<<
>>

§ 3. Неисполнение должностных функций

Правовая традиция Северо-Западной Руси, для которой харак­терно более раннее разделение частноправовой и публично­правовой сфер, уже в XV в. дает многочисленные правовые нормы, предусматривавшие ответственность должностного лица за неиспол­нение его функций.

Так, согласно ст. 28 Новгородской Судной грамоты, посадник был обязан не только возместить истцу ущерб, возникший по причине невыполнения посадником своих обязанностей, но и уплатить внушительный штраф в 50 рублей: «А кой посадник, межника дав, а по­едет прочь из города не кончав того суда, ино великим князем и Ве­ликому Ноугороду на том посаднике пятьдесят рублев, а истцю убытки подоймет...»[212] . В рамках разветвленной системы новгородских судов та­кая же ответственность предусматривалась за аналогичное игнориро­вание функций тысяцким и наместником архиепископа1 [213].

В московской правовой традиции эта группа коррупционных дея­ний тоже может быть выделена.

В Судебниках данная форма коррупции нашла выражение через упоминание об игнорировании должностными лицами обращений «жалобников»[214]. Необходимо заметить, что игнорирование жалоб смы­кается и переходит в другую форму коррупции - волокиту, которая под­робнее рассматривается в другом параграфе (глава II, § 5).

В Судебниках никаких действенных мер для противодействия этой форме коррупции предложено не было, хотя она относилась, очевидно, к числу весьма распространенных. У Г. Штадена можно найти весьма живое ее описание: «В ответ на эти слова сторож открывал ему дверь, тот [истец. - Ю. О.] входил и многократно бил челом князьям, боярам или дьяку. Если он бывал недостаточно смел, то боярин ударял или от­талкивал его посохом и говорил: “Недосуг! Подожди!”. Многие так и жда­ли до самой смерти»1.

Взяв для сравнения Новгородскую Судную грамоту, мы найдем там ст. 26, в которой регламентация деятельности судебных чиновников значительно больше проработана, указываются дни и временной ин­тервал обязательного присутствия в суде, устанавливаются штрафы за игнорирование своих обязанностей: «А кои докладчик не сядет на тот день, ино взять на боярине два рубля, а на житьем рубль»[215][216].

В московском праве XVI в. активно шел процесс формализации, складывалось централизованное государство со всё возрастающим уровнем регламентации отношений внутри административно-судебно­го аппарата. При этом сравнение с правовой традицией Северо-Запад­ной Руси показывает, что разделение публичной и частной сфер зашло в Москве не так далеко, и в этом отношении правовые акты Новгорода и Пскова продолжали оставаться образцами даже к середине XVI в.

В качестве яркого примера сложного для квалификации случая можно привести жалобы на бездействие должностных лиц в случае об­наружения кражи товара с воза («А приставов просили же бы межи сыны боярскими и сторожи, которые у дворе посольском, на тот час суть о тое сукно опытали, и они того зыскати не хотели»), а затем по факту кражи у одного из купцов («О который шкоде тот Иван жаловал боярину Федо­ру Потемкину, который у пана Халецкого в тот час был приставом, жебы было зыскано. И он того зыскати не хотел»), с которыми обращались к московским властям польские послы Я. Кротошевского[217].

Данный случай нельзя трактовать однозначно: по ряду других до­кументов известно, что сопровождению послов и следовавших с ними купцов всегда уделялось большое внимание, процедура встречи по­сольств приставами и их сопровождения была устоявшейся, функции приставов, надо полагать, тоже были хорошо известны всем участни­кам. Поэтому вполне вероятно, что претензии купцов не были удовлет­ворены приставами по какой-то объективной причине, о которой по­слы в своей жалобе предпочли не упоминать.

При этом мы знаем немало аналогичных случаев неисполнения или недостаточно усердного исполнения должностных обязанностей (жалоба польского гонца Н. Бурбы и др.)1. Жалобы поступали не только на московских должностных лиц - на польской стороне была анало­гичная ситуация, сохранились жалобы русских купцов на бездействие польских должностных лиц, например, на бездействие витебского во­еводы в случае убийства «торгового человека» Г.

Микулина[218][219], бездей­ствие по фактам грабежа торговых людей[220] и т. п.

Эти отказы сами по себе являются должностными правонарушени­ями, сложным является вопрос, можно ли отнести эти действия к кон­кретно-историческим формам коррупции.

Конфликт между интересами общества и должностного лица в дан­ном случае очевиден. Важным является наличие личной выгоды долж­ностного лица, но этот мотив виден далеко не во всех документах, где упоминаются похожие ситуации. Однако всё-таки в некоторых доку­ментах содержатся прямые указания на мотив корыстной заинтересо­ванности должностных лиц, не выполняющих свои обязанности.

В частности, достаточно подробно причинно-следственная связь между бездействием должностных лиц (или неправильным исполне­нием своих обязанностей) и получением имущественных выгод рас­крывается в описании «обид», которые московские купцы потерпели от польских должностных лиц: «Ездят они торговати в Литву Смоленскою дорогою. И с них емлют державцы и урядники поборы, и головщины,

и мостовщины, и явки, и перевозы, по всем городом и большим селом до Вильмы. Да с них же емлют по городом подарки великие. А в котором городе они торгуют или не торгуют, а тамги с них в тех городех емлют. А где им не довететца ни часу стоять, и урядники и мытники и поборцы держат их по многим местом по неделе и по 2 для своей корысти, и они им подарки от неволи дают. А в Вильне им и с приезжими людьми торго- вати не дают, а велят торговати с тутошними людьми. И извощиков им под товар самим наймовать по воле не дадут, а наймуют извощиков ли­товские люди. А провоз с московских с торговых людей емлют вдвое»1.

Здесь интерес представляют несколько моментов. Во-первых, должно­стными лицами осуществляется взимание «подарков» с тех, кто обращает­ся к ним как к представителям власти - следует понимать, что «подарки» взимаются за то, чтобы они должным образом осуществляли свои функции.

Во-вторых, возвращаясь к рассматриваемой цитате из записной книги о поездке А.

Д. Резанова, должностные лица, как видно из текста, специально задерживают торговцев в тех местах, где они не собирались останавливаться, должное исполнение их обязанностей увязывается с получением от торговцев «подарков».

В-третьих, необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что вымогание «подарков» имеет корыстный мотив, направлено на получение имущественных выгод должностным лицом. На корыстный мотив должностных лиц авторы жалоб указывают прямо: «держат их по многим местом по неделе и по 2 для своей корысти».

Следующий важный момент - «подарки» носят не добровольный, а вынужденный характер, на что указывает фраза «им подарки от не­воли дают».

Дальше в том же тексте упоминается случай незаконного, без объяв­ления вины, задержания и содержания в тюрьме в течение десяти дней, при этом отдельной статьей убытков указываются «подарки», которые купец дал (должностным лицам), чтобы его «ис тюрьмы выпустили»[221][222].

В свою очередь, эта выявленная разновидность коррупционных пра­вонарушений влечет за собой выявление и более полное раскрытие дру­

гих разновидностей. В частности, следует заметить, что невыполнение функций вменялось в вину и церковным иерархам («в город не выезжа­ет»)1, то есть может рассматриваться как в системе светских правоотно­шений, так и церковных.

Невыполнению должностных обязанностей, судя по жалобам мо­сковских купцов, нередко сопутствовало то, что мы могли бы сейчас назвать навязыванием услуг. Например, купцы жаловались на невоз­можность самим нанимать извозчиков: «И волно б им было торговати с приезжими людьми и извощиков наймовать по своей воле по тому ж, как повольно с приезжими людьми торговати и извощиков наймовати литовским торговым людем на Москве и в Смоленске»[223][224].

Еще одно связанное с неисполнением должностных обязанностей нарушение, на которое указывали московские купцы, жалуясь на польских должностных лиц, это взимание пошлин сверх установленных норм и «по­дарков»: «.а лишних бы мытов, первозов, мостовщин и подарков с них не имали, и нигде бы их по местом не задерживали. ... И по городом бы с них явок и перевозов и подарков урядники и мытники не имали»[225].

К дискуссионным вопросам можно отнести проблему соотношения должностных правонарушений и конкретно-исторических форм кор­рупции. В частности, это выявленная выше отдельная группа фактов, зафиксированных и на московской, и на польской стороне, связанная с бездействием должностных лиц. Эти должностные, на первый взгляд, преступления следует трактовать в качестве коррупционных правона­рушений, поскольку расширение источниковой базы позволяет рас­крыть лежащий в основе этого бездействия конфликт между интереса­ми общества и конкретного должностного лица.

Особо следует заметить, что данная группа правонарушений в это время отражается и в сфере церковного регулирования общественных отношений, где аналогичные деяния должностных лиц рассматривают­ся в качестве подлежащих наказанию.

<< | >>
Источник: Оспенников, Ю. В., Гайденко, П. И.. Формы коррупции и противодействие им в Московском государ­стве XV-XVI вв. : монография / Ю. В. Оспенников : Введение, Глава II, Заключение; П. И. Гайденко : Глава I. - Самара : Научно-технический центр,2020. - 178 с.. 2020

Еще по теме § 3. Неисполнение должностных функций:

  1. § 1. Должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации
  2. § 2. Органы и должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации
  3. 2.1. Удаление в отставку
  4. 1.2 Круг лиц, подлежащих специальной дисциплинарной ответственности
  5. § 2.2. Установление окладов (должностных окладов) медицинским работникам
  6. § 1. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими
  7. § 5. Преступления, посягающие на нормальную деятельность военного управления, престиж и авторитет Вооруженных Сил, а также на воинскую дисциплину
  8. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  9. § 2.5. Общие условия и ограничения осуществления уголовно- процессуальных полномочий должностными лицами загранучреждений и органов расследования представляемого государства в загранучреждениях
  10. § 2. Современное состояние российского законодательства в контексте позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти
  11. Юридическая природа муниципальных правовых актов
  12. § 2. Екатеринодарское сыскное отделение: структура, функции и формы деятельности
  13. § 3. Реализация правовых актов органов местного самоуправления
  14. 2.2. Правовое бездействие как форма правового поведения.
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -