<<
>>

3. Значение наднациональных организационно-правовых форм компаний для реализации положений о свободе перемещения

Оценивая значение наднациональных организационно-правовых форм для реализации свободы перемещения компаний, необходимо отметить следующее.

Постановления о европейских организационно-правовых формах не опираются на п.

"g" абз. 2 ст. 44 Договора о ЕС, поэтому цели их шире, чем цели директив: они направлены не на осуществление свободы перемещения компаний, а на реализацию Общего рынка. Тем самым при принятии этих постановлений европейский законодатель не связан рамками свободы перемещения. С другой стороны, именно право на свободное перемещение в границах ЕС является характерной чертой наднациональных компаний. В идеале европейская компания должна совмещать в себе достоинства единого общеевропейского статута с правом на свободное перемещение. Свободное перемещение такой компании легитимируется как раз тем, что она имеет единый, не зависящий от национальных правопорядков статут.

На практике этот идеал реализовать, к сожалению, не удалось: воплотить наднациональные компании в жизнь оказалось возможно только ценой отказа от единого статута. Несмотря на это, они сохранили право переносить свое место нахождения в границах Сообщества. Данное право, однако, сильно ограничено, поскольку перенос фактического места нахождения европейских компаний обязательно должен сопровождаться переносом уставного места нахождения. Как ЕЭОИ, так и SE имеют право только на формальное перемещение. Напротив, национальным компаниям Договор о ЕС гарантирует и право на фактическое перемещение, пусть даже на практике его могут пока осуществлять не все компании. При этом встает вопрос, не следует ли ст. 43, 48 Договора толковать расширительно в том смысле, что они распространяются и на надциональные компании; в этом случае может оказаться, что постановления об ЕЭОИ и о SE не соответствуют Договору. Практическое же значение наднациональных компаний, в частности SE, состоит сейчас в том, что благодаря SE у национальных компаний еще до принятия Четырнадцатой директивы появляется возможность переносить свое уставное место нахождения*(492).

Можно ли в таком случае говорить о том, что создание наднациональных компаний освобождает европейского законодателя от обязанности обеспечить возможность свободного перемещения национальным компаниям? Делает ли, например, Постановление о SE излишней директиву о переносе уставного места нахождения компании? Представляется, что на этот вопрос следует ответить отрицательно. Во-первых, доступ к SE имеют не все национальные хозяйственные общества. Но даже если это было бы и так, то SE все равно не могло бы заменить Четырнадцатой директивы уже потому, что Договор предоставляет компаниям право на свободное перемещение непосредственно, не прибегая к таким вспомогательным инструментам, как SE. Требование от компании, желающей перенести свое уставное место нахождения, создания исключительно для этого Европейского акционерного общества, способно значительно усложнить перемещение компаний и несовместимо с Договором о ЕС. Точно так же наднациональные компании не могут заменить и директиву об интернациональных слияниях. Вопрос, по всей видимости, следует ставить по-другому: отпадет ли надобность в SE в случае принятия директив об интернациональных слияниях и о переносе уставного места нахождения компаний? Меркт говорит о том, что после принятия данных директив Европейскому АО придется "конкурировать" с ними*(493). Подобная конкуренция грозит разрешиться не в пользу SE, поскольку проще и надежнее перенести уставное место нахождения национальной компании, нежели избирать обходной путь.

Таким образом, при благоприятном развитии европейского корпоративного права SE будет утрачивать свое значение, что, однако, не означает полного выхода его из употребления. Вполне можно представить себе, что в ряде случаев SE будет использоваться компаниями из-за привлекательности его фирменного наименования или иных соображений психологического порядка*(494). Несмотря на это, SE является в большей степени переходной моделью, чем компанией, рассчитанной на века, и именно как переходную модель его и следует оценивать.

И тогда становится понятным, насколько важным шагом явилось принятие Постановления об SE. SE впервые открывает торговым компаниям возможность переносить свое уставное место нахождения в другое государство-участник (ЕЭОИ можно не брать в расчет из-за его некоммерческого характера). Именно при принятии статута SE был достигнут компромисс относительно участия работников в управлении, позволяющий вывести европейское корпоративное право из тупика, в котором оно уже много лет находится. Данный компромисс может теперь быть перенесен в проекты Десятой директивы об интернациональных слияниях и Четырнадцатой директивы о переносе места нахождения, в результате чего появляется реальная надежда на скорое принятие этих директив, чрезвычайно необходимых для реализации свободы перемещения компаний.

Кроме того, благодаря SE впервые в истории ЕС появляется возможность для конкуренции национальных правовых систем, поскольку учредители SE в определенной степени свободны выбирать, в каком государстве зарегистрировать европейскую компанию. Соответственно государства-участники могут соревноваться в создании наиболее привлекательного для учредителей акционерного и трудового права*(495).

С другой стороны, дальнейшие усилия европейского законодателя в области создания европейских организационно-правовых форм заслуживают более сдержанной оценки. Вслед за постановлением об SE планируется принять постановления о Европейском кооперативе (Societas Cooperativa Europea)*(496), о Европейском объединении*(497), а также о Европейском обществе взаимного страхования*(498). Данные организации должны явиться альтернативой национальным компаниям, в особенности обществам с ограниченной ответственностью. Основным достоинством их является возможность переноса места нахождения в пределах Сообщества; Европейский кооператив открывает своим учредителям также возможность интернациональных слияний. Наряду с этим новые организационно-правовые формы имеют те же недостатки, что и SE. Как и в случае с SE, вместо полного и детального регулирования проекты изобилуют ссылками на национальное право.

При этом национальные нормы в данной сфере никогда не подвергались гармонизации, в отличие от норм акционерного права, на которые опирается SE. Чтобы как-то поправить положение, проекты предусматривают применение некоторых корпоративно-правовых директив, которые к национальным кооперативам, объединениям и обществам взаимного страхования не применяются: Первой директивы (о публикации), Четвертой (о годовой отчетности), Седьмой (о консолидированной отчетности), Восьмой (об аудиторах) и Одиннадцатой (о публикации филиалов). Возникает, однако, вопрос: зачем нужны правовые конструкции, по сути дублирующие национальные организационно-правовые формы, отличающиеся от последних только тем, что они могут переносить свое место нахождения на территории ЕС? Было бы разумнее и проще предоставить право на перемещение напрямую национальным компаниям, избежав при этом проблем, связанных со смешением европейского и национального регулирования.

Те же самые сомнения можно высказать и в отношении предложения о создании Европейского ООО (так называемой "Европейской частной компании", или "Sociйtй privйe europйenne"), родившегося в ученых кругах и официально представленного Парижской торгово-промышленной палатой и французской экономической организацией MEDEF в сентябре 1998 г.*(499) Сторонники Европейской частной компании предполагают создать нечто вроде SE для малого и среднего бизнеса; важное отличие от SE будет, однако, заключаться в том, что Европейская частная компания станет "истинно европейской компанией", так как будет регулироваться исключительно соответствующим постановлением и своим уставом (предусмотрено, правда, применение национального законодательства об учете и отчетности, о банкротстве, а также национального налогового и уголовного права). Сразу же возникает вопрос: насколько реален такой проект в условиях отсутствия европейского частного права? Национальное корпоративное право всех государств-участников достаточно тесно связано с их гражданским и торговым правом.

Многие частноправовые институты находят применение и в корпоративном праве, например понятие "добросовестность", положения о представительстве, о юридических актах и проч. Трудно представить себе, что Европейская частная компания сможет существовать в полном отрыве от гражданского и торгового права. Но это все же не главный вопрос. Главный вопрос заключается в том, есть ли действительно острая потребность в такой компании. Представляется, что такой потребности все же нет. Малому и среднему бизнесу больше помогла бы легализация фактических перемещений, а также принятие Десятой и Четырнадцатой директив. Если же сторонники Европейской частной компании не собираются ограничиваться интернациональными слияниями и перемещениями, а пытаются создать "улучшенную" модель ООО, являющуюся образцом для национального регулирования, то опять же отсутствует необходимость в постановлении, а достаточно модельного акта, который может быть принят в форме рекомендации. Такая рекомендация могла бы использоваться государствами-участниками, желающими внести изменения в свое законодательство. Принятие постановления означало бы в таком случае попытку "насильно осчастливить" государства-участники новым, улучшенным, ООО. Не говоря уже о том, что подобная попытка вступила бы в противоречие с принципом субсидиарности, возникает другой вопрос: кто же может решить, действительно ли Европейская частная компания лучше уже существующих и проверенных практикой национальных организационно-правовых форм? Уже упоминавшаяся группа экспертов высокого уровня в своем отчете также осторожно подходит к вопросу о необходимости Европейского ООО. Эксперты полагают, что приоритетом должно являться принятие Десятой директивы об интернациональных слияниях. После ее принятия Комиссии следует вновь рассмотреть вопрос о целесообразности введения Европейского ООО*(500).
<< | >>
Источник: Дубовицкая Е.А.. Европейское корпоративное право: Свобода перемещения компаний в Европейском сообществе. - М.: Волтерс Клувер, 2004. 2004

Еще по теме 3. Значение наднациональных организационно-правовых форм компаний для реализации положений о свободе перемещения:

  1. Оглавление
  2. 3. Значение наднациональных организационно-правовых форм компаний для реализации положений о свободе перемещения
  3. Заключение