<<
>>

§ 20. ПРОТЕСТ ПЕРЕДОВОЙ МИРОВОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ ПРОТИВ АРЕСТА ГОРЬКОГО И ЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ В ПЕТРОПАВЛОВСКУЮ КРЕПОСТЬ

Известие об аресте Максима Горького в связи с событиями «кровавого воскресенья» 9 января и о заключении его в Петро­павловскую крепость с поразительной быстротой распространи­лось по всему миру.

Повсюду оно было встречено с большой тревогой за участь писателя. Сам факт быстрого распростране­ния за границей данных о насилии над Горьким показывал, как велика была его популярность уже в то время. Можно сказать, что описания расстрела рабочих на улицах Петербурга и заклю­чение в тюрьму Горького вытесняли в то время все другие со­бытия и занимали главное внимание передового общественного мнения.

Заточение общепризнанного великого русского писателя именно в Петропавловскую крепость вызывало особую тревогу: с этой крепостью неразрывно связывалось представление как о такой государственной тюрьме, откуда выход открывался лишь на каторгу, на поселение или на виселицу.

Симпатии мировой демократии к Максиму Горькому и опа­сения потерять его вызвали бурю протестов в Германии, Фран­ции, Австрии, Италии, Дании, Венгрии, Румынии, Испании, Португалии, Норвегии, Америке и других странах. О протестах за рубежом проникали сведения в русскую печать, которой было строжайше запрещено сообщать о таких же протестах в родной стране великого писателя. Протесты прокатились волной по России.

На первом месте здесь были протесты фабричных и завод­ских рабочих. И понятно: жертвы, понесенные петербургским пролетариатом, были жертвами всего рабочего класса. И требо­вание освобождения Горького становилось лишь одним из по­литических требований рабочих.

Застрельщиками таких протестов явились рабочие заводов в Петербурге: Обуховского, Семянниковского судостроитель­ного и резиновой мануфактуры.

В нескольких городах протесты против ареста Горького вы­лились в демонстрации в театрах, где шли его пьесы. На родине писателя «горячую речь о начавшейся в России революции произнес с галерки Нижегородского театра организатор боль­шевистской группы города, один из крупнейших строителей большевистской партии, друг М.

Горького — Яков Михайлович Свердлов»

У И. Кубланова дано подробное описание демонстрации за освобождение Горького во время представления в Кишинев­ском, Двинском, Киевском и Казанском театрах. Требуя осво­бодить Горького из Петропавловской крепости, демонстранты рисковали своей свободой. Негодующие голоса, раздававшиеся в помещении театров, не были голосами, «вопиющими в пу­стыне»: они подхватывались другими и сливались в громкие общие протесты. В отдельных случаях они происходили без­молвно в виде сбрасывания с галерки прокламаций, и тогда зрители ловили на лету эти печатные или рукописные воззва­ния, пока их не отбирала полиция.

Сила протестов была не только в их враждебном царскому правительству содержании, но и в многочисленности подписей под этими обращениями к правительству, в том числе людей с мировой известностью.

Французский писатель Анатоль Франс, прежде чем обра­титься с призывом к своим соотечественникам, поспешил от­кликнуться на призыв знаменитого германского ученого — про­фессора Геккеля. Он писал ему: «От всего сердца присоеди­няюсь к великодушному Вашему движению в пользу Горького. Люди просвещенные, люди науки России, Германии, Италии, Франции, соединимся! Дело Горького — дело наше общее. Та­кой талант, как Горький, принадлежит всему миру. Весь мир заинтересован в его освобождении».

Вслед за тем Анатоль Франс напечатал во французской прессе обращение, адресованное французским писателям, уче­ным, общественным деятелям. Оно близко по содержанию к только что приведенному его письму Геккелю. Но Анатоль Франс желал, чтобы голос его страны звучал громко «в вели­ком протестующем крике». В своем обращении он писал: «...французские интеллигенты должны сделать не меньше, чем немецкие профессора и итальянские депутаты, которые проте- стуют в пользу мощного, чуткого сердцем писателя. Такой че­ловек, как Горький, принадлежит всему миру» х.

Из двух приведенных нами обращений Анатоля Франса по делу Максима Горького видно, как глубоко встревожила его судьба писателя, посаженного в каземат страшной Петропавлов­ской крепости.

Он допускал, что от царского правительства можно ожидать применения самых крайних мер к Горькому. Такая оценка деятельности русского правительства была сде­лана им в протесте против смертной казни всего через несколько месяцев после выступления в защиту Максима Горького. Он писал тогда нам, редакторам сборника «Против смертной казни»: «Как! После Манчжурии надо еще советовать вашим палачам-бюрократам щадить кровь России?.. Пусть судьи ваши одумаются: они не судят, а убивают. Они обвиняют свои жертвы за покушения на «общественное благо». Но ведь в Рос­сии еще не установлено общественное благо.

Напрасно они станут утирать окровавленные руки о тексты законов, более смертоносные, чем японские снаряды. Эти за­коны гнета и насилия заранее оправдывают всякое возмущение. Они дают русскому народу право законной самозащиты против дикого безумия агонизирующего старого порядка» *.

Для того чтобы писать с таким пламенным негодованием, надо было всем сердцем ненавидеть «агонизирующий старый порядок», «палачей-бюрократов», законы, не признающие «об­щественного блага». Заточение Максима Горького в Петропав­ловскую крепость, против чего протестовал Анатоль Франс, еще более укрепляло его ненависть и презрение к царским судьям и законам бюрократии.

Под протестом французов наряду с подписью академика Анатоля Франса стояли подписи многих известных представи­телен литературы, искусства, науки Франции: писателей Окта­ва Мирбо, Марселя Прево, драматурга, романиста и академика Галлеви, скульптора Родэна и др.

Социалистическая рабочая газета Франции «Нитапііе» стала главным органом протестов во Франции против ареста Горь­кого.

В Германии особую энергию в борьбе за освобождение Горького развила социал-демократическая газета «Vorwarts». Уже через два дня после того, как жандармы захватили Горь­кого, названная газета напечатала: «В субботу утром всему миру стало известно сообщение, способное заморозить кровь в жилах. Петербургский палач хочет завершить свое дело: он хочет раздавить голову русской революции, которая является также головой интеллектуальной России.

Во власть запятнан­ных кровью палачей попала группа благородных и высокоода­ренных писателей и политических деятелей, среди которых на­ходится Максим Горький, чье имя особенно ярко блещет над всем цивилизованным миром» [111][112].

Конечно, под этой протестующей статьей социал-демокра­тической газеты Берлина было бы напрасно искать подписи ли­беральных немецких ученых и писателей того времени. Тон этого воззвания был для их уха непомерно резок. Инициативу собирания подписей под протестом взяла на себя берлинская газета «Berliner Tageblatt». Под протестами против ареста Горького подписалось в Германии очень большое число литера­торов, ученых и политических деятелей *.

Наряду с индивидуальными подписями стоят и коллектив­ные — в виде редакций периодических органов, различных об­ществ литераторов, деятелей науки и художников. Число под­писей возрастало с необычайной быстротой, но произошла кратковременная задержка поступления этих подписей. Она была вызвана напечатанием не соответствующего действитель­ности известия об освобождении Горького. После опровержения этого ошибочного, а может быть, и лживого сообщения снова полился поток подписей.

Газета «Berliner Tageblatt», прежде чем направить собран­ные ею подписи в Россию, обратилась к председателю комитета министров Витте с вопросом, кому направить собранный ею материал — петицию об освобождении Горького. Может быть, газета рассчитывала на содействие этого сановника в вопросе об освобождении Горького из крепости. Но председатель коми­тета министров предложил направить ходатайство в министер­ство внутренних дел, добавив: «Мои полномочия не позволяют мне никакого вмешательства: личное же мое влияние немного стоит».

Витте, для того чтобы не оказаться в неловком положении перед министрами и другими представителями петроградской русской бюрократии с ходатайством за Горького, не постеснялся распиваться в своем бессилии.

Широкой волной разлились протесты против ареста Горь­кого в Австрии, Италии, Англии. В Австрии организатором коллективного протеста выступил союз журналистов: едино­гласно была принята соответствующая резолюция, под которой появились подписи отдельных представителей литературы и науки, а также подписи от имени различных организаций (рус- синский парламентский клуб, общество австрийских художни­ков и др.). В Италии инициаторами протестов явились сту­денты. В Риме и других университетских городах они устроили демонстрацию в защиту русского писателя. В Англии зачина­телем протеста явился романист Томас Гарди.

Движение за освобождение Горького приняло небывалый по своей силе и по своему объему характер мирового протеста.

Он стал настоящим политическим протестом. Форма его не всегда была одинаковой: в одних случаях это—петиция, в дру­гих— негодующий, самый резкий протест, но цель его везде была одна и та же: спасти общепризнанного великого писателя от расправы царизма.

<< | >>
Источник: М.Н. ГЕРНЕТ. ИСТОРИЯ ЦАРСКОЙ ТЮРЬМЫ. Том четвертый. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ. КРЕПОСТЬ. 1900-1917. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 1962. 1962

Еще по теме § 20. ПРОТЕСТ ПЕРЕДОВОЙ МИРОВОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ ПРОТИВ АРЕСТА ГОРЬКОГО И ЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ В ПЕТРОПАВЛОВСКУЮ КРЕПОСТЬ:

  1. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  2. § 1. История развития института внешнего управления по законодательству России и зарубежных стран
  3. 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  4. Характеристика общественной опасности вымогательства и шантажа, их место в системе имущественных преступлений
  5. §1. История развития отечественного законодательства, регламенти- рующего обеспечение безопасности дорожного движения и ответствен- ность за дорожно-транспортные преступления.
  6. Монархическо-идеократические теории государства
  7. Религиозно-философские теории государства
  8. § 1. Тенденции формирования теоретических и правовых основ наложения ареста на имущество в их историческом развитии
  9. § 4. Объекты правоотношений в сфере наложения ареста на имущество
  10. § 5. Общественный контроль в сфере обеспечения правовой защиты осужденных
  11. Полемика Марка Эфесского и Феолипта Филадельфийского с Римской церковью о взаимоотношениях церкви и государства.
  12. § 1. Роль информационных технологий в обеспечении защиты общественных интересов в процедурах общественного контроля
  13. § 2. Информационно-правовое регулирование общественного контроля в контексте развития новых информационно - коммуникационных технологий
  14. § 3. Основные проблемные положения законодательства о несостоятельности (банкротстве) субъектов предпринимательства
  15. § 3. Этап профессионализации деятельности полиции (1930–1980 гг.): приоритет подавления преступности по отношению к соблюдению конституционных прав человека
  16. Проблемы правовой регламентации судебно-экспертной деятельности на современном этапе
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  18. Правовые основы общественного контроля в области охраны окружающей среды при радиационном загрязнении на территории РК, РФ, США.
  19. § 2.3. Деятельность контрольно-надзорных органов по обеспечению качества закона и прав человека
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -