<<
>>

§ 7. Принципы, закрепляемые Европейским судом в области правового регулирования отношений гражданского оборота

Значение принципов, закрепляемых ЕСП в сфере регулирова­ния отношений, возникающих в связи с предпринимательской дея­тельностью, требует некоторых предварительных замечаний. Суть их сводится к тому, что функционирование Суда, как и всех учре­ждений Сообщества, должно отвечать общим принципам права, об­ладающим верховенством по отношению к актам, издаваемым орга­нами Сообщества (droit communautaire derive)1.

Так, принципы, общие для всех правовых систем, подлежат применению и в рам­ках права Сообщества. В частности, ЕСП основывал свои решения на таких идеях, как добросовестность (SNUPAT v. Я. А. СЕСА [Case 42/59]); юридическая защищенность (le principe de la securite ju-ridique [Neumann v. Frankfurt Main (Case 17/67)]; осуществление права на самооборону (le principe du respect de droits de defense (Commission v. Italie [Case 7/69]).

В то же время право Европейского Союза не распространяет на интегрированное экономическое пространство некоторые начала международного публичного права, не учитывающие специфики созданного в рамках ЕС правопорядка (ordre juridique communautaire). В частности, в ряде решений Суд отрицал такие идеи, как "le droit de se faire justice a soi-meme" (Commission v. Luxembourg & Belgique (Cases 90/63, 91/63); взаимность (le principe de reciprocite — Commission v'. Italie [Case 52/75]); эстоппель (le principe de 1'utilisation de 1'estoppel — Boizard v. Commission [Cases 63/79, 64/79]).

Деятельность ЕСП позволила систематизировать и обеспечить единое толкование ряда принципов, заложенных в договорах, составляющих основу Европейского Союза (les traites constitutifs). В числе их обычно указывают на принципы свободного обращения товаров в рамках Сообщества (le principe de libre circulation de merchandises — CJCE, arret du ler juillet 19692); принцип солидарности между государствами-участниками (principe de solidarite entre les Etats membres — Commission v.

Italie [Case 39/72]); принцип предпочтения интересов Сообщества (le principe de preference communitaire — CJCE, arret du 13 mars 1968, Beus v. Hauptzollamt Munich [Case 5/67]3) и др.

На фоне таких общих начал развивалась деятельность ECП по закреплению принципов, вытекающих из права Сообщества и обязательных не только для органов Сообщества, но также и для государств-членов, а в некоторых случаях и для частных лиц. В учебной литературе по праву Сообщества такие принципы относят к сфере так называемой "коммунитарной юриспруденции" (la jurisprudence communautaire)4.

Это довольно многочисленная группа принципов, среди которых можно выделить следующие:

1) право свободного осуществления экономической деятельности (Eridiana v. Ministre de VAgriculture et des Forets [Case 230/78]);

2) неприкосновенность права собственности с учетом ограничивающих ее правовых положений (Liselotte Hauer v. Land Rheind-Pfalz [Case 44/79]);

3) учет состояния крайней необходимости при оценке экономического поведения (VaZsabbi v. Commission [Cases 154/79, 205/78, 226-228/78, 263-264/78, 31/79, 39/79, 83/79, 85/79]);

4) допустимость уступки прав (Birra Wurrer et a. v. Conseil [Cases 256/80, 257/80, 265/80, 267/80, 5/81, 51/81, 282/82]);

5) пропорциональность, вытекающая из положений п. 3 ст. 3В Договора об образовании Европейского Союза, в соответствии с ко­торым органы ЕС или государства-члены при достижении своих целей не должны выходить за рамки, уместные и необходимые для такого достижения (Case Sagulo, 8/77; ADM Oelmullen v. Balm [Case C-339/92]; Antonio Crispoltoni v. Fattoria awtonoma Tabacchi Giuseppe Natale et Donatab Sri [Cases C-133/93, C-300/93, C-362/93]).

Европейский суд в ходе закрепления названных и иных прин­ципиальных положений, призванных служить основой регу­лирования взаимоотношений между предпринимателями и орга­нами Сообщества, отказывается признавать такие общие положе­ния, которые позволяли бы национальным органам под предлогом устранения несправедливости уклоняться от применения норм права Сообщества.

Такой подход отражен и в имеющейся практике Суда (Balkan v. Hauptzollamt Berlin-Packhof [Case 118/76]). С другой сто­роны, общие принципы справедливости применяются Судом при обосновании собственных решений, как это имело место в деле о взыскании возмещения за причиненный ущерб (Costacurta v. Commission [Case 31/75]).

Имеются в практике Суда и иные примеры отказа от некото­рых иных общих правовых положений, в частности, от принципа, не допускающего свидетельствования против самого себя. Этот прин­цип не признается Судом в качестве общего для права Сообщества, если его применение служит выгоде юридического лица, либо спо­собно нарушить нормальную организацию экономических отноше­ний, особенно в сфере конкуренции (Orkem v. Commission [Case 374/87]).

Таким образом, Европейский суд выступает важным органом Сообщества, эффективно содействующим реализации концепции "европейского права", отражающей федералистские и наднацио­нальные теории европейской интеграции1, а равно усиление уни­фикации национального права стран-участниц Европейского Союза.

<< | >>
Источник: В.В. Безбах, А.Я. Капустин, проф. В.К. Пучинский. Право Европейского Союза: правовое регулирование торгового оборота. Учебное пособие. Под ред. проф. В.В. Безбаха, доц. А.Я. Капустина, проф. В.К. Пучинского. — М.: Издательство ЗЕРЦАЛО,2000. — 400 с.. 2000

Еще по теме § 7. Принципы, закрепляемые Европейским судом в области правового регулирования отношений гражданского оборота:

  1. §1. Поля те и признаки общего блага
  2. Коррекция организационно-правовых основ налогового контроля в соответствии с современными условиями развития Российской Федерации
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. § 7. Принципы, закрепляемые Европейским судом в области правового регулирования отношений гражданского оборота
  5. 2. Регулирование свободы перемещения компаний в Договоре о ЕС
  6. 1. Реализация положений о свободе перемещения компаний путем принятия директив
  7. § 4. Правовые нормы и акты правоприменения в механизме административного регулирования экономики
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. § 3. Фикция как приём юридической техники.
  10. Глава III. УЧАСТИЕ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ
  11. §2. Виды трансграничных инвестиционных фондов