии юриспруденции в общем корпусе социальных и гуманитарных наук. Правовая реальность, основанная на признании должного и недолжного порядка отношений, различении своего и чужого, а в конечном счете — на изначальном, архетипически заданном принципе дифференциации соци­альной реальности на чистую и нечистую, — это одновременно концепту альная и фактическая, языковая и институциональная реальность.

Процесс признания и его нормативный язык связаны с определе­нием, прежде всего, аксиологического статуса различных социальных категорий в их общей системе общения и социальной коммуникации, т. е. иерархическим распределением по различным этажам социальной реальности.

Язык антропологически нагруженной юриспруденции позволяет не только и даже не столько описать и объяснить отдельные аспекты реаль­ности права, но прежде всего, обнаружить и сохранить в ней действитель­ное, не декларируемое присугствис человека как такового, т. е. обеспе­чить воспроизводство правовой реальности как человеческой реальности. В этом плане антропология права являегся одновременно юриспруденцией повседневности в ее социально и культурно-исторически заданных формах. Здесь встречаются метафизические м фак гические юридические основа­

ния человеческого существования, г. с. его культурно-исторический смысл и практические значения.

Целями научной дисциплины антропология права, или юридическая ан­тропология. является разработка и последовательное освоение ключевых понятий и категорий, образующих теоретико методологические основания исследования первоначальных традиционных форм социально-норматив­ного регулирования общественных отношений и их трансформации в раз­витые современные институциональные системы нормативно-правовой регуляции.

Для современного состояния теоретической и отраслевой юриспруден­ции характерно расширение предмета тематики исследования, прежде всего за счет расширения междисциплинарных связей с другими социальными науками — социологией, политологией, культурологией, лингвистикой. Антропология права, отвечая на вызовы реальной практики сосущество­вания в одном социально-политическом пространстве множества систем нормативного регулирования, призвана дать необходимый объем знаний о системе и формах взаимодействия ее отдельных составляющих сегментов в их общем культурном механизме.

Дисциплинарный статус антропологии права позволяет выйти за узкие рамки позитивистской версии понимания права, помогает ориентировать­ся в ситуации одновременного и параллельного воздействия на поведе­ние субъектов множества институциональных комплексов, порожденных плюралистической природой реальных систем социально-нормативного регулирования.

Язык антропологии права способствует воспитанию толерантного от ношения к различным социокультурным традициям и практикам — ми­фологическим, сакральным, религиозным, светским; пониманию сложной архитектуры различных юридических картин мира, определяющим челове­ческое, т. е. юридическое, лицо современного социального порядка.

Юридическая антропология как научная и учебная дисциплина имеет прямую связь с общетеоретическими и отраслевыми курсами по теории и методологии государства и права, сравнительного правоведения, истории государственно-правовых институтов'. Ее предмет корреспондирует той ча­сти курса теории государства и права, которая касается вопроса происхож­дения и генезиса систем социально-нормативного регулирования. А также сравнительного правоведения, изучающего вопросы общего и особенного в источниках, формах и содержании нормативно-правовой регламентации общественных отношений, характерных для различных моделей культурно- правовых систем современности.

Антропология права, углубляя представление об основных категори­ях, понятиях и методах данной дисциплины, претендует на статус общей

1 См.: Муромцев И. Г. Культурно исторический аспект сравнительно-правовых исследо­ваний //Методология сравнительно-правовых исследовании. Жидковские чтения: матери­алы Всероссийской научной конференции. Москва. 30 марта 2012 г. / лод ред. Г. И. Муром­цева, М.В. Немытиной. М„ 2013.

теории и методологии права. Это позволяет не только пойти в широкий социокультурный контекст возникновения и развития разнообразных юридических техник и моделей социально-нормативною регулирования и поведения, но также выявить универсальные структуры, общие смыслы и представления, конституирующие правовую реальнос ть в ее человеческом измерении.

Ее целевая, теоретико-методологическая функция состоит в разработ­ке системы представлений об исходных онтологических основаниях прав человека и гражданина, являющихся фундаментальной темой и пробле­мой философии права и теоретического правоведения. И в этом смысле антропология права является теорией понимания юридического как сферы существования и осуществления человеческой субъектности в историче­ском времени и историческом пространстве[141].

Антропология права и ее базовый концепт — правовой плюрализм наличных практик ценностно-нормативного регулирования социальных отношений — играют существенную роль как в объяснении границ про­цессов интеграции, так и в понимании пределов возможной унификации национальных правовых систем в условиях экономической и юридической глобализации.

Антропологическая перспектива в праве составляет одновременно и но­вое направление научных исследований в составе теоретического право­ведения, и новый подход в изучении государственно-правовых явлений. Оба аспекта дисциплинарной структуры антропологии права — ее предмет и метод — открывают широкие возможности развития и обогащения как содержания, так и категориально-понятийного аппарата юридической на­уки в целом[142]. Антропология права, рассматривая вопросы эволюции пра­ва в контексте эволюции представлений о праве, существенным образом обогащает и расширяет понимание границ предмета юридической науки, а также культуры в процессах становления и развития правовых институтов традиционных и современных обществ.

3.

<< | >>
Источник: Грамматика правопорядка : монография / науч ред. В. В. Лазарев. — Москва,2018. — 232 с.. 2018
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Антропология права: базовые категории и определения:

  1. Основные теории возникновения государства
  2. Постановка вопроса
  3. Правовая реальность и юридический дискурс
  4. Антропология права: базовые категории и определения
  5. Антропология права: фундаментальные темы и структура
  6. Введение в поэтику юридического текста
  7. Культурно-историческая юриспруденция: время и структура
  8. К вопросу различения категорий: «текст и контекст»
  9. Конкурентные техники интерпретации права
  10. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ «КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. 1.3. Договор как основание возникновения обязательств в современном семейном праве