<<
>>

Источниковая база исследования

По видовой классификации, использованные в исследовании источ­ники можно условно разделить на следующие группы: 1) нормативные правовые акты (законы и подзаконные акты); 2) документы официального делопроизводства; 3) источники личного происхождения; 4) справочно­статистические материалы, описания и обследования территорий; 5) пе­риодика.

Внутреннее содержание каждого вида источников определяется особенностями административной системы арендованных территорий.

Источниковая база исследования представлена обширным и разно­образным комплексом материалов.

Автором использовались материалы пяти федеральных архивов: Рос­сийского государственного исторического архива (РГИА, Санкт-Петербург); Российского государственного архива Военно-морского флота (РГА ВМФ, Санкт-Петербург); Российского государственного военно-исторического ар­хива (РГВИА, Москва), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ, Москва); Российского государственного исторического архива Даль­него Востока (РГИА ДВ, Владивосток); одного регионального архива - Госу­дарственного архива Иркутской области (ГАИО, Иркутск) и одного ведомст­венного - Архива внешней политики Российской империи Министерства иностранных дел Российской Федерации (АВПРИ, Москва).

Опубликованные материалы, в том числе редкопечатные издания, были выявлены в фондах Российской государственной библиотеки (Моск­ва), Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург), Российской исторической библиотеки (Москва), Библиотеки Академии наук Санкт- Петербург), а также в библиотеках указанных выше архивов.

Основы системы гражданского управления на арендованных терри­ториях, в соответствии с правовыми основаниями передачи их в ведение российской империи, всецело определялись российским законодательст­вом и международными договорами с Китаем. Большая часть этих актов сразу же публиковалась в официальных изданиях.

До 1917 г.

русско-китайские договоры включались в ведомственные из­дания МИД [CCVI]. Секретный русско-китайский союзный договор 22 мая 1896 г.,

предоставивший России право на получение железнодорожной концессии, опубликован после 1917 г. 1 В дальнейшем эти договоры публиковались в тематических сборниках документов по истории международных отноше­ний и внешней политике [207][208][209]. Первая публикация русско-китайских протоко­лов о демаркации северной сухопутной и южной морской границы арендо­ванной Россией территории на полуострове Ляодун была осуществлена в сборнике «Русско-китайские договорно-правовые акты (1689-1916)» [210] в 2004 г. Там же собраны все ранние редакции договоров Общества КВЖД и цзянь-цзюней трех маньчжурских провинций о создании дипломатических бюро (цзяо-шэ-цзюй) для рассмотрения споров между китайцами и админи­страцией дороги, которые до этого были приведены в более поздних редак­циях только в исследовании Е.Х. Нилуса, вышедшем в Харбине в 1923 г. [211].

Выявляя законодательные источники по истории Квантунской об­ласти и наместничества, необходимо учитывать, что короткий период су­ществования данных административно-территориальных образований не позволил включить законы ни в одну редакцию СЗРИ. Законодательство арендованных территорий включено в III издание Полного собрания зако­нов Российской империи (далее - ПСЗРИ-III)[212], Собрание узаконений и распоряжений правительства, некоторые тематические издания, опублико­ванные как до 1917 г. [213], так и после революционных событий.

В соответствии с иерархией источников права можно выделить: законы: Именные Высочайшие указы за собственноручной подписью императора; Высочайше утвержденные законопроекты, одобренные Гос­советом и Государственной Думой или (до 1906 г.) Высочайше утвержден­

ные мнения Госсовета; Высочайше утвержденные постановления Военно­го Совета и Адмиралтейств-совета;

Высочайшие повеления: Указы (Высочайшие повеления), а также Высочайше утвержденные доклады министров (совместные доклады ми­нистров) и других лиц (начальников главного штаба и главного морского штаба, управлений и т.п.);

административные распоряжения: Указы Правительствующего Се­ната; Постановление Военного Совета и Адмиралтейств-совета, Приказы министров и др.1.

Ведомственное законодательство и министерские (подзаконные) норма­тивные правовые акты публиковались в ведомственной периодике - ежегод­ном Указателе Правительственных распоряжений по Морскому ведомству [214][215], официальных разделах журналов Военный сборник [216] и Морской сборник [217].

Нормативный материал по КВЖД не подлежал широкой публика­ции, поскольку объектом правового регулирования по русско-китайским договоренностям выступали внутренние отношения частной компании, и систематизация материала велась исключительно для служебного пользо­вания. Руководство КВЖД вело кодификационные работы вплоть до уста­новления японского контроля в Маньчжурии в начале 1930-х гг. Офици­альная нормативно-правовая информация с 1903 г. публиковалась в газете «Харбинский вестник», где на первых полосах помещались указания и распоряжения правительства, Управления КВЖД и штаба Заамурского ок­руга Отдельного корпуса пограничной стражи (далее - ОКПС) [218].

Издание первого собрания узаконений для КВЖД [219], содержащего акты, регулирующие не только строительство и эксплуатацию дороги, публико­

вавшиеся уже на ранних этапах существования предприятия КВЖД 1, но и систему гражданского управления полосы отчуждения, состоялось только в 1916 г.. Его осуществил полицмейстер Харбина Р.А. фон Арнольд. Сборник содержал не только нормативные правовые акты, но и ведомственную пере­писку министра финансов по вопросам административного развития КВЖД.

Важную работу по систематизации законодательного материала проде­лали уже в наше время работники РГИА ДВ (г. Владивосток). За 2002-2012 гг. архивом было выпущено 9 сборников «Дальний Восток России в материалах законодательства» с 1856 по 1905 гг. Несмотря на отсутствие некоторых за­конов Квантунской области, законодательство по эксплуатации КВЖД и Особому наместничеству на Дальнем Востоке представлено достаточно пол­но [220][221]. Использование нормативно-правовых источников позволило выделить общеимперские черты, присущие системе местного управления арендован­ных территорий, определить основные элементы ее структуры, общие на­правления и этапы правительственной политики по ее формированию.

Архивные источники, отразившие систему гражданского управления территориями, арендованными Российской империей у Китая, а также дея­тельность имперского правительства по ее формированию, составляют комплекс документов, большая часть которых представлена официальным делопроизводством. Данный вид источников является определяющим не только для раскрытия темы исследования, но и в целом для исследования истории России XIX - начала ХХ в. поскольку отражает практическую деятельность административных органов [222]. Значимость делопроизводства вытекает из невозможности из содержания текста законодательных актов выявить историю их происхождения, особенности разработки и принятия. Комплексный анализ законодательства требует дополнения другими ис­точниками, в частности, делопроизводственными материалами.

В соответствии с темой и задачами исследования в центре внимания оказываются архивы: центральных ведомств, в рамках деятельности которых определялись и реализовывались основные направления дальневосточной политики (МИД, Военное министерство, Морское министерство, Министер­ство финансов); административных учреждений Приамурского генерал- губернаторства, наместничества на Дальнем Востоке, Китайской восточной железной дороги и Квантунской области. Они отложились в ведомственных фондах различных архивов (центральных и региональных) и, в соответствии с принятым документооборотом государственных учреждений российской империи, часто дублируют друг друга. В связи с этим, целью исследователя, реконструирующего события на основе делопроизводственной документа­ции, становится выявление уникальных документов, хранящихся в материа­лах конкретного ведомства. Одна из трудностей, которую пришлось преодо­левать автору в процессе работы - изучение большого количества архивных единиц хранения для выявления документов, отсутствующих в других соб­раниях. На эту специфику исследователи уже обращали внимание [223].

Система гражданского управления на арендованных территориях формировалась как часть дальневосточной политики Российского государ­ства, имеющая внутри- и внешнеполитический аспект. Документы, отра­жающие влияние внешнеполитического фактора на формирование управ­ленческих структур сосредоточены в Архиве Внешней политики Россий­ской империи (АВПРИ). Переписка министра с дипломатической канцеля­рией наместника на Дальнем Востоке, дипломатами по вопросам получе­ния концессии на строительство КВЖД и аренды Ляодунского полуостро­ва содержится в фонде канцелярии министра иностранных дел (Ф. 133. Оп. 470), Китайском столе (Ф. 143. Оп. 491. Д. 104, 105, 106, 107, 108, 926, 977, 2005, 3231) и Тихоокеанском столе (Ф. 148. Оп. 487. Д. 486, 487). Часть документов, отразивших ситуацию в Маньчжурии и строительство КВЖД, хранится в фонде чиновника по дипломатической части Приамур­ского генерал-губернатора (Ф. 327. Оп. 579). В Японском столе (Ф. 150. Оп. 493. Д. 106, 343) содержится часть делопроизводства Комитета Даль­него Востока по переговорам с Японией накануне войны 1904-1905 гг., материалы о капитуляции Порт-Артура и вывозе российских военных ре­галий. В архиве дипломатической канцелярии наместника на Дальнем

Востоке (Ф. 322. Оп. 928) два дела (1 и 18) объединяют документы, рас­крывающие процесс создания самой канцелярии.

В целом, архив внешнеполитического ведомства не содержит значи­тельного массива документов, имеющих особую ценность (помимо под­линников международных договоров) при изучении процесса формирова­ния органов управления на арендованных территориях, что вполне объяс­нимо, поскольку к полномочиям МИДа относится только административ­ная деятельность консулов в отношении российских подданных, прожи­вающих вне российской территории. Архивные данные, представляющие значимость для темы исследования, касаются оценки ведущими мировыми державами деятельности российской администрации в зоне влияния Рос­сии в Китае. Главный источник этих сведений - официальная дипломати­ческая и частная переписка, секретные донесения дипломатов и частных лиц. Они отложились в различных фондах, как самого министерства 1, так и его учреждений за рубежом [224][225]. В обобщенном виде и по отдельным на­правлениям они представлены во всеподданнейших докладах по делам Дальнего Востока, собранные в Китайском столе (Ф. 143. Оп. 491. Д. 104­108). Часть этих материалов уже введена в научный оборот исследовате­лями, изучавшими внешнюю политику и международные отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, опубликована [226] и размещена на различ­ных сайтах [227]. Однако обобщающий источниковедческий анализ этого ком­плекса документов с точки зрения оценки иностранными политиками и дипломатами деятельности российских властей по административному обустройству арендованных территорий сделать еще предстоит.

Различия в правовых основах формирования и деятельности админи­страции полосы отчуждения КВЖД, Квантунской области и наместничест­ва на Дальнем Востоке отразились на местах сосредоточения архивных комплексов.

КВЖД создавалось как акционерное общество под контролем мини­стерства финансов. Базовые материалы для исследования по истории строи­тельства, гражданского управления КВЖД и освоению русскими переселен­цами Маньчжурии находятся в фондах Российского государственного исто­рического архива (РГИА, Санкт-Петербург). Это фонды Правления общества КВЖД (Ф. 323); Общей канцелярии министра финансов (Ф. 560. Оп. 28, 29, 41, 42, 45); Комитета Сибирской железной дороги (Ф. 1273).

Определенную трудность представляет поиск и систематизация нор­мативных правовых источников по истории гражданского управления в полосе отчуждения КВЖД, поскольку их публикация в официальных из­даниях не предусматривалась. Контракт на строительство КВЖД, ЮМЖД, Устав Общества КВЖД со всеми последующими изменениями, Высочай­ше утвержденные журналы Особых совещаний по вопросам КВЖД под председательством главы правительства, приказы и распоряжения минист­ра финансов по делам дороги, распоряжения Управляющего дорогой встречаются в фондах канцелярии министерства финансов (Ф. 560), Прав­ления КВЖД (Ф. 323), Комитета Сибирской железной дороги (Ф. 1273), Совета министров (Ф. 1276). Особую ценность представляют всеподдан­нейшие доклады и записки министра финансов о деятельности предпри­ятия, поскольку именно в них содержатся общие начала административной системы полосы отчуждения (Ф. 560. Оп. 38. Д. 177, 178), практическая реализация которых осуществлялась в приказах и распоряжениях минист­ра. Нормативно-правовое регулирование процесса строительства КВЖД осуществлялось Комитетом Сибирской железной дороги (КСЖД), куда с представлениями (Ф. 560. Оп. 28. Д. 65-67), относительно предприятий КВЖД, обращался министр финансов вплоть до ввода дороги в эксплуата­цию в 1903 г. После закрытия КСЖД в 1905 г. и создания Особого совеща­ния по делам КВЖД при Совете министров в 1906 г., все законопроекты обсуждались на заседаниях Совещания, журналы которого отложились в делах, объединивших документы по КВЖД в V разделе 2-6 описей (Пути сообщения. Связь) фонда Совета министров.

Основу Ф. 323 составил архив Петербургского отделения Правления КВЖД и, частично, Пекинского отделения, хранившегося в Харбине до 1945 г. и вывезенного в СССР после окончания II Мировой войны. В РГИА архивы этих учреждений попали уже со значительными потерями. Харбин­ский журналист и редактор газет «Вестник Востока» и «Новая жизнь»

С.Р. Чернявский упоминает об уничтожении архива Гражданской части Управления КВЖД в Харбине при ликвидации этого подразделения в 1921 г. и о пожарах в архиве Петербургского отделения Правления, имевших место в 1917 г. 1 Большая часть архива Пекинского отделения осталась в Китае. Он хранится в партийном архиве Нанкина, архиве провинции Хейлунцзян, и доступ исследователей к ним ограничен [228][229]. Фонд 323 объединяет самые разнообразные дела: от протоколов заседаний Правления и Комиссии Об­щества КВЖД (Оп. 1. Д. 1-388, 421, 425, 426, 506, 744) до переписки, свя­занной со шпионской деятельностью иностранцев в полосе отчуждения (Оп. 1. Д. 575) и личных дел служащих (Оп. 1. Д. 446, 892; Оп. 9. Д. 12, 13; Оп. 12-13). Документы, относящиеся к истории профсоюзного движения КВЖД и составившие опись 3 этого фонда, были переданы из Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ). Де­ла в описях сгруппированы по разделам, в основном соответствующим структуре Управления КВЖД, поэтому сведения, касающиеся администра­тивного развития полосы отчуждения, разбросаны по всему фонду. Боль­шая часть отложилась в описях, содержащих документальные материалы канцелярии управляющего, отдела гражданского управления (администра­тивный отдел), юридической части и военного отдела (Оп. 1-6, 10-11).

Ценность фонда общей канцелярии министра финансов (Ф. 560) для темы исследования объясняется особой ролью ведомства в дальневосточ­ных делах, строительстве и эксплуатации КВЖД. Эти вопросы выделились в самостоятельное секретное производство в рамках III (Восточного) отде­ления канцелярии (Ф. 560. Оп. 28. Д. 81-85, 116, 178, 213, 218, 868, 1005, 1006). Материалы финансового ведомства содержат сведения об экономи­ческой составляющей железнодорожного строительства на Дальнем Вос­токе. Отчеты должностных лиц финансового ведомства о поездках в Ки­тай, отчеты чиновников управления КВЖД, руководство которой осущест­влял министр, дают представление о палитре мнений касательно админи­стративного освоения полосы отчуждения в сопоставлении с экономиче­скими возможностями Российской империи. Материалы по правовому обеспечению деятельности руководства КВЖД и формированию судебных

органов в полосе отчуждения отложились в описи 45 (Д. 11, 18), содержа­щей документы юристконсульской части министерства финансов.

Определенную ценность для темы исследования представляют мате­риалы фонда Комитета Сибирской железной дороги. В журналах заседа­ний Комитета отразились мнения членов Комитета, определявших основ­ные направления реализации проекта строительства Транссиба, частью ко­торого стала КВЖД (Ф. 1273. Оп. 1. Д. 37-83, 264). Делопроизводство по вопросам КВЖД выделено в третий раздел описи (Д. 264-274). Большая часть материалов описи - техническая и финансовая документация, отчеты геолого-изыскательских работ, приказы и распоряжения по вопросам строительства и эксплуатации дороги, продублированные документами из описи 28 фонда канцелярии министра финансов. Организационные вопро­сы предприятия КВЖД здесь представлены слабо.

Особое место среди архивных коллекций занимает фонд ГАРФ «Управление Китайской Восточной железной дороги. г. Харбин. 1896-1945» (Ф. Р-6081 Д. 71, 72, 76, 81). Он был сформирован из документов, вывезен­ных эмигрантами из Харбина в страны дальнейшего расселения, и хранился в составе Русского исторического заграничного архива Славянской библиотеки в Праге. В СССР материалы фонда вернулись в 1946 г. В фонде сохранились очерки по истории КВЖД, написанные участниками событий и жителями Харбина (Д. 71, 72, 76), систематические сборники распоряжений по КВЖД (Д. 81). Большую ценность имеют фотоальбомы. Несмотря на то, что ориги­нальных документов по истории управления КВЖД до 1917 г. фонд не со­держит, история его формирования отражает, в известном смысле, ключевые моменты деятельности предприятия КВЖД.

На местах формирования архивных комплексов отразились и осо­бенности правоохранительной системы в полосе отчуждения КВЖД. На этапе строительства дороги полицейские и частично судебные полномочия исполняли чины Охранной стражи КВЖД. Материалы о создании и на­чальном периоде деятельности Охранной стражи в основном отложились в архиве канцелярии министра финансов (РГИА. Ф. 560. Оп. 28. Д. 82-85) и Правления Общества КВЖД (РГИА. Ф. 323). Сведения по строевой части и военной деятельности Охранной стражи, преобразованной в 1901 году в Заамурский округ Отдельного корпуса пограничной стражи, сосредоточе­ны, в большей мере, в фондах военно-исторического архива: Азиатской части Главного штаба Военного министерства (РГВИА. Ф. 400. Оп. 1) и

Отдельного корпуса пограничной стражи (РГВИА. Ф. 4888. Оп. 1). Час­тично, сведения по организации управления Заамурского округа ОКПС и деятельность войск по охране дороги в период боксерского восстания от­ложились в фонде Военно-ученого архива (Ф. 846. Оп.16). Незначительная часть материалов по созданию и деятельность охранных отделений, а так­же жандармско-полицейских управлений КВЖД, находится в фондах Де­партамента полиции МВД (ГАРФ. Ф. 102) и Штаба отдельного корпуса жандармов Государственного архива РФ (ГАРФ. Ф. 110). Похожие сведе­ния об учреждении жандармской полиции отложились в фонде Особого комитета по делам Дальнего Востока (РГИА. Ф. 1337. Оп. 1. Д. 88).

Самостоятельные комплексы документов, характеризующие деятель­ность административных органов КВЖД, отложились в региональных архи­вах: РГИА ДВ и ГАИО. Иркутск был центром судебного округа, включавше­го российские судебные органы полосы отчуждения КВЖД и Квантунской области. Деятельность гражданских судов - то немногое, что было вне руко­водства министерства финансов в пределах полосы отчуждения и вне полно­мочий военного и морского ведомств. В фондах Прокурора Иркутской су­дебной палаты (ГАИО. Ф. 245. Оп. 1-2. Д. 20, 139, 254, 312) и Иркутской су­дебной палаты (ГАИО. Ф. 246. Оп. 2. Д. 4, 13) сохранились документы по надзорной деятельности прокурора в отношении полиции, служебная пере­писка, содержащая мнения чиновников судебного ведомства, непосредствен­но служивших в Маньчжурии, о самом предприятии и деятельности Управ­ления КВЖД; сведения о злоупотреблениях должностных лиц.

В РГИА ДВ документов, содержащих сведения об арендованных территориях, сохранилось не много. Чаще всего они представлены в копи­ях, оригиналы которых встречаются в центральных архивах. Часть мате­риалов по КВЖД была передана в РГИА. Дела дипломатической канцеля­рии наместника на Дальнем Востоке и чиновника по дипломатической час­ти при Приамурском генерал-губернаторе - в АВПРИ (Ф.326, 327). Самым информативным является фонд Канцелярии Приамурского генерал- губернатора (Ф. 702. Оп. 1. Д. 342, 384, 416, 424, 426, 454; Оп. 7. Д. 39, 107). В описи 1 сосредоточены дела инспекторско-распорядительной части и послужные списки личного состава. Наличие в фонде документов, отра­жающих российское присутствие в Маньчжурии, объясняется многими причинами:

- Приграничное положение. Приамурские генерал-губернаторы по должности имели право напрямую общаться с цзянь-цзюнями пригранич­ных с Китаем провинций, по которым проходила КВЖД. Большая часть этих документов проходила по дипломатической канцелярии генерал- губернатора и была передана в АВПРИ, но среди бумаг общей канцелярии иногда встречаются донесения чиновников, командированных в Китай, и приграничных комиссаров 1.

- Командующий войсками Квантунского полуострова с момента пе­рехода территории под юрисдикцию России в марте 1898 г. до создания самостоятельной Квантунской области в августе 1899 г. подчинялся При­амурскому генерал-губернатору и управление полуостровом рассматрива­лась как часть управления генерал-губернаторства. В делах Ф. 702 часто встречаются как официальные документы, так и конфиденциальные пись­ма чиновников всех рангов из Маньчжурии [230][231].

- После объединения в 1903 г. всей зоны российского присутствия в Маньчжурии, Приамурское генерал-губернаторство стало частью Особого наместничества на Дальнем Востоке. В делах фонда отложились приказы наместника, как по гражданскому, так и по военно-морскому управлению, служебная переписка и делопроизводственная документация Комиссии по составлению Положения об управлении областей Дальнего Востока[232].

Значение данного фонда для изучения истории арендованных терри­торий в настоящее время оценено в основном дальневосточными исследо­вателями. Это объясняется спецификой выявления документов по теме, рассеянных по всем описям фонда, что делает их поиск трудоемким и дли­тельным. В данном случае, главным критерием для внимательного изуче­ния дела стало не его название, а хронологические рамки.

В РГИА ДВ находится ряд небольших самостоятельных фондов, ма­териалы которых связаны с российским присутствием в Маньчжурии. Большая часть документов Временной канцелярии Наместника Его Импе­раторского Величества на Дальнем Востоке (РГИА ДВ. Ф. 8, Оп.1. Д. 1, 14,

15, 16, 78, 100, 102-105) отложилась в копиях и касается деятельности Порт-Артурской комиссии по разработке положения об управлении облас­тям Дальнего Востока. Оригиналы и подобные копии можно найти в фонде общей канцелярии министра финансов (РГИА. Ф. 560) и личном фонде адмирала Е.И. Алексеева (РГА ВМФ. Ф. 32). В фонде Временного жан­дармско-полицейского управления КВЖД, полевого штаба Наместника Его Императорского Величества на Дальнем Востоке 1904-1905 гг. (г. Харбин) (РГИА ДВ. Ф. 542. Оп. 1. Д. 1, 7) сосредоточены сведения о происшествиях, следственных мероприятиях жандармов, служебная пере­писка с начальниками жандармских отделений по финансовым и админи­стративным вопросам. Материалы о создании самого управления собраны в делах 7-8. Большая часть материалов Харбинского городского совета общественного самоуправления (1908-1926 гг.) (Ф. 577. Оп. 1. Д. 1-53) от­носится к событиям после 1917 г.

В архивах Вооруженных сил материалы по гражданскому управле­нию КВЖД представлены незначительно, в основном документами, пере­данными в военные министерства из других ведомств или служебной пе­репиской чиновников 1. Гораздо больше сведений о мероприятиях по ох­ране дороги. Они выделены в отдельную опись Военно-ученого архива (РГВИА. Ф. 846. Оп. 8). Наиболее полно в РГВИА представлены материа­лы военно-политического и научного характера о дальневосточных сосе­дях Российской империи. Большая часть их сосредоточена в коллекцию Военно-ученого архива, состоящего из 76 фондов. Крупнейший из них - фонд 846 «Военно-ученый архив» (37253 ед. хр.), остальные 75 фондов - тематические коллекции, сформированные в 1950-е гг. [233][234]

В тематической коллекции «Сведения о странах мира середина XVI - 1918 гг.» документального комплекса Военно-ученого архива РГВИА представлены материалы по Китаю (Ф. 447. Оп. 1), собранные российски­ми военными как легально, так и в результате разведывательной деятель­ности. Фонд 846 (Оп. 1. Д. 153; Оп. 6. Д. 1) содержит сведения об основ­

ных направлениях дальневосточной политики Российской империи, воен­но-политическом потенциале Китая и Японии, сведения о разделе Китая на сферы влияния. Достаточно полно представлены материалы по боксерско­му восстанию, борьбе с хунхузничеством, формированию военной адми­нистрации и деятельности военных комиссаров в зоне российской оккупа­ции Маньчжурии (Ф. 846. Оп. 16. Д. 27849).

Деятельность военной администрации в оккупированных по итогам боксерского восстания 1900-1901 гг. Маньчжурских провинциях, отраже­на в материалах отдельных фондов, сформированных на основе докумен­тооборота управлений военных комиссаров Мукденской (РГВИА. Ф. 14378. Оп. 1. Д. 1-252), Гиринской (РГВИА. Ф. 14383. Оп.1. Д. 1-173), Хейлунцзянской (РГВИА. Ф. 14465. Оп.1. Д. 1-21) провинции. Небольшие по объему фонды содержат ценные сведения об отношениях военных с мест­ным населением на предмет снабжения армии, деятельности российской ад­министрации по формированию китайской охранной стражи. Нормативные материалы, приказы и распоряжения по войскам, расквартированным в про­винциях, и управлению комиссарством находятся в первых описях во всех трех фондах, объединяющих делопроизводство канцелярий управления.

Освоение и управление Квантунской областью осуществлялось в рамках деятельности морского и военного ведомств, составивших значи­тельные комплексы материалов делопроизводства. В РГА ВМФ централь­ное место занимают документы фонда Главного морского штаба (Ф. 417. Оп. 1. Военно-морской ученый отдел. Д. 136, 1710, 1711, 1712, 1713, 1830, 1933, 1897, 2627, 3191, 3393). Материалы достаточно полно отражают сте­пень влияния ведомства как на дальневосточную политику в целом, так и на процесс формирования административной системы на Квантуне, осо­бенно в первый период существования колонии с марта 1898 по август 1899 г. Моряки считали, что Порт-Артур занимался исключительно в ин­тересах стратегического развития флота. Дальнейшее обустройство новой территории и передача управления в руки командования сухопутными си­лами обострило, и без того, непростые взаимоотношения между морским и военным ведомствами, что потребовало созыва специальной комиссии для урегулирования проблемы (Ф. 417. Оп. 1. Д. 1923).

Архивный комплекс документов Военного министерства (РГВИА) яв­ляется самым обширным и многоплановым. Он включает практически все аспекты формирования и структуры гражданского и военного управления как

Квантунской области, так и наместничества и, что немаловажно, результаты практической деятельности военной администрации: от организации сбора налогов до борьбы с хунхузами. Документы собраны в фондах Азиатской части Главного штаба (Ф. 400. Оп. 1. Д. 92, 178, 2048, 2346-2350, 2366, 2409, 2514, 2612, 2799, 2953, 2954, 2956, 2970, 3053, 3060, 3518); Штаба войск Квантунской области (Ф. 14372. Оп. 1); Управления комиссара по граждан­ской части Квантунской области (Ф. 14846. Оп. 1); Управления комиссара по финансовой части Квантунской области (Ф. 14859. Оп. 1).

Самыми информативными источниками по вопросам освоения Кван­тунской области стали Материалы Особых совещаний и ведомственных комиссий. За отсутствием в России до 1905 г. высшего органа исполни­тельной власти, Особые совещания, учреждаемые по указу императора, координировали деятельность министерств и ведомств по решению кон­кретных вопросов. Различные аспекты освоения Квантунского стали пред­метом обсуждения нескольких Особых совещаний, состав которых зависел от выносимых на обсуждение вопросов.

Журналы Особых совещаний, посвященных взаимодействию военно­сухопутных сил и Тихоокеанской эскадры в многочисленных копиях встре­чаются в фондах Азиатской части Главного штаба РГВИА (Ф. 400. Оп. 1) и Главного морского штаба РГА ВМФ (Ф. 417. Оп. 1). Материалы Особого совещания при Госсовете по вопросам финансирования охранных меро­приятий на полуострове выделены в фонд 1229 РГИА (Оп. 1. Д. 6, 16). Жур­налы Особого совещания под председательством Д. М. Сольского по вопро­сам организации управления на Квантунском полуострове, как и журналы комиссии для выработки проекта положений об управлении на Квантунской области П.В. Кононовича-Горбацкого при военном министерстве отложи­лись во многих ведомственных фондах и архивах, так как рассылались не только в те ведомства, представители которых, как правило, участвовали во всех Особых совещаниях (МИД, военное, морское и финансов), но и в МВД, министерство юстиции, министерство путей сообщения. Нормы резолютив­ной части журналов заседаний, после утверждениях их императором, стано­вились правовым основанием дальнейшей деятельности ведомств на Кван- туне, поэтому каждое ведомстве старалось выделить журналы совещаний и дополнительные материалы к ним в отдельное дело.

Работая над выявлением архивных документов по истории намест­ничества на Дальнем Востоке необходимо учитывать специфику его аппа­

рата управления. Самостоятельных архивных фондов, сформированных на основе делопроизводства органов гражданского управления - немного. Это фонды дипломатической канцелярии наместника (АВПРИ. Ф. 322. Оп. 928), временной канцелярии наместника (РГИА ДВ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 1, 14­16, 78, 100, 102) и особого комитета по делам Дальнего Востока (РГИА. Ф. 1337. Оп. 1. Д. 88, 149, 150-152, 176, 218). Несколько фондов сформирова­ли военные учреждения наместничества: полевой штаб наместника (РГВИА. Ф. 14326. Оп. 1), временный морской штаб наместника (РГА ВМФ. Ф. 467. Оп. 1. Д. 1, 2, 348), морской походный штаб наместника (РГА ВМФ. Ф. 469. Оп. 1. Д. 78, 194). В этих фондах отложились приказы наместника по всем частям управления, позволяющие проследить эффек­тивность деятельности гражданской и военной администрации накануне и во время русско-японской войны. Там же содержатся сведения о создании и упразднении этих учреждений, основных направлениях деятельности, кадровом составе. Много документов официального делопроизводства на­местнического управления отложилось в фондах учреждений Квантунской области, находящихся в архивах военных ведомств (РГА ВМФ и РГВИА), поскольку наместник в своей деятельности пользовался административ­ным и кадровым ресурсом именно этих учреждений.

Значимый для темы исследования комплекс материалов содержит коллекция рукописей Царскосельского дворца (ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 179, 180, 185, 190, 192). Подборка документов в коллекции свидетельст­вует об интересе императора к событиям, связанным с созданием намест­ничества. Большая часть материалов представлена отчетами и записками на имя императора непосредственных участников дальневосточных собы­тий и воссоздает общеполитические предпосылки создания наместничест­ва и подготовку административной реформы всей зоны российского при­сутствия на Дальнем Востоке. В коллекции представлены всеподданней­шие отчеты и записки наместника, в том числе - по дипломатической час­ти (Оп. 1. Д. 145, 146, 189), отчеты управляющего особым комитетом Дальнего Востока А. М. Абазы (Оп. 1. Д. 187).

Большое значение имеют документы, отражающие подготовку По­ложения об управлении областями Дальнего Востока. Первый этап рефор­мы - разработка проекта, осуществлялся в рамках деятельности специаль­ной комиссии в Порт-Артуре. Второй этап - обсуждение проекта в мини­стерствах. Процесс контролировался канцелярией Особого комитета Даль­

него Востока, в архиве которого отложились ведомственные отзывы на проект (РГИА. Ф. 1337. Оп. 1. Д. 149-152, 218) и всеподданнейшие докла­ды управляющего делами Особого комитета (Д. 176).

К сожалению, отдельный архив Порт-Артурской комиссии сформиро­ван не был, и журналы заседаний комиссии отложились в самых разных местах. Копии журналов иногда присутствуют в делах, объединяющих ма­териалы по учреждению наместничества и ведомственную переписку по данной проблеме. Подобные дела встречаются в архивах государственных учреждений, участвовавших в обсуждении проекта Положения об управле­нии областями Дальнего Востока: МВД (РГИА. Ф. 1284. Оп. 185. 1904. Д. 39а-39б, 45, 51), министерства финансов (РГИА. Ф. 560. Оп. 28. Д. 1005­1006), военного (РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 3060) и морского министерств, министерства юстиции и т.д. Часть копий журналов заседаний попали в фонд Приамурского генерал-губернатора (РГИА ДВ. Ф. 702. Оп. 1. Д. 424).

Исключительно важную информацию о работе местных учреждений и деятельности Порт-Артурской комиссии содержит ведомственная переписка чиновников центрального аппарата министерства и представителей в Порт- Артуре. О реальном положении вещей министры узнавали не из официаль­ных отчетов, а из донесений своих агентов. Ведомственный «шпионаж» был развит настолько, что наместник, открывая работу комиссии в Порт-Артуре, попросил участников воздержаться от донесений своим руководителям. За­частую, только переписка позволяет проследить столкновение ведомствен­ных интересов и поиск компромисса при принятии «нужного» решения. Об­ширная ведомственная переписка по вопросам местного управления и подго­товки проекта административной реформы наместничества отложилась в ар­хивах министерств, участвовавших в освоении арендованных территорий: канцелярии министра финансов, Азиатской части Главного штаба и Главного морского штаба. Значительно шире круг ведомств, участвовавших в обсуж­дении уже готового проекта. Данные этого источника позволяют заполнить пробелы в изучении деятельности местной администрации, вызванные унич­тожением части документов при капитуляции.

Архивы непосредственных участников событий, где отложились ис­точники личного происхождения (дневники, мемуары, переписка) менее информативны с точки зрения институционального подхода к изучению местных органов управления. Однако материалы личных фондов дают возможность проанализировать влияние неформальных отношений на

процесс разработки нормативного материала, регулирующего деятель­ность местной администрации и принятия тех или иных управленческих решений на разных уровнях. Учитывая существование в конце XIX в. «не­официальной» дальневосточной политики, информация этой группы ис­точников требует внимания и тщательности изучения.

Особую ценность в документальных комплексах фондов личного происхождения представляет корреспонденция (переписка). Она объеди­няет широкий круг участников дальневосточных событий, от императора и министров до чиновников органов местного управления и дипломатов всех рангов. Подобный формат общения менее отягощен ведомственной субор­динацией и события, не получившие должного освещения в официальном делопроизводстве, либо просто замалчиваемые, находят здесь отражение и оценку, зачастую прямо противоположную официальной. Обширную лич­ную корреспонденцию, затрагивающую вопросы наместнического управ­ления, содержат фонды В.Н. Ламздорфа (ГАРФ. Ф. 568. Оп. 1. Д. 133, 137, 197, 213) и В.К. Плеве (ГАРФ. Ф. 586. Оп. 1). Сравнительный анализ пере­писки с одними и теми же адресатами (А.М. Безобразовым, А.М. Абазой, С.Ю. Витте и т.д.) дает представление о широкой палитре мнений, по­скольку министры придерживались различных точек зрения как на дальне­восточную политику в целом, так на принципы и методы административ­ного реформирования окраин империи, в частности.

Важное значение имеют личные бумаги главного начальника Кван­тунской области и наместника адмирала Е. И. Алексеева (РГА ВМФ. Ф. 32. Оп. 1. Д. 1, 4, 6, 8, 15, 47, 60, 123, 179, 181, 190, 217). Благодаря занимае­мым им должностям, в фонде сохранилось большое количество бумаг, имеющих отношение к дальневосточной правительственной политике и административной деятельности в зоне российского присутствия в Мань­чжурии: переписка с императором, министрами (В.Н. Ламздорфом, А.Н. Куропаткиным, С.Ю. Витте), российскими дипломатами, работавшими в Китае и Японии; материалы по обустройству Квантунской области и ок­купации Россией Северо-Восточной Маньчжурии в начале ХХ в. Хотя Е.И. Алексеев занимал в целом нейтральную позицию по отношению к «грандиозным» дальневосточным проектам А.М. Безобразова, в его архиве отложились свидетельства личных разногласий с членами «безобразовского кружка» и министрами, а также его нежелания занимать пост наместника.

Часть переписки наместника с императором по вопросам наместни­чества, военных действий в Маньчжурии во время боксерского восстания и русско-японской войны отложилась в ГАРФ в коллекции рукописей Цар­скосельского дворца и личном фонде Николая II (ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 516, 533). Помимо этого, архив императора содержит подборку донесе­ний дипломатов и военных, характеризующих общеполитическую ситуа­цию на Дальнем Востоке накануне войны (Д. 514, 529).

Обширный комплекс документов по дальневосточной тематике со­держит архив министра финансов С.Ю. Витте (РГИА. Ф. 1622. Оп. 1. Д. 211-221, 686, 718). Его первичная систематизация осуществлялась самим хозяином документов и несколько разделов посвящены отдельным направ­лениям дальневосточной политики. По мнению И.В. Лукоянова, С.Ю. Витте уже с 1900 г. стал собирать документы, подтверждающие его правоту и не­причастность к занятию Порт-Артура [235]. Цели формирования архивного соб­рания отчасти объясняют незначительное количество документов, отра­жающих становление и деятельность органов управления на арендованных территориях. Практически нет документов, касающихся становления граж­данского управления в полосе отчуждения КВЖД. Несколько больше доку­ментов отражают участие С.Ю. Витте в разработке основ административной системы Квантунской области - журналы Особых совещаний под его пред­седательством. Ценность этого собрания - в коллекции писем и телеграмм. Несмотря на явную тенденциозность подборки, переписка демонстрирует обширную палитру мнений о статусе Российской империи в АТР и позволя­ет проследить динамику событий, на фоне которых осуществлялось форми­рование органов управления, а также личное отношение авторов писем к деятельности российской администрации на арендованных территориях.

Планы и обоснования проекта «спрямления» Транссибирской маги­страли через Маньчжурию, отложились в личном фонде автора этой идеи вице-адмирала Н.В. Копытова (РГА ВМФ. Ф. 12. Оп. 1. Д. 32-33). В архиве адмирала Ф.В. Дубасова (РГА ВМФ. Ф. 9. Оп. 1. Д. 14) сохранились только проекты морского управления наместничеством. Документов, отражавших его административную деятельность на Квантунском полуострове в быт­ность начальником Тихоокеанской эскадры, не отложилось.

Источники, отражающие процесс становления и развития системы управления на арендованных территориях, не имели прямого отношения к выяснению причин русско-японской войны и поиску виновников поражения России в Маньчжурии. Этим объясняется отсутствие к ним повышенного интереса как со стороны членов Военно-исторической комиссии по описа­нию русско-японской войны, созданной при Главном штабе в 1906 г. для разработки официальной версии событий на Дальнем Востоке, так и участ­ников «битвы документов»». Она началась среди высших чиновников, пы­тавшихся снять ответственность за провал дальневосточной политики, сразу же по окончании военных действий1. Поэтому потребности в широкой пуб­ликации документов долгое время не было ни у политиков, ни у ученых. «Битву документов» по итогам русско-японской войны, как источник по ис­тории системы местного управления, можно рассматривать лишь косвенно, хотя особенности административной системы Квантунской области и наме­стничества происходили именно из потребностей обороны. Далее просле­живается зависимость: предложивший неэффективные основания для адми­нистративной системы в регионе - косвенно виновен в провале обороны Порт-Артура. Отчасти, в таком ключе велась «битва» между С.Ю. Витте [236][237] и АН. Куропаткиным. Главнокомандующий русскими силами на Дальнем Востоке, в сотрудничестве с офицерами Главного штаба, сразу же после от­ставки начал писать отчет о своей деятельности. Факты, приведенные А.Н. Куропаткиным в опубликованном в 1906 г. труде, были направлены против министра финансов, обвиняемого в целенаправленном перенаправ­лении денежных средств, необходимых для развития Порт-Артура (в том числе, и административного) в пользу предприятий КВЖД [238].

Документы официального делопроизводства - всеподданнейшие отчеты и доклады должностных лиц [239], исторические справки, служебные записки,

приказы 1 и циркуляры [240][241], документы деятельности КВЖД [242] широкой публика­ции не подлежали. Библиографическое описание их, в ряде случаев, представ­ляет известную сложность, поскольку печатались они небольшими тиражами для служебного пользования, часто без указания мест, времени издания, нуме­рации страниц. Большая коллекция подобных печатных записок хранится в библиотеке РГИА. Записки по определенной тематике объединены в одно де­ло под соответствующим порядковым номером [243]. В библиотечные фонды бу­маги ведомственного делопроизводства поступали нечасто. Как самостоятель­ные дела и как составная часть дела встречаются в архивных коллекциях[244]. Ве­домственные отчеты и доклады министров царю содержат информацию о ра­боте ведомственных учреждений на арендованных территориях. В V разделе отчетов по Главному штабу, приложении к основному отчету военного мини­стерства, за 1899-1904 гг. Квантунская область представлялась отдельным пунктом[245]. Самое подробное описание административного развития Квантун­ского полуострова сделал его первый начальник генерал-майор Д.И. Субботич в отчете за 1898-1899 гг. В 2003 г. в серии «Памятники экономической мыс­ли» были изданы труды С.Ю. Витте. Подборка документов определялась те­матикой серии, но учитывая сферу интересов министерства финансов и его главы, содержание даже сугубо финансовых документов нередко имело поли­тический подтекст. Для темы исследования интересен первый том, где опуб­ликован доклад министра финансов о его поездке на Дальний Восток в 1902 г., затрагивающий вопросы развития полосы отчуждения КВЖД [246].

Большое количество документов этой группы вышло в журнале «Крас­ный архив», в котором с начала 1920-х гг. публиковались материалы о «сек­ретных» аспектах царской политики. Широко представлены материалы, ха­рактеризующие дальневосточную политику российского правительства 1. К теме исследования относится незначительное количество документов: Все­подданнейшая записка министра иностранных дел А.Б. Лобанова- Ростовского от 25 марта 1895 г. «Цель наша на Дальнем Востоке» об аннек­сии части Маньчжурии для «спрямления» Транссиба и приобретении для России порта на Тихом океане; журнал Особого совещания от 30 марта 1895 г. с протоколом обсуждения последствий железнодорожного строительства в Сибири; всеподданнейшая записка генерал-губернатора С.М. Духовского от 11 января 1896 г., где автор рассуждает о последствиях строительства части российской железной дороги по территории Китая [247][248]. Особую ценность под­борке придают комментарии, сделанные советскими учеными в период по­пулярности острой критики деятельности царской администрации.

В настоящее время научная периодика продолжает пополнять пере­чень опубликованных источников этой группы. Публикаций немного, но то, что они появляются - свидетельствует об устойчивом интересе к дан­ной теме. В 2006 г. «Исторический архив» опубликовал две служебные за­писки, подготовленные к изданию М. Х. Яргаевым. Первая - мнение главы МИДа графа М.Н. Муравьева, высказанное председателю Особого сове­щания Д.М. Сольскому по поводу основных принципов формирования ад­министративной системы Квантунской области. Документ снабжен ком­ментариями и предисловием, позволяющим вставить рассуждение минист­ра в общий контекст событий, происходивших в тот момент в Порт-Артуре и Петербурге [249]. Другой документ - проект создания Камчатской области 1.

Делопроизводственная документация составляет основу тематиче­ских сборников, посвященных различным аспектам внешней политики, международных отношений и русско-японской войны 2. Не смотря на то, что материалы, отражающие административные аспекты гражданского управления, встречаются в них редко, сама подборка позволяет увидеть общую динамику событий, на фоне которых создавались органы управле­ния. Канцелярией Особого Комитета Дальнего Востока были опубликова­ны «цветные книги» - сборники официальных дипломатических докумен­тов Англии и Японии рубежа XIX-ХХ вв.: английская «синяя книга», японские «белая книга» 3 и Документы по переговорам с Японией 1903­1904 гг. («малиновая книга») 4. В последней опубликовано несколько до­кументов, проливающих свет на причины создания наместничества на Дальнем Востоке. Подборка материалов этих изданий достаточно тенден­циозна и требует тщательной проверки сведений.

Со второй половины 1930-х гг. широкой публикации документов, ка­сающихся присутствия России в Маньчжурии не велось.

В конце ХХ в. по проекту Международного фонда «Демократия» и Гу- веровского института революции, войны и мира началась публикация вось­митомника, отражающего историю российско-американских отношений в течение почти 100 лет. В первом томе - «Россия и США: дипломатические отношения. 1900-1917» 5, авторы поставили целью воссоздать объективную картину взаимоотношений двух стран, проследить их развитие от разногла­сий до поиска основ сотрудничества. Документы извлечены из АВПРИ, представлены на должном археографическом уровне, систематизированы по

тематическому признаку, снабжены заголовками и легендами1. Первый раз­дел посвящен взаимосвязям России и США на Дальнем Востоке, где впервые выявились разногласия во взглядах на методы экспансии в Маньчжурии и несогласие России на распространение в американском понимании политики «открытых дверей» на приграничные провинции Китая[250][251]. Там же представле­но несколько, впервые опубликованных, документов, рассказывающих о процессе формирования системы управления полосы отчуждения КВЖД [252].

Научный интерес к публикации документов, связанных с событиями на Дальнем Востоке вызвал столетний юбилей русско-японской войны [253]. В основном публиковались материалы, отражавшие военные аспекты [254]. Среди этих публикаций выделяется вышедший в 2008 г. под редакцией В.П. Козлова сборник документов, извлеченных в основном из архивов во­енного и морского ведомства. Подборка документов первого тома, осве­щающая результаты аренды у Китая части Ляодунского полуострова, рас­ширяет представления по теме исследования. Составители впервые ввели в научный оборот совместные всеподданнейшие доклады военного и мор­ского министров за апрель-сентябрь 1898 г., не охваченные предыдущими публикациями, позволяющие поэтапно проследить формирование основ административной системы Квантунской области [255].

Помимо официальных документов были опубликованы материалы личного происхождения: дневники и мемуары участников событий. Нередко только они помогают проследить влияние личностных факторов (дружеских

отношений или взаимной неприязни) на принятие решений. Материал для размышления дает сравнение личных источников и официальной переписки, позволяющий увидеть позицию автора с различных точек зрения. Авторами большей части мемуаров, отразивших деятельность России в Маньчжурии, были лица, руководившие различными аспектами дальневосточной политики либо проходившие службу на арендованных территориях. Работы неравно­ценны по объему и степени подробности описываемых событий.

Мемуары С.Ю. Витте, часть из которых увидела свет еще при жизни автора 1 - ценнейший источник по истории дальневосточной политики. Им, как источнику, посвящена обширная научная литература[256][257]. Однако сведений о формировании органов управления на арендованных террито­риях его мемуары содержат немного, хотя само предприятие КВЖД и со­бытия вокруг аренды Порт-Артура и Дальнего - любимые темы министра финансов. Похожая ситуация и с воспоминаниями министра финансов В.Н. Коковцова [258], в период деятельности которого сформировалась систе­ма гражданского управления КВЖД, а также последовательного «безобра- зовца» В.М. Вонлярлярского[259]. Вышли в свет и отрывки из дневников дру­гого министра - А.Н. Куропаткина. Количество его дневниковых записей весьма значительно и составляет более 200 ед. хр. (РГВИА. Ф. 165)[260]. В 20-е - 30-е гг. ХХ в. их публиковал «Красный архив», уделяя внимание именно дальневосточному аспекту деятельности руководителя военного ведомства [261]. Дневник охватывает широкую палитру событий: от проблем реформирования военного ведомства и причин русско-японской войны до

взаимоотношений с монаршими особами и борьбы придворных группиро­вок. Удивительно, но С.Ю. Витте и А.Н. Куропаткин, участвовавшие в деятельности Особого совещания по разработке основ управления Кван­тунской области, в личных воспоминаниях не отразили этого события, а вот негативное отношение к деятельности наместника не скрывали оба.

Хранящиеся в РГА ВМФ (Ф.32, Д. 11а-26), неопубликованные днев­ники Е.И. Алексеева мало информативны 1, но характеристика личности А.М. Безобразова и его «шумной деятельности» [262][263] в них присутствует. Кроме Е.И. Алексеева, мало кто из чиновников Квантунской области, гра­жданского управления полосы отчуждения КВЖД и наместничества оста­вили мемуары или дневники.

В фондах белой эмиграции ГАРФ сохранились воспоминания началь­ника штаба Квантунской области генерала В.Е. Флуга (ГАРФ. Ф. Р-6683. Д. 1в. -5), но они написаны уже в эмиграции по памяти, без опоры на документы, и содержат в основном зарисовки бытового характера. Опуб­ликованы мемуары дипломатов - чиновника по дипломатической части Квантунской области И.Я. Коростовца [264] и заведующего дипломатической канцелярией наместника Г.А. Плансона [265]. Мемуары управляющего КВЖД Д.Л. Хорвата до недавнего времени хранились в Гуверовском институте библиотек и архивов (NILA) в Калифорнии [266] и только в 2006 г. наследница О. О. Хорват передала документы в архив музея-заповедника «Петергоф». Сотрудниками музея была проведена большая работа по систематизации и описанию фонда, подготовлен к изданию каталог личного архива [267].

Среди опубликованных источников, не отражающих прямо процесс формирования администрации арендованных территорий, существенное место занимают справочно-статистические материалы, различные описа­ния территорий и публицистика. Справочно-статистические источники

связывают количественный показатель деятельности органов местного управления с их содержанием. Данный вид источников содержит сформи­рованные статистические ряды либо справочную информацию, анализ ко­торой помогает создать статистический ряд. Для темы исследования важ­ны периодические сборники с подобной формой представления материала относительно чиновничества и военнослужащих разных уровней.

Самым массовым справочником были «адрес-календари», повсеме­стно выходившие в Российской империи под разными названиями. Струк­тура была различна, могла содержать сведения о развитии региона, но пер­вый раздел во всех сборниках был одинаков - список личного состава должностных лиц местных административных учреждений, с указанием фамилии, имени, отчества, чина и должности. Для Квантунской области выпускались «Памятные книжки»1, содержавшие полный перечень чинов­ников и учреждений. Для новой области, где большая часть населения не­давно прибыла из России, подобный список служил показателем стабиль­ности русской власти в регионе, поскольку в его основе лежали официаль­ные сведения. Памятные книжки позволяют создать вполне достоверные списки должностных лиц областных учреждений, что очень важно в усло­виях отсутствия полного комплекса формулярных списков дальневосточ­ного чиновничества[268][269] . Помимо этого, памятные книжки позволяют уточ­нить количество и структуру действовавших в области учреждений.

Сведения о движении должностных лиц содержат ведомственные периодические справочные издания за соответствующие годы [270]. В некото­рых сборниках кроме фамилии, имени, отчества и чина, сведения о кото­

рых содержались в памятных книжках, присутствовала информация иного плана: образование, вероисповедание, семейное положение, жалованье, да­та зачисления на службу (в ведомство и на должность), дата получения нынешнего чина, награды и т. п.

Сохранились справочно-статистические материалы полосы отчужде­ния КВЖД. Они собирались органами харбинского общественного само­управления, харбинским биржевым комитетом и коммерческой частью предприятия КВЖД и представлены, по большей степени, сведениями о финансовом и экономическом состоянии дороги и связанных с ней пред­приятий 1. Общую информацию о КВЖД содержат дальневосточные ад­рес-календари, путеводители по Транссибу и КВЖД [271][272].

Описания приграничных территорий Маньчжурии начали составляться военными ведомствами еще в 70-х - 80-х гг. XIX в. [273][274] При разработке реформ на территориях российского Дальнего Востока необходимость использования подобного рода материалов была очевидна. Записка полковника Генерального штаба Я.Ф. Барабаша оказала определенное влияние на содержание админист­ративно-территориальной реформы 1884 г., выделившей Приамурье в отдель­ное генерал-губернаторство. После японо-китайской войны 1894-1895 гг. и усиления российского присутствия в Маньчжурии в результате боксерского восстания 1900 г. эти описания перестали быть прерогативой только военных ведомств, приобрели комплексный характер, ставя целью выяснение воз- 4

можностей не только для военного , но и для экономического доминирова­

ния в регионе 1 . По инициативе министерства финансов востоковед Д.М. Позднеев составил общее описание Маньчжурии, структура которого впоследствии была взята за основу военными [275][276] . По окончании русско­японской войны обследование территорий, по которым проходила дорога, продолжили сотрудники Общества КВЖД [277]. Описания содержат массу не только специальных (в зависимости от цели), но и общих сведений: от гео­графии и климата, до занятий и верований местного населения.

Дополняет источниковую базу исследования периодическая печать. На страницах газет публиковался разнообразный по жанру, происхожде­нию и содержанию материал. Однако информативного значения для темы исследования данный источник почти не имеет, поскольку достоверных сведений о процессе подготовки административных реформ и решений пе­риодическая печать позднеимперского периода не публиковала. Аналити­ческие статьи по формированию российской административной системы в Маньчжурии основывались на сведениях, переданных прессе по офици­альным каналам и по содержанию сильно уступают ведомственной пере­писке. Наиболее востребованными были официальные правительственные издания [278] и периодических изданий местной администрации [279], публико­вавшие законодательные акты, правительственные сообщения, приказы и распоряжения должностных лиц, сведения о перемещениях чиновников.

Взятые в комплексе вышеперечисленные источники позволяют все­сторонне исследовать процесс становления и развития системы местного управления территорий, арендованных Россией у Китая.

<< | >>
Источник: Казанцев Виктор Прокопьевич. Формирование системы гражданского управления на арендован­ных Россией территориях: полоса отчуждения КВЖД, Квантунская об­ласть (середина 1890-х годов - февраль 1917 года) : монография / В.П. Казанцев. - Санкт-Петербург,2015. - 587 с.. 2015

Еще по теме Источниковая база исследования:

  1. ГЛАВА I. ПРОБЛЕМА МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ РОССИИ XVI - XVII ВЕКОВ В ИСТОРИЧЕСКОЙ И ИСТОРИКО­ПРАВОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ.
  2. Введение
  3. § 2. Международные стандарты избирательных прав как элемент гарантирования избирательных прав граждан в Российской Федерации
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. 1.1. Историко-правовой подход к изучению римского права.
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -