<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В 2019 г. исполняется 155 лет со дня принятия Судебных уставов 20 ноября 1864 г. Судебная реформа, проведенная правительством Александра II, затронула все сферы жизни страны, задав вектор развития российского общества в целом и обусловив его переход на новый уровень правовой культуры[1].

В силу этого одним из основных направлений исследований отечественных правоведов в настоящее время является изучение реализации судебной реформы на отдельных территориях бывшей Российской империи, в настоящее время входящих в состав Российской Федерации (Европейская часть России, Сибирь и Дальний Восток). Не меньшего внимания заслуживает выявление особенностей судебных преобразований на территории бывших национальных окраин Российской империи, ныне независимых государств: Украины, Белоруссии, Польши, Молдовы, Эстонии, Литвы, Латвии. Исследование продвижения судебной реформы в масштабах всей России, оценка действия ее институтов на окраинных территориях, как в контексте их социокультурного развития, так и в общем русле модернизации российского общества второй половины ХІХ в., существенно расширяют возможности для характеристики состояния правопорядка и позволяют воссоздать целостную картину проведенных судебных преобразований.

В текущем году также исполняется 150 лет с момента введения новых судебных учреждений на территории Бессарабской области. Вызывает интерес характеристика этого события, содержащаяся в Отчете Министерства юстиции Российской империи за 1868 г.: «Хотя введение судебных уставов в этом крае, потрясенным последовательным приведением в исполнение весьма важных реформ крестьянской и земской, представляло существенные затруднения, Министерство юстиции не остановилось пред этими затруднениями и не решилось оставлять долее этот пограничный и богатый край без благодеяний

судебного преобразования во всем его объеме»1.

В этом документе содержатся указания на геополитическое значение этого региона как форпоста России, перспективы его экономического развития, а также на полномасштабное введение новых судебных установлений.

8 апреля 1869 г. было высочайше утверждено мнение Государственного Совета «О введении в действие Судебных уставов 20 ноября 1864 года в Бессарабской области»[2][3]. 20 декабря 1869 г. в соответствии с Императорским указом от 3 ноября 1869 г. «Об открытии новых судебных мест в Бессарабской области»[4] были введены новые суды.

Судебная реформа и тесно связанные с ней крестьянская, земская и городская реформы распространили на Бессарабскую область действие законов Российской империи, регулировавших широкий спектр общественных отношений, сформировали систему органов местного самоуправления и судебных органов без каких-либо изъятий и ограничений, ввели общие для всей империи либеральные принципы судоустройства и судопроизводства, что способствовало полной интеграции Бессарабии в Российскую империю.

Следует отметить, что изучение исторического наследия, связанного с судебными преобразованиями второй половины ХІХ в., в отдельных частях Российской империи, отличающихся своими социокультурными характеристиками, является актуальным для построения механизмов современного судоустройства и судопроизводства, особенно в многонациональных государствах.

Степень научной разработанности темы. Общие для всей Российской империи факты подготовки и проведения судебной реформы 1864 г. достаточно изучены в дореволюционной, советской и постсоветской научной литературе.

Среди современных российских исследователей этой проблемы необходимо назвать М.В. Немытину1, С.В. Лонскую[5][6], А.А. Демичева[7], С.М. Шахрая[8], К.П. Краковского[9], Н.Н. Ефремову[10], В.В. Захарова[11], Т.Н. Ильину[12], акцентировавших внимание на характеристике судебной реформы в целом и ее институтов и создавших необходимую научную базу для изучения судебных преобразований на окраинах Российской империи.

Исследованию судебной реформы на территории Бессарабии была посвящена одна из глав монографии И.Г. Будака[13]. Автор основное внимание в своей работе уделил рассмотрению вопроса о судьбе местных законов Бессарабии и степени распространения на ее территории общероссийских законов, а также особенностям судопроизводства в Южной Бессарабии.

Отдельные аспекты проведения судебной реформы второй половины XIX в. в Бессарабии являются объектом исследования ученых Молдовы, среди

которых следует выделить С.Ф. Кустрябову1, С.К. Захарию[14][15], А.П. Боршевского[16].

Большинство современных молдавских исследователей исходят из того, что проведение судебной реформы в Бессарабии было значительным шагом вперед в социально-экономическом развитии края. Вместе с тем, ими отмечается такой недостаток судебной реформы 1864 г., как сохранение феодальных пережитков в экономических и социальных отношениях. По их мнению, судебная реформа «не устранила условия ущемления интересов национальных окраин в сфере судопроизводства. Она не удовлетворила ... ходатайства ... о допущении в качестве языка судопроизводства наряду с русским молдавского»[17]. Подобная точка зрения свидетельствует о том, что учеными Молдовы не преодолены еще установки формационного подхода, не учитывающего многоаспектность формирования и развития государственности на различных территориях во взаимосвязи с факторами социокультурного характера.

Работы современного молдавского исследователя А.П. Боршевского в большей степени посвящены изучению мирового суда в Бессарабии[18].

Молдавский ученый С.К. Захария в диссертации «Влияние российского законодательства на судоустройство и судопроизводство Бессарабии 1812-1869 гг.»[19] проанализировал структуру, основные черты суда и судебного процесса Молдавского княжества и Российской империи в начале XIX в., а также

степень их влияния на судоустройство и судопроизводство Бессарабии в первой половине XIX в.

Исследованию этих проблем была посвящена и монография С.Ф. Кустрябовой и С.К. Захарии[20].

Следует принять во внимание, что все вышеназванные изыскания проводились в рамках исторической, а не историко-правовой науки. К тому же они в основном посвящены характеристике институтов судебной реформы или отдельным аспектам проводившихся в тот период преобразований. В них не проводится комплексное изучение судебной реформы в социокультурном контексте на фоне либеральных изменений в российском обществе и государстве.

Так, например, до настоящего времени не изучены причины, обусловившие проведение судебной реформы в Бессарабии с опережением по сравнению с губерниями центральной России и на одинаковых с ними условиях.

Таким образом, в общем массиве научной литературы по проблемам судебной реформы 1864 г. до настоящего времени не было исследования, посвященного подготовке и проведению этой реформы в Бессарабской области. Этот пробел восполняет настоящая диссертационная работа.

Объектом диссертационного исследования является подготовка и проведение судебных преобразований на основе Судебных уставов 1864 г. в Бессарабии.

Предметом диссертационного исследования являются концептуальные основы, нормативное правовое регулирование и практика реализации судебной реформы 1864 г. в Бессарабии.

Целью исследования является изучение подготовки и проведения судебной реформы второй половины ХІХ в. в Бессарабской области.

Реализация поставленной цели исследования предопределила необходимость решения следующих основных задач:

1) раскрыть основные признаки, позволяющие выделить Бессарабию в самостоятельное социокультурное пространство Российской империи;

2) охарактеризовать систему административно-судебных установлений в Бессарабской области в дореформенный период;

3) выявить причины, побудившие правительство Александра II ввести в Бессарабии Судебные уставы 1864 г. в кратчайшие сроки и в полном объеме;

4) проанализировать на примере Бессарабской области взаимосвязь и взаимообусловленность введения института судебных следователей и проведения полицейской, крестьянской, судебной, земской и городской реформ во второй половине XIX в.

в контексте модернизации российского общества;

5) исследовать роль Министерства юстиции в подготовке к введению Судебных уставов 20 ноября 1864 г. на территории Бессарабской области;

6) проанализировать институт ревизующих сенаторов (на примере деятельности сенатора А.А. Шахматова по ревизии дореформенных судов Бессарабской области);

7) выявить особенности формирования на территории Бессарабии системы общих и мировых судов, органов прокуратуры, нотариата, институтов судебных следователей и присяжных поверенных;

8) охарактеризовать первый состав участковых и почетных мировых судей в Бессарабской области;

9) выявить особенности социального состава присяжных заседателей в Бессарабской области.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1812 по 1870 гг. Нижняя граница исследования обусловлена вхождением территории Бессарабии в состав Российской империи. Верхняя граница исследования связана с формированием и началом функционирования основных институтов пореформенной судебной системы на территории Бессарабии - Кишиневского окружного суда, мировых судебных установлений и связанных с ними институтов.

Территориальные рамки исследования охватывают Бессарабскую область, которая представляла собой по совокупности характеристик особое

социокультурное пространство в составе Российской империи, располагавшееся на пересечении границ с Турцией и Австро-Венгрией.

На рубеже 50-60-х гг. XIX в. в составе Бессарабской области было 7 уездов: Кишиневский, Аккерманский, Бендерский, Оргеевский, Сорокский, Хотинский, Ясский, которые составили территорию округа Кишиневского окружного суда, отнесенного к округу Одесской судебной палаты.

Методологическая основа диссертации. В работе был использован широкий спектр научных подходов и методов исследования.

Философско-мировоззренческий диалектический подход позволил рассмотреть ход судебных преобразований второй половины XIX в. в Бессарабской области во взаимосвязи с другими либеральными реформами и в общем контексте подготовки и проведения судебной реформы в масштабах Российской империи.

Важным методологическим основанием настоящего исследования является социокультурный подход, позволивший рассматривать Бессарабию как особое социокультурное пространство России.

Для анализа нормативной правовой базы судебного реформирования в Бессарабской области применялся формально-юридический метод, являющийся базовым для юридической науки.

Также в диссертационном исследовании использована методология сравнительно-правовых исследований, представляющая собой совокупность научных подходов и методов, с помощью которых извлекаются и добываются, анализируются и обобщаются, сопоставляются и используются компаративистские знания[21]. Применение данной методологии позволило диахронизировать тенденции развития судебных институтов от дореформенных к пореформенным, а также синхронизировать подготовку и проведение судебных преобразований в Бессарабской области и в Царстве Польском, Нижегородской,

Московской и Смоленской губерниях и на этой основе сформулировать соответствующие выводы в рамках заявленной темы.

В работе были использованы такие общенаучные и частнонаучные методы исследований, как аналитический, системный, хронологический, статистический.

Источниковая база диссертационного исследования сформирована в соответствии с обозначенной целью и задачами, объектом и предметом исследования, а также хронологическими и территориальными рамками диссертации. При написании диссертационной работы были использованы пять групп источников: 1) нормативные правовые акты Российской империи и Бессарабской области; 2) местные законы Бессарабии; 3) материалы официального делопроизводства; 4) справочные и статистические издания; 5) периодическая печать.

Нормативной правовой основой исследования явилось: законодательство Российской империи, в соответствии с которым шло становление и развитие областных органов власти и суда после присоединения Бессарабии к России; Судебные уставы 20 ноября 1864 г. и принятые в дополнение к ним нормативные правовые акты, отражающие специфику судебных преобразований в Бессарабии; нормативные правовые акты Министерства юстиции и других центральных ведомств, связанные с проведением судебной реформы 1864 г. в Бессарабии; нормативные правовые акты органов управления Бессарабской области - нормативные акты гражданских губернаторов, наместников и начальников Бессарабской области, оказавшие влияние на развитие судебной системы области.

К местным законам Бессарабии в соответствии с Высочайше утвержденным 15 декабря 1847 года мнением Государственного Совета «Об изменении некоторых статей действующих в Бессарабии местных законов относительно преимущественного удовлетворения жен за приданое, из имения мужей, пред другими сих последних кредиторами» были отнесены

«Шестикнижие Арменопула» (1345 г.), «Книга Донича» (1814 г.) и «Соборная грамота от 28 декабря 1785 г. («Грамота Маврокордато»)».

Обширную группу источников составляют материалы официального делопроизводства, большая часть из которых была обнаружена в фондах государственных архивных хранилищ, в нее входят: разъяснения и решения Правительствующего Сената; переписка администрации Бессарабской области с Министерствами и Новороссийским и Бессарабским генерал-губернатором; переписка областных органов власти и суда друг с другом и с Министерством юстиции и иными ведомствами Российской империи; административные распоряжения и отчеты; списки судей; формулярные списки; журналы земских собраний и т.п.

Большое значение для раскрытия темы исследования имеют материалы фондов Министерства юстиции, Правительствующего Сената, Государственного Совета, хранящиеся в Российском государственном историческом архиве (далее - РГИА), а также материалы фондов канцелярии Бессарабского губернатора, полномочного наместника Бессарабской области, Бессарабского областного правительства, Бессарабского областного прокурора, Бессарабского областного гражданского суда и Кишиневского окружного суда, находящиеся на хранении в Национальном архиве Республики Молдова (далее - НА РМ).

В диссертации были впервые использованы материалы РГИА: «Формулярные списки чиновников учреждений Бессарабской области за 1828 г.» (Ф. 1349. Оп. 6. Д. 796), «Формулярные списки чиновников учреждений Бессарабского округа за 1852 г.» (Ф. 1349. Оп. 6. Д. 1612), «Об утверждении судебных следователей по Бессарабской области» (Ф. 1405. Оп. 63. Д. 3795), «Дело о командировании к сенатору Шахматову чиновников для производства ревизии Бессарабской области» (Ф. 1405. Оп. 67. Д. 5716), «Об образовании в Бессарабской области Комитета для принятия и рассмотрения прошений лиц, которые изъявили желание поступить в присяжные поверенные» (Ф. 1405. Оп. 67. Д. 6192). Также впервые были использованы материалы НА РМ: «Копии

протоколов заседаний земских собраний, списки лиц, избранных в число уездных земских управ, мировых судей» (Ф. 2. Оп. 1. Ч. V. Д. 8041), «Об учреждении городской и сельской полиции в соответствии с общеимперским Положением об устройстве земских и городских полиций в 44 губерниях, управляемых по Общему учреждению» (Ф. 6. Оп. 8. Д. 1182), «Дело Бессарабского областного гражданского суда по протокольному столу по предложении ревизующего по Высочайшему повелению сенатора тайного советника Шахматова, которым предлагает сему суду изготовить перечневые ежемесячные ведомости по делам, и доложить, что к 1 февраля с.г. приступить к ревизии» (Ф. 37. Оп. 5. Ч. II. Д. 2184), «Ведомость об уголовных делах, производившихся в Кишиневском окружном суде за 1870 г.» (Ф. 39. Оп. 10. Д. 5), «Личное дело члена Кишиневского окружного суда Вергоса М.П.» (Ф. 39. Оп. 13. Д. 166), «Личное дело товарища председателя Кишиневского окружного суда действительного статского советника Ф.Ф. Крупенского» (Ф. 39. Оп. 13. Д. 514), «Судебно-статистические сведения о деятельности судебных и полицейских учреждений Бессарабской области за 1863-1864 гг.» (Ф. 61. Оп. 1. Д. 133).

Источниками диссертационного исследования явились статистические сведения: статистические отчеты Министерства юстиции; судебно-статистические сведения и соображения о введении в действие Судебных уставов 1864 г.; издания, в которых были изложены различные аспекты экономической, социальной, политической и правовой жизни населения Бессарабии накануне и в период реализации судебной реформы 1864 г.

Еще одну группу источников составили материалы периодической печати, как общероссийской - «Судебный вестник» за 1869-1871 гг., Журнал Министерства юстиции за 1863-1865 гг., так и местной периодической печати - «Бессарабские областные ведомости» за 1869-1870 гг.

Всего при написании диссертационной работы были использованы материалы двух архивных хранилищ (РГИА и НА РМ), 19 фондов, 46 архивных дел, 12 из которых автором вводятся в научный оборот впервые.

Научная новизна диссертации. Впервые объектом историко-правового исследования стали подготовка и проведение судебных преобразований второй половины ХІХ в. в Бессарабской области.

В диссертационном исследовании аргументируется, что Бессарабия явилась единственной окраинной территорией Российской империи, где Судебные уставы 20 ноября 1864 г. были введены в полном объеме и в кратчайшие сроки, раньше, чем во многих центральных губерниях, что определенным образом расширяет научные представления о судебных преобразованиях, проведенных императором Александром II и его окружением.

В диссертации выявлены как объективные условия проведения судебных преобразований в Бессарабской области (стратегическое положение Бессарабской области в составе империи, тенденция на унификацию системы судоустройства и судопроизводства, отсутствие социально-экономических ограничений для реализации судебных преобразований в полном объеме, распространение на территорию региона не только судебной реформы, но и других либеральных преобразований второй половины XIX в.), так и субъективные факторы (преобладание в общем составе населения слоев, заинтересованных в проведении судебных преобразований, наличие достаточного числа лиц, получивших юридическое образование в высших учебных заведениях России и др.).

Также в диссертации выявлены особенности формирования судебных установлений, вводимых в соответствии с Судебными уставами 20 ноября 1864 г. в Бессарабской области - Кишиневского окружного суда, мировых судов, органов прокуратуры, нотариата, институтов присяжных поверенных и присяжных заседателей. В диссертации приводятся социальные характеристики первых составов судебных следователей, мировых судей и присяжных заседателей в Бессарабской области.

Научная новизна исследования раскрывается в сформулированных автором положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. В настоящем диссертационном исследовании Бессарабия в составе Российской империи рассматривается как достаточно обособленное социокультурное пространство, характерными чертами которого являлись: а) система льгот и преференций, направленных на хозяйственное освоение и социально-экономическое развитие края (нераспространение крепостного права на местное население, продуманная переселенческая политика, освобождение местных жителей от уплаты всех повинностей на 5 лет и от рекрутской повинности на 50 лет); б) таможенная и тарифная политика, способствующая развитию местной торговли и росту городов; в) социальная структура общества, включавшего, помимо дворянства, духовенства и городских сословий, государственных крестьян, царан, резешей, однодворцев, колонистов и казаков, не находившихся в состоянии крепостной зависимости и не связанных между собой отношениями общинного землевладения, в отличие от крестьян губерний центральной России; г) создание разветвленной системы школьного образования, преподавание в которой велось преимущественно на русском языке; д) сохранение в сфере гражданско-правовых отношений действия местных законов («Шестикнижие Арменопула», «книга Донича» и «грамота Маврокордато»).

2. Диссертантом обосновано, что геополитическое положение Бессарабской области как юго-западного форпоста, уровень социокультурного развития и степень интегрированности в Российскую империю явились основными причинами, обусловившими проведение в регионе судебной реформы 1864 г. в полном объеме и с опережением даже по сравнению с губерниями центральной России. Правительственный курс, направленный на экономическую и политическую интеграцию Бессарабии в первой половине XIX в. включал следующие мероприятия: введение в 1816 г. наместничества; учреждение в 1818 г. должности областного прокурора; создание цинутных судов и городских магистратов; учреждение в 1819 г. коммерческого суда в городе Рени (третьего в империи); оставление в 1828 г. судебных функций исключительно за областными

гражданским и уголовным судами и совестным судом, а также за уездными судами и городскими магистратами со словесными и сиротскими судами.

Либеральные реформы 60-70-х гг. XIX в. окончательно определили положение Бессарабии в состав Российской империи на правах ординарной губернии, а не «национальной окраины» с особым правовым статусом.

4. Учреждению в Бессарабии в 1869 г. новых судебных установлений на основе Судебных уставов 20 ноября 1864 г. предшествовало введение института судебных следователей в соответствии с Высочайше утвержденным 26 сентября 1863 г. мнением Государственного Совета «О назначении в Бессарабскую область судебных следователей». Тем самым был решен вопрос кадрового обеспечения судебной реформы, т.к. по Уставам 1864 г. судебные следователи входили в судебную систему, и эта должность была начальной ступенькой в судебной карьере. Проведению судебной реформы предшествовала также полицейская реформа, начавшаяся реализовываться в Бессарабии с 1864 г., в ходе которой полицейские органы были лишены закрепленных за ними ранее судебных функций.

5. Судебная реформа осуществлялась в Российской империи параллельно с крестьянской (аграрной), земской и городской реформами. Изменение правового положения сельского населения Бессарабии в ходе крестьянской (аграрной) реформы не только унифицировало сложную социальную структуру бессарабского крестьянства, но и сформировало сословие крестьян- собственников, важнейшей частью обеспечения правового статуса которых был доступ к правосудию во всесословных судах, учрежденных в ходе судебной реформы. Введение органов земского самоуправления в Бессарабии следует рассматривать как необходимое условие проведения судебной реформы в полном объеме (в отличие от губерний Царства Польского, Прибалтийских губерний, Финляндии, Кавказа, Средней Азии и Сибири, где земства не были введены), поскольку по Судебным уставам земские органы участвовали в выборах мировых судей и составлении списков присяжных заседателей.

5. Характеризуя деятельность сенатора А.А. Шахматова, назначенного по Высочайшему повелению для принятия мер по введению Судебных уставов в округе Одесской судебной палаты и ревизии судебных мест Бессарабской области, диссертант делает вывод о том, что институт ревизующих сенаторов был направлен не только на реализацию юридически оформлявших проведение судебной реформы указов императора Александра II и инструкций Министерства юстиции, но и на обеспечение непрерывности осуществления правосудия при замене старых судебных мест новыми судебными установлениями. В его компетенцию также входили вопросы кадрового обеспечения новых судебных учреждений, формирования всех институтов судебной реформы и их скоординированная деятельность, своевременное открытие новых судебных установлений, которое было оформлено Указом от 3 ноября 1969 г. «Об открытии новых судебных мест в Бессарабской области». Как было выявлено в ходе проведенного диссертационного исследования, именно последовательная и целенаправленная деятельность сенатора А.А. Шахматова во многом определила скорейшие сроки открытия новых судов в Бессарабии.

6. В диссертационном исследовании на основании изучения социокультурных характеристик первого состава мировых судей Бессарабии обосновано, что судебная реформа второй половины XIX в. в России реализовывалась лицами, готовыми в силу полученного образования и формирующегося в условиях проводимых в стране либеральных преобразований менталитета отзываться на новые идеи и принципы правосудия, на основании которых шло реформирование судебной системы.

7. Диссертантом вводятся в научный оборот новые данные о качественном составе корпуса мировых судей в России на основе характеристик образовательного уровня мировых судей в Бессарабской области. В то время как по Судебным уставам 1864 г. от мировых судей требовалось наличие среднего образования и имеются данные о том, что в целом по России даже это требование не выполнялось, среди мировых судей Бессарабской области на момент открытия

новых судов (т.е. на 1870 г.) доля лиц с высшим образованием составила: 67,9 % среди участковых мировых судей и 44 % среди почетных мировых судей (показатели, которые могли уступать только мировым судам Санкт-Петербурга и Москвы).

8. В диссертационном исследовании обосновано, что на формирование первого состава присяжных заседателей Кишиневского окружного суда оказала влияние совокупность двух групп факторов: первая группа была связана с необходимостью обеспечения лояльности существующему режиму со стороны присяжных, вторая - со знанием присяжными заседателями языка, на котором ведется судопроизводство, что показательно для национальных окраин империи. Именно совокупность этих факторов привела к преобладанию среди присяжных заседателей в Бессарабии лояльных по отношению к империи дворян, чиновников, мещан и купцов, в своей деятельности более связанных с русским языком. Представители привилегированных сословий составляли 62,9 % лиц, включенных в списки очередных присяжных заседателей, и 97,5 % лиц, включенных в списки запасных присяжных заседателей, что существенно отличалось от характеристик социального состава присяжных заседателей во внутрироссийских губерниях, где до 70 % присяжных составляли крестьяне.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что сформулированные в нем выводы дополняют сферу научного знания в области истории права и государства России и зарубежных стран, расширяют представления о проведении судебных преобразований на основе новых характеристик организации и деятельности институтов судоустройства и судопроизводства. В работе обосновано, что во второй половине XIX в. Бессарабская область фактически не являлась окраинной территорией, а ее окончательная интеграция в пространство Российской империи стала следствием либеральных преобразований правительства Александра II. Одновременно автор диссертации меняет устоявшийся в российской историко-правовой науке

стереотип представлений о том, что судебная реформа на окраинах России вводилась с существенным опозданием и ограничениями.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что материалы исследования могут быть использованы в рамках построения и функционирования судебных институтов, ведения в них статистического учета деятельности. Также результаты исследования могут быть применены в преподавании курсов по истории государства и права России и истории государства и права зарубежных стран, спецкурсов по истории судебной реформы и по истории государства и права стран СНГ, при разработке учебников и учебных пособий по истории отечественного государства и права, истории государства и права зарубежных стран и спецкурсам в рамках проблематики настоящего исследования.

Апробация результатов исследования. Сформулированные в диссертации и в опубликованных автором работах положения были изложены в докладах на международных и всероссийских конференциях: XVII Международный научно-практический форум «Юртехника» «Коллизии законодательных, интерпретационных, правоприменительных актов: доктрина, практика, техника преодоления» (Нижний Новгород, 22-23 сентября 2016 г.); Международная научно-практическая конференция «Яковлевские чтения. Современная юридическая наука и практика: актуальные проблемы и перспективы» (Тирасполь, Приднестровский Государственный университет им. Т.Г.Шевченко, 16-18 марта 2017 г.); Международная научно-практическая конференция «Правовые аспекты обеспечения национальной безопасности: вопросы теории и практики» (Тирасполь, ПГУ им. Т.Г. Шевченко, 17-18 марта, 2017 г.); Жидковские чтения - 2017. Всероссийская научно-практическая конференция «Тенденции развития права в социальнокультурном пространстве» (Москва, РУДН, 24-25 марта 2017 г.); II Международная научно-практическая конференция, посвященная 25-летию юридического факультета Юго-Западного государственного университета «Эволюция государства и права: история и

современность» (Курск, 25-27 мая 2017 г.); XIX Международный научно­практический форум «Юртехника» «Ограничения в праве: теория, практика и техника» (Суздаль, 28-29 сентября 2017 г.); Международная научно-практическая конференция «Следствие в России: три века в поисках концепции» (Москва, 12 октября 2017 г.); I Международная научная конференция «Право - явление цивилизации и культуры» (Жидковские чтения - 2018) (Москва, РУДН, 30-31 марта 2018 г.).

Структура диссертации. В соответствии с поставленной целью и задачами исследования диссертация состоит из введения, 3 глав, содержащих 9 параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

<< | >>
Источник: КАЛЯКИНА АННА ВАЛЕРЬЕВНА. СУДЕБНАЯ РЕФОРМА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА В БЕССАРАБИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. Введение
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Введение
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -