<<
>>

§ 34. ПРОЦЕСС АДМИРАЛА НЕБОГАТОВА

СОБЫТИЕ огромного политического значения — русско­японская война 1904—1905 гг.— отразилось и в стенах Петропавловской крепости. Эта война была одним из актов соперничества империалистических государств в их захватнических стремлениях на Дальнем Востоке.

Крупная буржуазия в различных государствах с особой си­лой устремлялась на поиски рынков в Китае. Народное восста­ние в Китае, руководимое китайскими патриотами, было жестоко подавлено в 1900 году войсками нескольких империалистиче­ских стран при ближайшем участии царских войск. Особенно усилилось соперничество с захватническими целями между Рос­сией и Японией, стремившимися овладеть различными частями Китая, Маньчжурии и Кореи. Столкновение интересов выли­лось в кровопролитную войну царской России с Японией.

У царского правительства, кроме захватнических целей, была еще и другая цель начать войну: оно надеялось, что побе­доносная война, при которой японцев рассчитывали «шапками закидать», остановит поступательное движение развивавшейся в стране революции и укрепит самодержавие. Расчеты царизма оказались ошибочными. При полной неподготовленности к войне

плохо вооруженных войск, под руководством бездарных и про­дажных генералов война закончилась полным поражением цар­ских войск России. Царское правительство под давлением об­щественного мнения сделало лицемерную попытку привлечения к суду как виновников поражения своих генералов. Оно лишь для видимости осудило их, направив на короткий срок в Екате­рининскую куртину Петропавловской крепости.

С общественно-политической точки зрения наибольший интерес представили осужденные по двум процессам, связан­ным с русско-японской войной. Это были контр-адмирал Небо­гатое, начальник эскадры; капитан 1-го ранга командир эскад­ренного броненосца «Николай I» Смирнов; капитаны 1-го ранга и командиры броненосцев береговой обороны: «Адмирал Апрак­син»— Аишин и «Адмирал Сенявин» — Григорьев.

Все они поступили в крепость в 1907 году. В следующем, 1908. году 7 марта был доставлен в крепость бывший генерал-лейтенант Стессель, начальник Квантунского укрепленного района. Так собрались в Петропавловской крепости осужденные за позор­ную сдачу японцам наших кораблей на море, а на суше — Порт- Артура.

Таков был финал русско-японской войны, о которой В. И. Ленин писал: «Не русский народ, а русское самодержа­вие начало эту колониальную войну, превратившуюся в войну старого и нового буржуазного мира. Не русский народ, а само­державие пришло к позорному поражению. Русский народ выиграл от поражения самодержавия. Капитуляция Порт-Ар­тура есть пролог капитуляции царизма» *.

Партия большевиков предвидела, что поражение царских войск приведет к ослаблению царизма и усилению революции.

Слова В. И. Ленина «не русский народ, а русское самодер­жавие пришло к позорному поражению» нашли себе блестящее подтверждение во время судебного разбирательства на двух судебных процессах мирового значения. Они подтвердились, не­смотря на все препоны, которые по вполне понятным причинам ставило царское правительство, чтобы помешать полному рас­крытию всех условий политического строя, неизбежно привед­ших правительство к поражению.

Судебные процессы Небогатова и Стесселя не могут быть обойдены нами молчанием. В этом случае, как и во всех других, отмеченных нами на страницах «Истории царской тюрьмы», нас интересовали не только условия пребывания в тюрьмах заклю­ченных, но и обстоятельства, приведшие их в места лишения

1 В. И. Ленин, Соч., т. 8, стр. 37.

свободы. И на этот раз особенно отчетливо выясняется классо­вая подоплека не только тюремного режима, но и всего про­цесса суда над этими обвиняемыми.

Казалось бы, что позорная сдача крепости и эскадры без боя является тяжким преступлением против родины. Закон грозил за них смертной казнью. Это наказание и было упомя­нуто в приговорах по обоим процессам. В окончательном же приговоре наказание смертью было заменено «по высочайшему милосердию» заключением в крепость на десять лет каждого осужденного.

Однако и на этом милосердие не остановилось. Как увидим ниже, повелением царя были чрезвычайно облег­чены условия содержания в крепости этих осужденных, а вскоре были сокращены сроки заключения: вместо десяти лет приго­воренные генерал-адъютант, контр-адмирал и капитаны 1-го ранга провели в заключении не более двух лет одного месяца. Наибольшую скидку получил самый старший по чину — Стес- сель, осужденный за сдачу Порт-Артура. Он провел в Екате­рининской куртине всего один год два месяца.

Процесс Небогатова и трех капитанов — Смирнова, Ли- шина и Григорьева—рассматривался особым присутствием военно-морского суда Кронштадтского порта с 22 ноября по 11 декабря 1906 г.[191].

По этому процессу были привлечены к ответственности еще 69 морских офицеров. На судебном разбирательстве выясни­лось, что после разгрома японцами при Цусиме русской эскадры командование над эскадрой принял контр-адмирал Небогатое. В нее входили два эскадренных броненосца — «Николай I» и «Орел» и два броненосца береговой обороны — «Адмирал Апраксин» и «Адмирал Сенявин». Из этих судов был сильно поврежден «Орел», в который попало до 100 неприятельских снарядов, и он представлял собой обгорелую груду стали, чу­гуна и железа. На нем было много убитых и раненых солдат и офицеров. На броненосце «Адмирал Апраксин» не было серьезных повреждений. В броненосец «Адмирал Сенявин» не попал ни один неприятельский снаряд. В эскадренном броне­носце «Николай I» было несколько пробоин, разбита часть шлю­пок, осталось мало снарядов.

На рассвете 15 мая 1905 г. появилось 28 неприятельских судов, преследовавших эскадру Небогатова. Команды русских кораблей разошлись по местам и готовились к бою. Никто не допускал мысли о сдаче. Все ждали приказаний, готовые испол­нить свой долг. Контр-адмирал Небогатое находился на броне­носце «Николай I», капитан которого — Смирнов—первый по­ставил перед адмиралом вопрос о сдаче японцам. Небогатое принял это предложение и приказал поднять белый флаг и сиг­нал о сдаче.

Остальные броненосцы последовали его примеру. Сдача без боя вызвала среди команды подавленность и отчая­ние, некоторые плакали, но энергичного действенного протеста не последовало. Адмирал Небогатое, собрав команду, объяснил ей, что «решился на сдачу ради спасения свыше 2000 молодых жизней».

Свидетельские показания установили факт сдачи эскадры без боя несмотря на боевое настроение команд. Судебный про­цесс вызвал к себе напряженное общественное внимание. Одна­ко военно-морской прокурор начал речь с предупреждения об ошибочности мнения общества о том, что суд выяснит все при­чины цусимского разгрома. Конечно, прежние политические условия царской России не позволяли этого сделать. Впрочем, в той или другой степени их коснулись не только 12 защитни­ков на процессе, но и сам прокурор. Он допускал объяснение поражения тем, что: 1) посылка небогатовской эскадры на во­сток была величайшей ошибкой; 2) соединение в одну эскадру судов различных типов и скоростей было пагубно; 3) адмирал Рождественский как флотоводец впал в ряд грубых ошибок, не выработал плана боя, не перекрасил судов в боевой цвет, пере­грузил их углем, избрал для прорыва неверный путь, не выслал вперед разведчиков, соединил в одну колонну три отряда, раз­личных по составу и скорости, взял с собой в бой транспорты, связывавшие эскадру, не сделал распоряжений на случай сво­его тяжкого ранения или смерти, вследствие чего суда эскадры остались без руководителя.

Все эти причины цусимского поражения, перечисленные прокурором, сводились к бездарному руководству начальника флота, к неподготовленности морских судов к боевым действиям. Свидетельскими показаниями было установлено, что в день гибели русского флота— 14 мая — снаряды с русских кораблей не долетали до неприятельских судов, в то время когда пушки с этих последних уже громили русские суда. На одном из судов во время боя фугасные снаряды оказались начиненными пес­ком — это были учебные снаряды ’.

Конечно, обвинитель не мог высказать истинной причины поражения России в войне с Японией. Он не мог сказать, что этой причиной был тот самодержавный строй, тот старый бур­жуазный мир, о котором говорил В. И. Ленин.

Суд признал виновными в сдаче броненосцев без боя при возможности защищаться Небогатова, Смирнова, Лишина и Григорьева. Все они были приговорены к смертной казни, но суд, приняв во внимание смягчающие вину обстоятельства, хо­датайствовал, как было уже указано, перед царем о замене смертной казни заточением в крепости каждого на десять лет. Эта просьба была удовлетворена, и приговор 25 января 1907 г. был конфирмован. Что касается остальных 69 офицеров, то они были оправданы.

<< | >>
Источник: М.Н. ГЕРНЕТ. ИСТОРИЯ ЦАРСКОЙ ТЮРЬМЫ. Том четвертый. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ. КРЕПОСТЬ. 1900-1917. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 1962. 1962

Еще по теме § 34. ПРОЦЕСС АДМИРАЛА НЕБОГАТОВА:

  1. § /. Совершенствование правотворческого процесса как условие единства российской законодательной системы
  2. § 3. Правовое положение медицинского и духовного персонала в процессе вооруженных конфликтов
  3. Проблемы формулирования и закрепления оценочных понятий в процессе нормотворчества
  4. Проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм, содержащих оценочные понятия
  5. Глава 2. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОЦЕССА УПРАВЛЕНИЯ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНЫМИ ИНСПЕКЦИЯМИ
  6. § 4. Реализация функции контроля в процессе деятельности уголовно-исполнительных инспекций
  7. Понятие законности в уголовном процессе
  8. Глава 3. Реализация уголовно-процессуальных привилегий отдельных категорий лиц в досудебных стадиях уголовного процесса
  9. Глава 1 Теоретико-методологические основы изучения и оптимизации развитии профессионально-личностных качеств будущих психологов в процессе обучении в высших образовательных учреждениях Минюста России
  10. Глава 2. Состояние н пути совершенствования развития профессио­нал мю-личностных качеств будущих психологов в процессе обучении к высших образовательных учреждениях Минюста России
  11. Динамика оценки и самооценки профессионально-личностных ка­честв будущих специалистов-психологов в процессе обучения в высших образовательных учреждениях Минюста России
  12. 2.2. Оптимизация развития профессшшальпо-личиостпыхкачеств специалистов-психологов в процессе обучения в высших образова­тельных учреждениях Минюста России
  13. Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕИ ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ НАЛОЖЕНИЯ АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО КАК МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  14. § 3. Субъектный состав правоотношений в сфере наложения ареста на имущество в российском уголовном процессе
  15. § 3. Гарантии прав граждан на информацию о выборах применительно к участникам и стадиям избирательного процесса в Российской Федерации
  16. § 3 Системный подход к тактическим приемам, применяемым в процессе защиты несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого
  17. § 2 Допустимость тактических приемов в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, применяемых в процессе защиты
  18. Процесс укрепления Межамериканской системы защиты прав человека
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -