<<
>>

§ 4. Причинение вреда здоровью и умаление чести

Материал Приложения 2 показывает картину, аналогичную той, которая была рассмотрена в предыдущем параграфе. Точно так же очевидна тенденция упрощения системы преступлений, ликвидации разнообразия видов преступных деяний этой группы.

В отличие от пре­ступлений, связанных с вирной ставкой, в этой группе тенденция упро­щения проявляется уже в период XII—XIII вв. В период XIV—XV вв. законодательные памятники уже не упоминают ни об одном престу­плении из этой группы, за исключением вырывания бороды (ст. 117 Псковской Судной грамоты).

В основу правового регулирования рассматриваемой группы престу­плений Русской Правдой была положена система штрафов в пользу кня­зя в размере 12 гривен и 3 гривны. Право северо-запада Руси XII—XIII вв.

сохранило эти же ставки, хотя и с некоторыми изменениями. Почему устанавливался штраф именно в 12 гривен, не ясно, равно как неизвест­но происхождение размера виры или еще одной стабильной штрафной ставки в 3 гривны. Однако в нескольких статьях Русской Правды про­слеживается связь ставки в 12 гривен с вирой. Речь идет о ст.ст. 13,15,17, 40, 61, 65, 89 Пространной редакции Русской Правды:

ст. 13 — «А в сельскомь тивуне княже или в ратайнемь, то 12 гривен»; ст. 15 — «А за ремественика и за ремественицю, то 12 гривен»;

ст. 17 — «А за кормилця 12 гривен, тако же и за кормилицю, хотя си буди холоп, хотя си роба»;

ст. 40 — «Аже убиють кого у клети или у которое татбы, то убиють во пса место; аже ли и додержать света, то везти на княжь двор; оже ли уби­ють и, а уже будуть людие связана видели, то платити в томь 12 гривен»;

ст. 61 — «Продасть ли господин закупа обель, то наимиту свобода во всех кунах, а господину за обиду платити 12 гривен продаже»;

ст. 65 — «А се аже ударить холоп свободна мужа, а убежить в хором, а господин его не выдасть, то платити за нь господину 12 гривен; а затем аче и кде налезеть удареныи тъ своего истьця, кто его ударил, то Ярос­лав был уставил убити и, но сынове его по отци уставиша на куны...»;

ст.

89 — «Ав холопе и в робе виры нетуть; но оже будеть без вины уби­ен, то за холоп урок платити или за робу, а князю 12 гривен продаже»1.

Как было показано в предыдущем параграфе, вира устанавливалась за убийство свободного человека или за другие преступления, если подразумевалась необходимость «выкупа» жизни преступника. В ука­занных статьях Русской Правды речь также идет о «цене» жизни, но че­ловека, свобода которого ограничена: холоп, рабыня, закуп, сельский и ратайный тиун и др. В большинстве случаев 12 гривен — это прямой аналог виры, он уплачивается в качестве штрафа в случае убийства не­свободного или зависимого лица (ст.ст. 13, 15, 17, 40, 89). В одной из статей (ст. 89) законодатель косвенно оговаривает, что эта штрафная ставка является аналогом виры: «А в холопе и в робе виры нетуть: но оже будеть без вины убиен, то... князю 12 гривен продаже»[1340][1341]. Крометого, штраф в 12 гривен представлял собой выкуп жизни преступника (на­пример, в ст. 65 указано на существовавшую возможность убить раба, ударившего свободного человека, однако господин раба мог выкупить его жизнь, уплатив штраф в 12 гривен и возмещение потерпевшему)

или этот же штраф мог уплачиваться в случае совершения преступле­ний, которые по своей тяжести соотносились с убийством (например, по ст. 61 господин, пытавшийся продать закупа в холопство, принуж­дался куплате штрафа в 12 гривен). Характерно, что кчислу лиц несво­бодных или зависимых, жизнь которых оценивалась не в полную виру, а в 12 гривен, относился вор, пойманный с поличным, — за его убий­ство Русская Правда также наказывала штрафом в 12 гривен.

Право последующего периода уже не упоминает об особых штрафах за убийство или покушение на свободу зависимых лиц, однако штраф за убийство раба устанавливался, при этом размер штрафа оказывал­ся значительно ниже, нежели это было определено в Русской Правде. Так, в договоре Смоленска с Ригою и Готским берегом 1229 г. штраф за убийство холопа (ст. 1) составлял 1 гривну серебра (или 4 старые грив­ны кун), что в три раза меньше штрафа, указанного в Русской Правде: «Аже будеть холоп убит, 1 гривна серьбра заплатити у Смоленске.

Тако платити и у Ризе и на Готскомь березе»1. Выше уже была показана связь между штрафной ставкой за убийство свободного человека и штрафом за изнасилование свободной женщины. Следует полагать, что такая же связь существовала между убийством холопа или рабыни и изнасило­ванием рабыни. Норма, устанавливающая наказание за изнасилование рабыни, встречается гораздо чаще, а штрафная санкция составляет так­же 1 гривну серебра: «Оже кто робу повержеть насильемь, а не соромить то за обиду гривна; пакы ли соромить, собе свободна», «Аже насилуеть робе, а будуть на него послуси, дати ему гривна серебра», «Аже учинить Русин насилье над робою в Ризе или на Гътьскомь березе, платити ему за сором гривна серебра. Такоже и Немьчицю Смоленьске»[1342][1343]. В отличие от рассмотренных источников права, которые в 3 раза снижают размер штрафа, связанного с жизнью несвободного человека, Правосудье Ми­трополичье, напротив, приравнивает убийство закупа к убийству сво­бодного лица: «А закупного ли наимита убьют, то есть душегубство»[1344]. В связи с недостатком фактического материала трудно обоснованно утверждать, какая тенденция — усиление или ослабление ответствен­ности за преступления данной группы — преобладала в праве Северо- Западной Руси. Вполне возможно, что никакого противоречия здесь не

существует и обе тенденции сосуществовали: жизнь зависимых людей стала защищаться наравне с жизнью свободных, независимых, а штраф за убийство несвободных, напротив, был существенно уменьшен. Кос­венным подтверждением такого предположения может являться иду­щий процесс более четкого разграничения свободных и несвободных, грань между зависимостью и состоянием несвободы становится не столь размытой, а правовое положение различных групп зависимого населения четче определяется.

Штраф в 12 гривен назначался Русской Правдой также за действия, влекущие умаление чести потерпевшего, за оскорбление действием. В частности, к таким преступлениям Пространная Русская Правда от­носила:

• удар мечом, не вынутым из ножен, или рукоятью (ст.

23: «Аже кто ударить мечемь, не вынез его, или рукоятию, то 12 гривен продажи за обиду»);

• удар батогом, чашей, рогом, ладонью (ст. 25: «Аже кто кого ударить ба- тогомь, любо чашею, любо рогомь, любо тылеснию, то 12 гривен»);

• выбитый зуб (ст. 68: «Аже выбьють зуб, а кровь видять у него во рте, а людье вылезуть, то 12 гривен продаже, а за зуб гривна»);

• вырывание бороды (ст. 67: «А кто порветь бороду, а въньметь знаме­ние, а вылезуть людие, то 12 гривен продаже...»);

• незаконное задержание и истязание огнищанина (ст. 78: «...аже огни­щанина мучить, то 12 гривен продаже, а за муку гривна»)1.

В исследовательской литературе подробно изучена специфика этой группы преступлений и многократно обращалось внимание на то, что для древнерусского права большей тяжестью обладает оскорбитель­ное действие, нежели действие, наносящее пострадавшему физиче­ский ущерб. Для нашей темы больший интерес представляет тот факт, что половина из перечисленных установлений Русской Правды в по­следующем законодательстве Северо-Западной Руси не встречаются. В договоре Смоленска с Ригою и Готским берегом 1229 г. сохраняется только норма о выбитом зубе (ст. 2): «...за зуб 3 гривн серебра»[1345][1346], при этом штрафная санкция в точности соответствует аналогичной сумме по Русской Правде. Соглашение Смоленска с Ригою и Готским берегом 1230—1270 гг. предоставляет более полный перечень тех же преступле­ний, упоминая о выбитом зубе (ст. 4) и о вырванной бороде, при этом

вводя дифференциацию наказания в зависимости от статуса потерпев­шего — за бороду боярина или «куноемчи» (сборщика кун) платится не 3, а 5 гривен серебра (ст. 19).

Наконец, норма Русской Правды о «муке» огнищанина трансфор­мировалась в праве Северо-Западной Руси в запрещение незаконного самовольного ареста без решения суда, при этом сохраняется извест­ный Русской Правде размер штрафа. Это положение закрепляется в договоре Новгорода с Готским берегом 1189—1199 гг. («А оже мужа свя- жють без вины, то 12 гривн за сором старых кун»)1, в договоре Смолен­ска с Ригою и Готским берегом 1229 г. (ст. 13: «Аще Русин ли Немчичь друг друга свяжеть без вины, 3 гривны серебра за сором»)[1347][1348], в согла­шении Смоленска с Ригою и Готским берегом (ст. 12: «Оже который Немьчиць в Ризе или на Гътьскомь березе свяжеть Смолнянина, или в железа вьсадить, за сором ему платити 3 гривны серебра»)[1349].

Здесь следует отметить, что в специальных отраслевых исследова­ниях нередко полностью игнорируется опыт правового регулирования случаев незаконного задержания и заключения в средневековом рус­ском праве, однако регулирование это существовало и развивалось в период XII—XV вв., возникнув из конкретной казуальной нормы Рус­ской Правды о муке огнищанина[1350].

В течение XII—XIII вв. источники права еще упоминают о порван­ной бороде, о выбитом зубе и о незаконном задержании, в XIV—XV вв. сохраняется только норма о бороде. В Псковской Судной грамоте (ст. 117), в отличие от предшествовавшего законодательства, указан не штраф в пользу князя, а компенсация самому пострадавшему, однако значительный размер ее все равно указывает на большое значение, уде­лявшееся этому виду преступлений: «А кто у кого бороду вырветь, а по­слух опослушествует, ино ему крест целовати и битися на поли, а по­слух изможет, ино за бороду присудить два рубля...»[1351]

Еще одна группа преступлений, представляющих собой причинение вреда здоровью, в Русской Правде объединяется штрафной ставкой в

3 гривны. При этом прослеживается явное противопоставление с ана­логичными преступлениями, наказываемыми штрафом в 12 гривен, как это видно из следующей таблицы.

Таблица7

Преступления, предполагающие причинение вреда здоровью, или оскорбление, наказываемые штрафом в 12 гривен или 3 гривны (нумерация статей дана по Пространной редакции Русской Правды)

№ст. Штраф в 12 гривен: № ст. Штраф в 3 гривны
23 Удар мечом, не вынутым из ножен, или рукоятью 30 Удар обнаженным мечом
28 Отнятие пальца
25 Удар батогом, чашей, ро­гом, тылеснию 29 Побои до крови или синяков
31 Толкнет, по лицу ударит, уда­рит жердью

Как видно из приведенной таблицы, ст. 23 связана со ст.ст. 28 и 30 — в обоих случаях удар наносится мечом, однако в первом случае ударивший имеет своей целью оскорбить, а не ранить противника, во втором — очевидна цель нанести вред обнаженным оружием. Точно так же противостоят друг другу, с одной стороны, ст. 25 и, с другой стороны, ст.ст. 29 и 31.

Сближает эти статьи нанесение побоев с помощью подручных предметов или руками, однако в ст. 25 оговаривается перечень пред­метов, удар которыми рассматривается как оскорбление: батог (воз­можна расширительная трактовка — палка)1, чаша, рог, ладонь. Как и в предыдущем случае, меньшим штрафом наказываются деяния, на­правленные не на оскорбление, а на причинение телесных поврежде­ний (ст.ст. 29, 31).

В дальнейшем происходит любопытное смешение противопостав­ления статей, которое столь очевидно в Пространной Русской Прав­де. В договоре Новгорода с Готским берегом и с немецкими городами 1189—1199 гг. регулируются несколько преступлений, аналогичных тем, которые рассматривались Русской Правдой:

1) удар оружием или «колом» (палкой) — 6 гривен кун;

2) толкнет или порвет одежду — 3 гривны кун[1352][1353].

Вторая ситуация соответствует казуальной основе ст. 31 Простран­ной редакции Русской Правды и штраф в договоре предусмотрен тот же — 3 гривны, однако первая ситуация, соответствующая ст. 30 Рус­ской Правды, назначает в два раза больший штраф — не 3, а 6 гривен. Так появляется неизвестная Русской Правде промежуточная между 3 и 12 гривнами штрафная ставка.

В договоре Смоленска с Ригою и Готским берегом 1229 г. (ст. 3) предусматриваются три ситуации, схожие с рассмотренными нормами Русской Правды:

1) удар палкой до крови (и более широко — побои до синяков или до крови) — 1,5 гривны серебра (то есть 6 старых гривен кун);

2) удар по лицу, по уху, захват за волосы, удар батогом — три четверти гривны серебра (3 гривны кун);

3) нанесение ранения, но без увечья — 1,5 гривны серебра (6 гривен кун).

Относительно первого случая следует особенное внимание обратить на вторую редакцию текста договора, в которой прослеживается явное заимствование из ст. 29 Русской Правды: «а будеть синь, любо кровав»1 (в Русской Правде — «Аже придеть кровав муж на двор или синь...»)[1354][1355]. Вторая ситуация соответствует казуальной основе ст. 31 Русской Прав­ды, а третья — ст. 30. Как видно, только в одном случае договор следу­ет за Русской Правдой, назначая трехгривенный штраф, в двух других ситуациях вновь указывается 6-гривенная промежуточная штрафная ставка, впервые отмеченная в договоре Новгорода с Готским берегом и немецкими городами 1189—1199 гг.

В проекте договорной грамоты Новгорода с Любеком и Готским бе­регом о торговле и суде 1269 г. видна та же переходная ситуация:

1) ранение острым оружием или «дубиной» —1,5 марки серебра (6 ста­рых гривен кун);

2) удар в ухо или в шею — 3 фердинга (3 гривны кун)[1356].

Первая ситуация соответствует ст. 30 Пространной редакции Рус­ской Правды, однако назначает переходный 6-гривенный штраф, вторая — ст. 31 Русской Правде, устанавливая прежний штраф в 3 гривны.

В соглашении Смоленска с Ригою и Готским берегом 1230—1270 гг. (ст. 4) тенденция повышения штрафной санкции за причинение вреда здоровью проявляется более четко:

1) удар палкой до крови — 3 гривны серебра (12 старых гривен кун);

2) удар по лицу — 3 гривны серебра (12 гривен кун);

3) ранение мечом или ножом без увечья — 3 гривны серебра (12 гривен кун)1.

Все указанные деяния соответствуют преступлениям, предусмо­тренным ст.ст. 29, 30, 31 Пространной редакции Русской Правды, по которым назначался штраф в 3 гривны, однако в Соглашении за них устанавливается высший возможный для этой группы преступлений штраф в 12 гривен кун.

Наконец, в Псковской Судной грамоте (ст. 120) преступления, несу­щие вред здоровью, еще более упрощаются и упоминается только один их вид, обобщающий, однако, все рассмотренные выше, — избиение: «А кто учнет на ком сочить бою, пять человек или десять, сколко ни буди, на 5 или на одном боев своих, да утяжут, ино им присужать всим за вси боеви один рубль, и княжая продажа одна»[1357][1358].

В ст. 27 Псковской Судной грамоты устанавливается характерная для права Северо-Западной Руси обязанность обидчика возместить пострадавшему ущерб: «А где учинится бой у торгу или на улицы во Пскове, или на пригороде, или в селе на волости в пиру, а грабежу не будет, а тот бой многы люди видели в торгу или на улицы, или в пиру, а ставши перед нами человеки 4 или 5, а ркучи слово: того бих, ино кто бился, того человека их душа выдати ... битому человеку, а кня­жая продажа»[1359]. В.О. Ключевский предложил читать лакуну в тексте как «выдати головою»[1360] — такое чтение вполне допустимо, хотя трудно предположить, что по делам о побоях обидчик выдавался «головою» потерпевшему, значимость этих дел не была столь велика, как, напри­мер, дела об оскорблениях, по которым и в праве Московского госу­дарства практиковалась выдача головой. Напротив, ряд исследовате­лей предлагают восстановить пропуск после слова «выдати» «в рубли», при этом, например, А.А. Зимин полагает, что речь идет о взыскании в 1 рубль, подобно статьям 58 и 96[1361]. Между тем в тексте статьи очевидно

противопоставляется имущественная компенсация в пользу потерпев- шего и «княжая» продажа, а в ст.ст. 58 и 96 речь идет именно о штрафе в пользу князя. Тем не менее материал ст. 120 Грамоты, недвусмысленно указывающей размер компенсации пострадавшему от побоев в 1 рубль, позволяет предполагать, что и в ст. 27 речь может идти о том же воз­мещении. Тот факт, что размер компенсации сопоставим со штрафами за такие преступления, как убийство (ст. 96) или сопротивление вла­стям (ст. 58), указывает на дальнейшее повышение значения группы преступлений, связанных с нанесением вреда здоровью, однако не дает оснований для уравнивания этой группы и убийства или сопротивле­ния властям.

Учитывая выявленную выше тенденцию упрощения системы пре­ступлений, объединяемых штрафной ставкой в 12 гривен, можно от­метить два взаимосвязанных процесса:

1) сокращается количество преступлений, которые трактуются как оскорбление действием — вместо широкого перечня норм, защищаю­щих личную честь в самых разных ситуациях, в праве XII—XV вв. оста­ется ответственность за вырывание бороды и выбитый зуб;

2) схожие ситуации нанесения телесных повреждений, различавши­еся в Русской Правде на причинявшие вред здоровью или нарушавшие честь, в праве XII—XV вв. унифицируются как группа преступлений, причиняющих вред здоровью, и за них назначается максимальная для этого вида преступлений штрафная ставка в 12 гривен. В связи с тем, что de facto произошла новая систематизация преступлений против чести и против здоровья личности, а также в связи с тем, что престу­пления, несущие вред здоровью, теперь стали наказываться штрафной ставкой, назначавшейся ранее за преступления, несущие оскорбление действием, возникла необходимость повысить штрафную ставку за со­хранившиеся в праве преступления против чести (вырывание бороды).

<< | >>
Источник: Оспенников Ю.В.. Правовая традиция Северо-Западной Руси XII—XV вв.: монография. 2-е изд., испр. и доп. — М.,2011. — 408 с.. 2011

Еще по теме § 4. Причинение вреда здоровью и умаление чести:

  1. § 1. Сущность и особенности институционализации гражданскоправовой защиты законных интересов собственников
  2. § 2. Место института административной ответственности в обеспечении законности в сфере таможенного дела Российской Федерации.
  3. 2. Современные тенденции развития законодательства Российской Феде­рации в системе мер правовой защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина
  4. Глава 9. Брак и семья в древнерусском праве Брачно-семейные отношения по Русской Правде и церковному законодательству
  5. § 4. Причинение вреда здоровью и умаление чести
  6. Приложения
  7. Оглавление
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -