<<
>>

§ 22. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАНЯТИЯ ГОРЬКОГО В КРЕПОСТИ

Прошло две недели после заключения Горького в крепость, прежде чем на крохотном металлическом столике одиночной ка­меры № 39 появились бумага, перо и чернильница. Екатерина Павловна Пешкова 24 января заявила департаменту полиции требование о предоставлении ее мужу письменных принадлеж­

ностей.

Это было ее первое требование после свидания с ним в крепости. Очевидно, сам Алексей Максимович информировал ее о том, что его лишили возможности заниматься литературной работой. На следующий день после обращения жены Горького комендант крепости разрешил Алексею Максимовичу письмен­ные занятия в его камере.

Мы не имеем сведений о том, в чем выразились занятия арестованного писателя. Сам же он лишь 29 января заявил о желательной тематике его труда в тюрьме. Он вынужден был сделать такое заявление, так как иначе по существовавшим пра­вилам крепости не мог бы рассчитывать на возвращение ему его рукописи.

В бумаге, адресованной коменданту С.-Петербургской кре­пости, А. М. Пешков мотивирует свою просьбу разрешить ему писать необходимостью заработка для содержания его семьи. Вместе с тем он называет и задуманный им труд, ограничи­ваясь, впрочем, лишь упоминанием, что это будет комедия. Прекрасно зная, что администрация может запретить ему лите­ратурную работу из опасения ее нежелательного для правитель­ства содержания. Горький спешит предупредить своих тюрем­щиков, «что работа, имея характер чисто психологический и нравоописательный, не касается так называемых «общественных вопросов». Он знает о решающей роли в данном вопросе не коменданта крепости, а департамента полиции и потому просит о направлении его рукописи после ее окончания в департамент полиции для последующей выдачи ее лично ему или его жене.

Но мог ли наш великий писатель обойти молчанием «так называемые общественные вопросы»? Горький не был бы Горь­ким, если бы в своем произведении ограничился лишь «психо­логией и нравоописанием».

Если у коменданта крепости и у ге­нералов из департамента полиции и не было уверенности в та­ком «безобидном» содержании творения заключенного писателя, то они ничем не рисковали. У них оставалась возможность не выпустить из своих рук нового произведения Горького. Мы уви­дим позднее, какой резкий отрицательный отзыв дал цензор о политической направленности пьесы Максима Горького.

В той же самой бумаге, в которой писатель, заключенный в крепость, добивался разрешения продолжать свою писатель­скую работу, он заявил также просьбу о позволении ему рабо­тать, по старой привычке, по ночам. Последнее комендант кре­пости разрешил собственной властью, а вопрос о писании коме­дии передал на рассмотрение департамента полиции, откуда лишь 5 февраля он получил положительный ответ.

Надо предполагать, что Алексей Максимович начал писать свою пьесу, не дожидаясь официальных разрешений. Он имел для этого фактическую возможность. Перед ним на том самом столике, который служил ему в качестве обеденного стола, те­перь лежала пронумерованная бумага и стояла чернильница. Разве могло хватить у него человеческих сил, чтобы не исполь­зовать эти орудия писательского труда и не творить? Ведь про­шли день за днем целых две недели томительного бездействия, без привычного труда. Можно предположительно определить начальный срок писания комедии — 25 января *. В этот день ему были предоставлены письменные принадлежности.

Спешим оговориться, что мы не располагаем доказатель­ствами безусловной правильности нашего предположения о на­чальном сроке написания комедии.

В полутемной камере Трубецкого бастиона, куда никогда не проникал луч солнца, писал Горький свою пьесу под таким бодрящим и лучезарным заглавием — «Дети солнца».

Напомним оброненные самим Горьким слова «об его неисто­вом хохоте к соблазну и удивлению тюремной стражи» во время его работы над пьесой [121][122]. Что это был за смех? В пьесе как будто нет таких мест, которые давали бы основание бурному смеху самого автора над выведенными им персонажами.

Ду­маем, что в обычной обстановке литературного творчества Горький не вел бы себя так и не смеялся. Одиночная же ка-

Рис. 11. Фотография М. Горького 1905 года в начале жандармского дознания.

Рис. 12. Рисунок И. Е. Репина „А. М. Горький читает пьесу «Дети солнца', написанную им в Трубецком бастионе Петропавловской крепости. Рядом с писателем сидит В. В. Стасов.

Из книги С. И. Знльберштейи «Репин и Горький».

Рис. 13. Первая страница рукописи М. Горького „Дети солнца ”. Иа Музея М. Горького в Москве.

мера до крайности обостряла его настроение, и оно выливалось совсем в необычную форму.

Через четыре месяца после выхода из Петропавловской крепости Алексей Максимович находился в Финляндии в Куо- кала в доме художника И. Е. Репина, где 5 июня 1905 г. читал перед немногими собравшимися свою пьесу «Дети солнца». Ве­ликий русский художник изобразил на полотне этот момент. Об этом рисунке И. С. Зильберштейн — автор специальной работы об И. Е. Репине отозвался так: «Это превосходный ри­сунок, сделанный итальянским карандашом, чуть тронутый сан­гиной. Бесспорно, это один из лучших листов в огромном насле­дии Репина-рисовальщика. Рисунок сохранил всю силу и оча­рование наиболее замечательных произведений этого рода,— в нем чувствуется «трепет живого наблюдения, ощущения жизни». Горький сидит за столом и держит в руках рукопись; необыч­ная для Горького бородка была им отпущена во время пребы­вания в Петропавловской крепости. Рядом с писателем сидит В. В. Стасов, в глубине Репин набросал три фигуры. Фигура Горького — в центре этого большого листа; художнику удалось передать одухотворенность лица писателя, увлеченного чте­нием» [CXXIII](см. рис. 12).

Автор цитированной работы отметил «одухотворенность лица писателя, увлеченного чтением».

Законченную пьесу Горький передал коменданту крепости. Этот последний через два дня после оставления писателем кре­пости переслал его рукопись (14 февраля) директору департа­мента полиции. В своем отношении он, ссылаясь на «мелкий и очень неразборчивый почерк» рукописи, предупреждал депар­тамент, что он был лишен возможности «просмотреть внима­тельно работу Пешкова». Однако он добавлял, что, «бегло перелистав ее, полагает, что необходимо подвергнуть ее цен­зуре». Этим он предусмотрительно снимал с себя ответствен­ность за выпуск из крепости пьесы, написанной в ее стенах узником.

Так началось странствие рукописи по разным учреждениям. Из крепости она перешла в департамент полиции, отсюда в

С.-Петербургское жандармское управление, а от жандармов — к цензору драматических сочинений и от него — в главное управ­ление по делам печати.

Здесь уместно привести оценку цензором пьесы Горького со стороны ее политического содержания. Он не мог не разгля­деть, что автор комедии совсем не выполнил своего намерения, высказанного в его просьбе разрешить писать пьесу, не касаясь «общественных вопросов».

Мы приводим из заключения цензора выдержку: «считаю долгом присовокупить, что у меня не возникает ни малейших сомнений в совершенной недопустимости (постановки) на сцене рассматриваемого произведения ввиду его крайней тенден­циозности, могущей вызвать при исполнении пьесы только не­желательные последствия».

Цензор писал: «Основной мыслью пьесы является рознь, существующая между народом, представляющим из себя «лес, полный сумрака и гниения», и богатыми классами, т. е. интел­лигенцией, против которой в народе давно уже растет нена­висть; затронут и рабочий вопрос изображением на сцене в роли «угнетенного и оскорбленного» именно представителя ра­бочего класса. Свидетельствуя, что народная ненависть уже вырвалась на улицу и люди, дикие, озлобленные, с «наслажде­нием истребляли друг друга», автор предвещает, что «их злоба обрушится когда-нибудь на слепую, опьяненную не делом, а только красивыми словами и мыслями интеллигенцию за невни­мание к тяжелой, нечеловеческой жизни низшего класса, за то, что она сыта и хорошо одета».

Вообще в пьесе то и дело под­черкивается угнетение бедного труженика, в котором не хотят даже признать «человека», этого «слепого крота», укрывающе­гося в «тесных норах», которому свободомыслящие «дети солнца» должны помочь выбраться из настоящего отчаянного положения и «вырасти» гордым орлом» *.

Когда цензор говорил о нежелательных последствиях, ко­торые могут быть вызваны постановкой на сцене пьесы Горь­кого, он имел в виду, конечно, прежде всего изображение на сцене в роли угнетенного и оскорбленного представителя рабо­чего класса. Цензура рассматривала рукопись пьесы в августе 1905 года. Еще ни в какой степени не изгладились из памяти народа события «кровавого воскресенья». Быстро поднималось революционное движение в России. В самой различной форме происходили протесты различных общественных групп и откры­тые выступления рабочих. Понятно, что не без основания пред-

ставлялись цензору манифестации театральной публики на спек­такле «Дети солнца».

Между тем Алексей Максимович, уже освобожденный и проживавший в Риге, испытывал большие волнения и тревогу за судьбу своего труда. Он писал Пятницкому в Петербург о своей рукописи: «...мне все кажется, что ее уничтожат, не потому, что найдут вредной, а так, на зло». Наконец, Пятниц­кому удалось получить пьесу и отослать ее Алексею Максимо­вичу, который благодарил его за то, что вырвали рукопись «из пасти адовой» *.

Сам же Горький еще несколько месяцев стоял перед этой «адовой пастью», куда правительство готовилось его препро­водить при помощи своего суда.

<< | >>
Источник: М.Н. ГЕРНЕТ. ИСТОРИЯ ЦАРСКОЙ ТЮРЬМЫ. Том четвертый. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ. КРЕПОСТЬ. 1900-1917. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 1962. 1962

Еще по теме § 22. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАНЯТИЯ ГОРЬКОГО В КРЕПОСТИ:

  1. Международный опыт борьбы с терроризмом и его использование в Россий­ской Федерации
  2. § 2. Полномочия юридических советников в свете требований международного гуманитарного права
  3. Проблемы формулирования и закрепления оценочных понятий в процессе нормотворчества
  4. Проблемы познания содержания оценочных понятии в интерпретационной деятельности
  5. 1.1. Анализ психологических подходов к изучению и оптимизации раз­вития профессионально-личностных качеств специалистов- психологов
  6. Директива Совета № 77/187/СЕЕ от 14 февраля 1977 года о сближении законодательств государств-членов, связанных с защитой прав работников в случаях передачи предприятий, центров занятости или части центров занятости
  7. § 6. Сотрудничество в области науки, культуры и образования
  8. 3.1 Государственно-правовые идеи патриарха Фотия.
  9. Полемика Марка Эфесского и Феолипта Филадельфийского с Римской церковью о взаимоотношениях церкви и государства.
  10. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ
  11. § 1. Катары и другие гностики европейского Средневековья
  12. Глава 1 Биография и методология Рональда Дворкина
  13. §3 Теория права как целостности
  14. §4. Географическая социология права
  15. §2. Социология права и гегельянство
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -