<<
>>

§ 5. Виды «татьбы»

Общим понятием для обозначения посягательств на чужое имуще­ство являлась «татьба», однако древнерусское право знало различные виды татьбы, различавшиеся по тяжести наступавших последствий.

Наиболее очевидно это разграничение в системе наказаний, которые устанавливались за конкретные виды татьбы.

Русская Правда среди преступных деяний, подлежащих высшей мере наказания — потоку и разграблению, называла конокрадство (ст. 35

Пространной редакции): «...аще будеть коневыи тать, выдати князю на поток; паки ли будеть клетныи тать, то 3 гривны платити ему»1. В статье противопоставляются два вида «татьбы» — кража коня и кража из поме­щения, при этом, по мнению законодателя, степень общественной тя­жести преступного деяния настолько различна, что за первый вид кражи назначается «поток и разграбление», а за второй — продажа в 3 гривны.

Выше уже рассматривались два пути эволюции института «потока и разграбления» в праве Северо-Западной Руси под действием тенденции индивидуализации наказания. Рассмотрение развития законодатель­ства о конокрадстве подтверждает сделанные выводы — в Псковской Судной грамоте (ст. 7) для «коневого татя» предусматривается высшая мера наказания, то есть смертная казнь: «А кримскому татю и коневому и переветнику и зажигалнику тем живота не дати»[1362][1363]. Нет ничего уди­вительного в сохранении общественной опасности коневой татьбы на протяжении всего рассматриваемого периода. И в X в., и в XV в. конь оставался важнейшим элементом земледельческого хозяйства, с утра­той которого выживание домохозяйства становилось невозможным. Помимо Псковской Судной грамоты случаи казней «коневых татей» известны из летописей. Например, под 1477 г. упоминается, что жители псковского пригорода Опочка повесили «татя коневого»[1364].

Кроме того, в источниках права Северо-Западной Руси впервые в истории отечественного права встречается определение особого поряд­ка купли-продажи лошадей, что подчеркивает значение, которое име­ли лошади для хозяйства русских земель и их соседей[1365].

В отличие от текста ст. 35 Пространной редакции Русской Правды, в ст. 7 Грамоты указаны преступные деяния, сопоставимые по своей тяжести, и рядом с коневой татьбой упомянута кримская. В историко­правовой литературе существует давняя дискуссия о том, что следует по­нимать под «кримской татьбой». Издатель Грамоты Н.Н. Мурзакевич, а вслед за ним Ф.Н. Устрялов считали, что это воровство из помеще­ния, клети. Некоторые исследователи связывали это понятие с кражей церковного имущества (М.Ф. Владимирский-Буданов, С.В. Юшков) или вообще с кражей из церкви (М.М. Исаев).

И.Е. Энгельман под «крымской» татьбой понимал кражу «казен­ных (городских) вещей, хранящихся «в крому», то есть в кремле1. Такая трактовка термина «кримский тать» находит подтверждения в летопи­сях. Например, в 1509 г. в Пскове был казнен пономарь Троицкого со­бора Иван, похитивший из псковской казны 400 рублей: «И псковичи его на вечи казнили кнутьем, и он сказался, и псковичи посадили его на крепость, да того же лета ... на Великой реке огнем сожгли его»[1366][1367]. Именно эта трактовка получила наибольшее признание современных исследователей, ее разделяют А.И. Яковлев, Л.В. Черепнин, И.Д. Мар- тысевич, А.А. Зимин, Ю.Г. Алексеев.

Следует отметить, что невозможно на основе существующей си­стемы источников однозначно решить вопрос о трактовке термина «кримская татьба». Обе концепции — кража из Кремля или кража из церкви — как представляется, имеют общее: и Кремль, и церковь — это места, защищенные особенным «миром», согласно средневековому мировоззрению. С учетом этого обстоятельства противоречие обоих подходов не представляется существенным для общей оценки «крим- ской татьбы» в системе преступлений.

Другие виды татьбы, как уже было отмечено, наказывались прода­жей. При этом четко выделяются две штрафные ставки — 12 гривен и 3 гривны. Высший штраф за посягательство на чужое имущество уста­навливается Русской Правдой в размере 12 гривен, что соответствует, как было показано выше, штрафу за убийство несвободного или за­висимого человека.

Эта штрафная ставка уплачивается за нарушение межи, границы участка пахотной, бортной или дворной земли (ст.ст. 71, 72, 73 Пространной редакции)[1368].

В праве Северо-Западной Руси XII—XV вв. этот вид правонаруше­ний развивался в направлении дифференциации, выделения различ­ных случаев нарушения межи, обладающих спецификой. Так, в Двин­ской уставной грамоте 1397 г. указываются три случая нарушения межи: «Адругъ у друга межу переореть или перекосить на одиномъ поле, вины боранъ; а межы сель межа тритцать бель; а княжа межа три сороки бель; а вязбы в томъ неть»[1369]. В тексте статьи различаются:

1) земельные споры между членами одной общины, связанные с на­рушениями границ наделов;

2) нарушение границы владений сельской общины;

3) нарушение межи княжеской земли. Следует отметить, что штраф в третьем случае в 4 раза больше, нежели штраф во втором случае, который следует рассматривать как основной, наиболее типичный случай нарушения межи1.

Возможно, это является простым совпадением, но не исключена и преемственность с Русской Правдой, согласно которой высшая прода­жа (12 гривен) в 4 раза превышала наиболее употребительный штраф в 3 гривны.

Наказание, которое предусматривается за нарушение межи, в Двин­ской уставной грамоте очевидно смягчается в сравнении с аналогичной нормой Русской Правды. Это смягчение подчеркивается дополнитель­ным условием, которое указано законодателем в конце статьи: «...а вяз- бы в томъ нетъ», то есть кредитору запрещается связывать нарушителя межи.

Наряду с общей тенденцией смягчения наказания за нарушение ме­жевых знаков, проявившейся при регулировании внутриобщинных и межобщинных отношений, в период XII—XV вв. наблюдается и обрат­ная тенденция, связанная с появлением новых видов преступлений. Так, в Псковской Судной грамоте появляется преступление, которое генети­чески связано с нарушением межи, однако по своей сути уже является новым видом преступлений. Имеется в виду наход — вооруженное на­падение на чужую землю с целью ее присвоения[1370][1371]. Согласно ст.

1 Грамоты наход по своей тяжести уравнивается с разбоем: «...а разбой, наход, гра­беж 70 гривен, а княжая продажа 19 денег, да 4 денги князю и посаднику»[1372]. В связи с этим неудивительно, что некоторые исследователи в той или иной степени отождествляли наход и разбой — например, С.В. Юшков и И.Д. Мартысевич считали наход разбоем, произведенным шайкой[1373]. На­против, М.М. Исаев отождествлял «наход» Псковской Судной грамоты и «наезд» Новгородской Судной грамоты: «Под находом или наездом понималось самоуправное нападение на недвижимую собственность

или владение другого из-за поземельных или каких-либо личных счетов, сопровождавшееся обычно боем и грабежом, но бой и грабеж не были целью находа или наезда»1. Эта позиция представляется более взвешен­ной: разбой, как было показано выше, не смешивался с иными видами преступлений и был известен еще праву Киевского государства; напро­тив, наход и наезд обладают региональной спецификой, родственны этимологически и очевидно связаны с покушением на специфический предмет — на земельное владение. В Новгородской Судной грамоте на­езд также отнесен к числу наиболее тяжких преступлений, за которые устанавливается максимальный штраф: «...на боярине пятдесят рублев, а на житьем двадцать рублев, а на молодцем десять рублев»[1374][1375]. Любопытно, что исходная ставка в данном случае — 10 рублей — тождественна сум­ме «дикой виры», которую должна была уплачивать община по Двин­ской уставной грамоте в том случае, если убийца не был найден: «...а не наидуть душегубца, ине дадуть наместникомъ десять рублевь...»[1376] Не ис­ключено, что уплата штрафа в случае наезда, совершенного «молодшим» человеком, также могла возлагаться на общинную корпорацию, к кото­рой принадлежал виновный. Это предположение получает тем большую вероятность, что Русская Правда содержит аналогичное установление (ст. 70 Пространной редакции), предписывающее верви заплатить про­дажу в том случае, если нарушитель земельных владений не будет най­ден: «Аже будеть росечена земля или знамение, им же ловлено, или сеть, то по верви искати татя, ли платити продажю»[1377].

Высокая оценка общественной значимости покушений на земель­ные участки связана с тем, что земля в это время являлась важней­шим средством производства. Соответственно под особой защитой находились средства, использовавшиеся при обработке земли. Имен­но этим обстоятельством объясняется назначение Русской Правдой штрафа в 12 гривен за порчу скота или коня «пакощами» (ст. 84 Про­странной редакции). В праве Северо-Западной Руси подход к выде­лению этой группы вещей и соответственно группы преступлений, связанных с похищением этих вещей, несколько изменяется. В праве Северо-Западной Руси при регулировании случаев татьбы, которые

наказывались по Русской Правде продажей в 3 гривны или меньшими штрафами (ст.ст. 32, 35, 41, 42, 43, 76, 79, 81, 82 и др. Пространной ре­дакции), наблюдается тенденция упрощения системы преступлений. В Псковской Судной грамоте все еще различаются (ст. 112) кража барана, овцы, гусей, уток, куриц, однако штраф, назначаемый за эти преступления, примерно одинаков и составляет 2—3 деньги, а сами преступления сливаются в одно — вместо перечня статей все они ука­заны в рамках одной статьи. Напротив, четко выделяется законода­телем кража, возможно, в том числе тех же предметов из закрытого помещения (ст. 1): «...ож клеть покрадут за зомком или сани под полс­тью или воз под титягою или лодью под полубы, или въ яме или скота украдают или сено сверху стога имать...»1 Кража скота, упомянутая в ст. 1 Грамоты, очевидно, восходит к соответствующему установлению Русской Правды; другие преступления имеют особую общественную значимость, поскольку совершены несмотря на принятые меры по охране собственности — помещение было закрыто, воз или сани были покрыты, зерно или сено уже были убраны и приготовлены для хране­ния. Штраф, который назначается в данном случае, — 9 денег в поль­зу князя — в три раза превышает 3 деньги, уплачивавшиеся за кражу барана, овцы или гуся. Таким образом, соотношение между обычной татьбой и кражей значимых для хозяйственной деятельности вещей в праве Северо-Западной Руси изменяется: в Русской Правде штрафы за них соотносились как 1 к 4, в Псковской Судной грамоте — 1 к 3. Кроме того, в Грамоте добавляется новый критерий для отграниче­ния видов татьбы друг от друга — важен не только объект, но и другие элементы объективной стороны (принятые пострадавшей стороной меры для сохранения объекта кражи).

В Псковской Судной грамоте содержалось еще одно новое усло­вие, оказывавшее влияние на разграничение видов татьбы. Согласно ст. 8 Грамоты вор, уличенный в третьей краже, подвергался смертной казни: «Что бы и на посаде но крадется ино двожды его пожаловати, а изличив казнити по его вине, и в третий ряд изличив, живота ему не дати...»[1378][1379] Троекратность совершения преступления показывает, что вор окончательно перешел на сторону «зла» и баланс светлой и тем­ной стороны может быть восстановлен только физическим устране­нием преступника. Положение о смертной казни за третью кражу не было новацией Грамоты и, как известно, впервые появилось в Двин­

ской уставной грамоте: «...а татя впервые продати противу поличного; а вдругие уличать, продадуть его не жалуя; а уличать втретьие, ино повесити...»[1380]

Таким образом, в период создания Русской Правды наказание за различные виды «татьбы» определялось в зависимости от значения объекта преступления для хозяйственной деятельности, для выжива­ния домохозяйства. Напротив, в праве Северо-Западной Руси тяжесть наказания за различные виды «татьбы» усиливалась не только в зави­симости от объекта (земля, конь), но и в зависимости от иных обстоя­тельств (кража из закрытого помещения; кража из Кремля или церкви; кража, совершенная в третий раз). Наряду с этим наблюдается явно вы­раженная тенденция упрощения системы преступлений в связи с отка­зом от классификации на основе различения объекта преступления.

<< | >>
Источник: Оспенников Ю.В.. Правовая традиция Северо-Западной Руси XII—XV вв.: монография. 2-е изд., испр. и доп. — М.,2011. — 408 с.. 2011

Еще по теме § 5. Виды «татьбы»:

  1. § 2. Эволюция наместничьего управления.
  2. § 2 Формирование и деятельность губных учреждений.
  3. Ретроспектива эволюции наказания в виде ограничения свободы в России
  4. 2. Становление и развитие идеи возмещения морального вреда в эпоху самодержания и абсолютизма в России
  5. 1.4. Развитие имущественных отношений и потребность их правового регулирования в России в период сословно-представительн ой и абсолютной монархии
  6. УКАЗЫ ГОСУДАРЕЙ
  7. Комментарий к Псковской Судной грамоте
  8. Источники права, содержавшие нормы гражданского права
  9. Глава 10. Правонарушения и наказания в праве Древней Руси Понятие и виды правонарушений по законодательству Древней Руси (XI—XIII века)
  10. Глава 18. Суд и процесс в Великом Новгороде Источники правосудия в Новгородской республике
  11. Глава 21. Суд и процесс в Великом княжестве Московском Правосудие Московского государства (XIV—XV века)
  12. Глава 23. Церковный суд в XIII—XV веках Регулирование церковного судопроизводства в XIII—XV веках
  13. Глава IV СИСТЕМА ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ПРАВЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ РУСИ XII-XV вв.
  14. § 1. Разбой и грабеж
  15. § 2. Перевет и поджог
  16. § 3. Система преступлений, объединяемых вирной ставкой
  17. § 5. Виды «татьбы»
  18. Заключение
  19. Оглавление
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -