<<
>>

КРАТКОЕ СЛОВО О ФРАНЦУЗСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ В ПОЛЬШЕ

1. Исторические реалии

История введения в Польше французской модели гражданского судопроизводства неразрывно связана с драматической историей польской государственности начала XIX в.

Рассматривая, казалось бы, далекую от мировой политики историю гражданского процес­са, как в зеркале можно увидеть чаяния и разочарования великой наполеоновской эпохи, в которую Польша сыграла не последнюю роль. После трагических событий конца XVIII в. и утраты королев­ской Речью Посполитой суверенитета польские земли оказались под контролем нескольких империй. Обострение политической ситуации в Европе в начале XIX в. и так называемые наполеоновские войны пробудили надежду на возрождение польской государственности. Несмотря на разные политические течения среди польских элит, в конце концов взяло верх пронаполеоновское течение, представи­тели которого видели в императоре Франции избавителя от чужого господства.

В 1807 г. было образовано Варшавское княжество (иногда в рос­сийских источниках встречается название «Герцогство Варшавское») на основании договора, заключенного Наполеоном с Пруссией в Тиль­зите. Существование Княжества было довольно коротким и фактиче­ски не насчитывает даже семи лет, хотя формально оно длилось с 1807 по 1815 г. Хронологически его развитие соответствует взлету личной карьеры Наполеона[XIV]. Без сомнения, Варшавское княжество, зависящее от Империи Наполеона, не может быть названо полностью независимым государством. Варшавское княжество в июле 1807 г. в Дрездене получило

от Наполеона Конституцию1, но в соответствии со ст. 5 этого Консти­туционного акта от 22 июля 1807 г. корона Варшавского княжества на­следовалась саксонским королем или его потомками и правопреемни­ками согласно порядку наследования в саксонской королевской семье, т.е. состоялась персональная уния Княжества с Саксонией, поэтому, например, заграничная политика была исключена из ведения прави­тельства Княжества и отдана министру иностранных дел Саксонии[15][16].

В связи с этим правовые акты Фридриха Августа, короля Саксо­нии, издававшиеся в основном в форме декретов, имели огромное зна­чение для Варшавского княжества. Собственно говоря, «королевская власть не была четко очерчена, но охватывала целое «правительство», т.е. государственную власть, за исключением законодательства в узком смысле (отнесенном к компетенции сейма), — королевские декреты имели очень разнообразное содержание и разный уровень детализации, определявший их место в иерархии норм»[17]. Тем не менее появление Варшавского княжества на карте Европы того времени рассматрива­лось как начало возрождения польской государственности, пусть даже в ограниченной форме. Многие ключевые посты в Княжестве занимали видные польские государственные деятели.

2. Конституционные основы судоустройства Варшавского княжества

Раздел IX Конституционного закона Варшавского княжества (такое официальное название получила Конституция от 22 июля 1807 г.) был посвящен судоустройству. С введением Конституции начинается эра рецепции французского законодательства, в том числе процессуально­го, в Польше. Следует отметить факт именно рецепции и влияния, а не копирования законодательства, поскольку иногда даже целостное при­нятие того или иного законодательного акта вызывало сопротивление в практике и вело к соответствующим модификациям. Согласно ст. 69 Конституционного закона «Кодекс Наполеона будет гражданским правом Варшавского княжества»[18]. Эта статья была введена по лич­

ному настоянию Наполеона Бонапарта, более того, в самом Кодексе нельзя было ничего изменить без его личного согласия1. Конечно же в практике такой подход вызвал сопротивление, и со временем были внесены серьезные изменения в Гражданский кодекс. В исторической перспективе отношение к Кодексу Наполеона менялось. Изначально глубокое сопротивление вызывал его либерализм, что привело к его частичной замене Гражданским кодексом Польского королевства[19][20], ко­торый начал действовать с 1 января 1826 г.

Соответственно изменение материального права привело к изменению гражданской процедуры. С течением времени Кодекс Наполеона, однако, стал символом само­бытности польского законодательства, имеющим огромное значение для национального самосознания. Нормы разд. IX не вводили в дей­ствие процессуальных законов, но регулировали некоторые аспекты судоустройства. Гражданский и уголовный процессы объявлялись публичными (ст. 70). Данный принцип не являлся абсолютным и не рассматривался как требование рассмотрения всех дел без исключения на публике. Исключения могли быть продиктованы принципами охра­ны общественной морали или безопасности[21]. Собственно говоря, ст. 87 французского ГПК упоминает ситуации, которые могли бы «привести к соблазну или были бы сопряжены с важными неудобствами», что яв­ляется основанием исключения публичности гражданского процесса. Как указывает по этому поводу знаток гражданской процедуры того времени А. Хейлман, «не всякое судебное действие является такого характера и важности, что с ним обязательно должна быть сопряжена публичность. Находятся иные, которые, напротив, требуют тайности для блага сторон, семьи или же общего блага»[22][23].

В каждом повете устанавливался мировой суд, а в каждом департа­менте — один гражданский трибунал первой инстанции (ст. 71). В це­лом княжестве должен был действовать один «отзывной», т.е. апел­ляционный, суд (ст. 71). На так называемый Государственный совет (Conseil d’Etat)sвозлагались Конституцией функции кассационного суда (ст. 72). В литературе указывается, что институт гражданской кассации появился в Польше вместе с наполеоновскими ГК и ГПК1. Судебный порядок (производство) объявлялся независимым (ст. 74), т.е. фактически устанавливались гарантии независимого судебного разбирательства и независимости судей. Решения судов и трибуналов выносились от имени короля (ст. 77). Не будет преувеличением утвер­ждение, что впервые на польских землях была введена гражданская процедура новых времен, ломающая старые, иногда средневековые представления о процессе.

Как указывает Т. Эречинский, Наполеонов кодекс не формулировал прямо никаких принципов гражданского процесса, но научная литература формулировала их на основании отдельных постановлений: принципы равенства сторон, состяза­тельности, диспозитивности, устности, публичности, концентрации процессуального материала, свободной оценки доводов, строгого формализма[24][25].

1834. S. 107.

литературой: Jastrz^bski R. Trybunal Kompetencyjny, Kolegium Kompetencyjne, Geneza

Dzialalnosc Wspolczesnosc. Warszawa, 2014. S. 35 (n. 126).

3. Введение Code de procedure civileв Варшавском княжестве

Французский Code de procedure civile 1806 г. не был введен в дей­ствие Конституционным законом, на момент принятия которого, без сомнения, больше внимания уделялось Гражданскому кодексу. Собственно говоря, невозможно понять введение ГПК без истории введения ГК Наполеона в Польше. Как указывалось выше, согласно ст. 69 Конституционного закона «Кодекс Наполеона будет граждан­ским правом Варшавского княжества»[26]. Несмотря на прямое указание Конституции, такое постановление вызвало неприятие в некото­рых кругах польского общества. Речь идет даже не об отвержении идеи о том, что Кодекс Наполеона — это мировое право, созданное по образцу римского права, которое должно содействовать объеди­нению разных стран под господством Франции[27]. Польские высшие слои общества не воспринимали именно антифеодальный харак­тер ГК Франции (в польском Конституционном законе употребля­лось название «Кодекс Наполеона»). В отличие от так называемых

Итальянской и Вестфальской конституций (Кодекс Наполеона до­бровольно-принудительно был введен в разных странах), польский Конституционный закон не предусматривал срока введения, что те­оретически давало возможность отложить его вступление в силу. Тем не менее Кодекс был введен Декретом от 27 января 1808 г.1 Несмотря на сопротивление Государственного совета, Кодекс начал действовать с 1 мая 1808 г., а в департаментах, выделенных из Галиции, — 15 августа 1810 г.[28][29] Из исторических источников сложно получить однозначный ответ, почему в Конституционном законе не упоминаются другие кодексы, в том числе ГПК.

Возможно, ответ следует искать в привя­занности к Кодексу Наполеона, который, по всей видимости, являлся наиболее удачливым из всех кодексов наполеоновской эпохи, или же в идее второстепенности (служебной роли) гражданского процесса по отношению к материальному праву. Данный вопрос, без сомнения, занимал правящую элиту Варшавского княжества, перед которой встала проблема практического применения материального права на процессуальном уровне. Нормы ГК вместе со скромными нормами Конституции касательно судебной иерархии были недостаточны для практического применения. Поэтому Министерство юстиции заняло позицию, согласно которой введение Кодекса Наполеона неизбежно тянет за собой принятие французского Гражданского процессуального кодекса и даже французского Торгового кодекса. Более того, вскоре получил распространение взгляд, согласно которому все три кодекса состоят между собой в неразрывной связи и должны рассматривать­ся как единое целое[30]. Несмотря на отсутствие каких-либо прямых нормативных оснований, сторонник такой идеи министр юстиции в правительстве Варшавского княжества Феликс Лубенский ввел вышеперечисленные кодексы подзаконными нормативными акта­ми. Соответственно ГПК (название «Устав гражданского судопроиз­водства» характерно для русских дореволюционных переводов) был введен не законом, но Инструкцией (zarzqdzeniem)министра юстиции об организации судопроизводства и правомочиях судебных властей и лиц, входящих в систему органов правосудия, от 23 мая 1808 г.[31] Даже в этой Инструкции сложно найти прямые и безоговорочные поста­новления о введении ГПК, который действовал в Польше без малого 70 лет. Так, согласно § 8 Инструкции «Гражданский процессуальный кодекс и Торговый кодекс являются такими же действующими, как и Кодекс Наполеона, по предмету, в котором между ними и Кодексом Наполеона существует неразрывная связь, кроме изменений, осно­вывающихся на Конституции Варшавского княжества»1. Языковое толкование вышеприведенной нормы может склонять к мысли, что французский ГПК был введен только частично, что, конечно же, не подтверждается историческими фактами.
Кроме того, в § 11 Ин­струкции указано, что «в делах, которые согласно вышеуказанным правилам будут разрешаться согласно нормам Кодекса (Наполео­на. — Я.Т.), будет применяться, пока не появятся постоянные нормы, французский Гражданский процессуальный кодекс со времени перед 1 мая»[32][33]. Указание на «временность» применения ГПК было не случай­ностью, но скорее попыткой сгладить радикализм введения чужой гражданской процедуры.

1

2

3

4

downictwa nalezqcych // Zawadzki S. Prawo cywilne obowiqzujace w Krdlestwie Polski^m. T. III. Warszawa, 1863. S. 343—354.

Королевским Декретом от 27 апреля 1808 г. создается Комиссия, имеющая своей задачей подготовку проекта «по предмету, касающему­ся процедуры и иных частей законодательства, не охваченного в Кодексе Наполеона»[34]. Более того, королевским Декретом от 18 июля 1808 г.[35]вводятся в действие нормы касательно работы Комиссии, где более подробно указано, что она призвана провести контроль перевода Ко­декса Наполеона на польский язык и составить проекты Гражданского процессуального, Торгового и Уголовного кодексов. То, что Комиссия должна была разработать проекты правовых норм, не охваченных Кодексом Наполеона, также могло означать введение норм процес­суального характера. Согласно последнему пункту Декрета от 18 июля 1808 г. — п. 11 министр юстиции имел право использовать экспертные мнения судов относительно процедуры и представлять их Комиссии. Исполнение всего Декрета также поручалось министру юстиции, хотя сама идея прямой рецепции французского законодательства была ему особенно близка. Подход, выраженный в королевских декретах, созда­вал иллюзию, что «формальная и полная рецепция, требуемая Кон­ституцией, касается только самого Кодекса Наполеона, в то время как иные отрасли судебного права должны были опираться на собственные кодификационные работы и законы Княжества. Комиссия, однако, оставалась под влиянием министра юстиции, а ее проекты должны были направляться на одобрение королевским решением через того же министра»1. Кроме того, даже касательно создаваемых якобы местных проектов законов и кодексов на государственном уровне требовалось брать за образец законодательство Франции. Согласно таким требова­ниям был создан проект ГПК, который «застрял» в Государственном совете[36][37]. В конце концов этот проект так и не был окончательно одобрен и введен в действие.

kladu Kodeksu Napoleona na j?zyk polski i ulozenia projektu procedury sadowej, kodeksu han-

Учитывая реалии Варшавского княжества, можно задать вопрос: могло ли быть иначе? На поставленный так вопрос, по всей видимо­сти, следует ответить отрицательно. Во-первых, весьма сомнительна даже теоретическая возможность создания в довольно короткие сроки Гражданского процессуального кодекса, учитывающего нормы мате­риального права Кодекса Наполеона. Сам Кодекс Наполеона должен был действовать в Княжестве в оригинале, т.е. исключительно фран­цузский текст считался аутентичным законом. Появилось несколько переводов на польский язык, каждый с каким-то изъяном, что сразу подвергалось публичной критике. Ни о каком быстром утвержде­нии официального перевода Кодекса Наполеона на польский язык (несмотря на существование конкурирующих переводов) не могло быть и речи[38], т.е. авторы ГПК Княжества должны были отлично знать французскую юридическую лексику. О применении Кодекса среди широких масс населения вообще не приходится говорить. Во-вторых, несмотря на политический союз с Францией, практическое глубокое знание французской юриспруденции не было распространено. Следу­ет отметить, что французский ГПК базировался еще на королевском Ордонансе XVIII в. Анекдотическим является случай, когда понадо­бился специальный Декрет от 26 января 1808 г.[39], согласно которому «воля светлейшего короля состояла в том, чтобы в переводе Кодекса Наполеона, где говорится «каждый француз», было употреблено выра­жение «каждый поляк из Варшавского княжества»». В-третьих, течение времени играло против идеи собственной кодификации гражданского процесса. Без сомнения, протест справедливо вызывали излишний формализм Кодекса, дороговизна гражданского процесса, что давало преимущество более состоятельной стороне1. Французский ГПК начал действовать и с каждым днем все более входил в практическую жизнь, хотя даже в изданиях, появившихся после наполеоновской эпохи, все еще можно найти упоминания об ожидании новой процедуры[40][41]. В связи с этим нельзя было избежать прямой рецепции французской судебной процедуры. Интересно отметить, что полный перевод ГПК на польский язык авторства Антония Лабенцкого появился только в 1810 г.[42] Несмотря на то что на издании была отметка «по поручению ЕВ Министра юстиции», аутентичным и официальным оставался текст оригинала на французском языке.

1807—1808. S. 28.

4. Судоустройство Польского королевства

Военные и политические потрясения не прервали эпоху наполео­новского законодательства в Польше. После падения наполеоновской власти во всей Европе и Венского конгресса 1814—1815 гг. из части земель Варшавского княжества было создано Польское королевство (в российской литературе — Царство Польское). Королевство управля­лось относительно либеральной Конституцией, утвержденной Алек­сандром I на основе польских проектов[43]. Согласно ст. 1 Конституцион­

ного закона Королевства Польского от 27 ноября 1815 г.[44] «Королевство Польское раз и навсегда соединено с Российской империей». В то же время не произошло унификации польского законодательства с об­щеимперским. В отличие от современных правотворцев, законодатель XIX в. редко проявлял ненужный радикализм, дестабилизирующий гражданский оборот. ГПК действовал дальше, несмотря на изменение политического режима. Конституция 1815 г. гарантировала незави­симость судебной системы (ст. 138). Интересно отметить, что ст. 139 Конституции давала исчерпывающее определение судейской незави­симости. Под ней Конституция понимала свободу выражения своего мнения во время отправления правосудия без влияния верховной или министерской власти. Всякое иное определение или интерпретация независимости считались злоупотреблением. Часть судей назначались пожизненно королем, а часть избирались (ст. 140). Устанавливалась следующая судебная иерархия:

—мировые судьи для всех категорий жителей (ст. 144), причем дело могло быть внесено в первую инстанцию, минуя мировых судей только в ситуации, прямо указанной в законе (так называемые дела, не подпадающие под юрисдикцию мировых судей);

—суды первой инстанции: гражданские суды в гмине (администра­тивная единица наподобие района) и городе по делам до 500 злотых (ст. 146), выше этой суммы — земские и «съездные» суды в воеводствах. К первой инстанции относились также торговые суды, а для уголовных дел и по нарушениям — городские суды;

—согласно ст. 150 Конституции следовало установить не менее двух апелляционных трибуналов в Королевстве для рассмотрения дел из первой инстанции по уголовным, гражданским и торговым делам;

—последней инстанцией был Верховный трибунал в Варшаве для всей территории Королевства Польского (ст. 151);

—особый Сеймовый суд для преступлений высших чиновников Королевства (ст. 152).

Во времена Польского королевства Яном Непомуценом Волицким была предпринята попытка реформирования гражданского процесса. Изначально он хотел создать оригинальный проект, однако после сопротивления властей им был разработан проект, схожий с Code de procedure civile,но не лишенный своих оригинальных черт (например,

в отличие от французского Кодекса, в начале были размещены общие принципы)1. К сожалению, Сейм так и не принял и не ввел в действие этот закон.

После польского восстания 1830—1831 гг. Конституция была упразднена, а Польское королевство фактически утратило черты отдельного государства на основании Органического статута (устава) 26 февраля 1832 г.[45][46] Несмотря на сложную политическую ситуацию, согласно ст. 1 Органического устава[47] оставались в силе «собственные» кодексы и законы, в том числе касающиеся судебного процесса. Ор­ганический статут в основном подтверждал существующую судебную структуру и правомочия мировых судей, судов первой инстанции, отдельных торговых судов, апелляционных судов. Согласно ст. 67 Статута в Варшаве устанавливалась Палата верховного суда. Несмотря на разнообразные изменения, описанные в публикуемой в настоя­щем издании вступительной статье Г.А. Валеевой и Ю.М. Лукина, французский Кодекс, без сомнений, был вехой развития польского гражданского процесса и в полной мере считался «своим». Следует все же подчеркнуть, что действие французского ГПК в Польше, осо­бенно в первоначальный период, не привело к полной унификации гражданского судопроизводства. Такое состояние дел было связа­но с сохраняющимися традициями королевской Речи Посполитой, влиянием процедуры государств, оккупировавших Польшу, а также с принятием судами в Польском королевстве ряда внутренних регла­ментов и инструкций[48].

В момент введения общеимперского Устава гражданского судопро­изводства 1864 г. его действие распространялось только на те польские земли, которые не входили непосредственно в состав Польского ко­ролевства, но были непосредственно инкорпорированы в Российскую империю[49]. На территории Польского королевства Устав гражданского судопроизводства был введен Указом от 6/18 марта 1874 г. Тем не менее даже после начала действия этого законодательного акта в Польше сохранялись некоторые процессуальные особенности, и нельзя утвер­

ждать о полной унификации[50]. Частично это было обусловлено отсутст­вием унификации гражданского материального права, т.е. действием Кодекса Наполеона, несмотря на введение российской гражданской процедуры.

5Подробнее в российской правовой литературе см.: RylskiP., WeitzK. The Impact of

Ярослав Турлуковский, доктор права, профессор факультета права и администрации Варшавского университета (Польша)

<< | >>
Источник: д.ю.н., проф. Д.Х. Валеев. Судебные уставы Российской империи (в сфере гражданской юрисдик­ции): Устав гражданского судопроизводства. Учреждение Коммерческих судов и Устав их судопроизводства. Устав гражданского судопроизвод­ства губерний Царства Польского. Волостной судебный устав Прибал­тийских губерний. — М.,2018. — 512 с. (Классика гражданского процесса.). 2018

Еще по теме КРАТКОЕ СЛОВО О ФРАНЦУЗСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ В ПОЛЬШЕ:

  1. 1. Прототипы института компенсации морального вреда в источ­никах права Древней Руси
  2. Глава 7. Основные этапы развития государственности, законодательства и правосудия в эпоху Древней Руси Образование и развитие Древнерусского государства (IX—XII века)
  3. КРАТКОЕ СЛОВО О ФРАНЦУЗСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ В ПОЛЬШЕ
  4. СОДЕРЖАНИЕ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -