<<
>>

§ 5. Применение норм европейского права

Как уже отмечалось, специфика правоприменения в рамках Сообществ состоит в нередком слиянии его с правотворчеством Суда ЕС. При этом Суд выполняет разнообразные функции. Так, одной из его обязанностей является обеспечение соблюдения права при толковании и применении учредительных договоров.

О важности этой функции свидетельствует уже упоминавшаяся Декларация о применении права, принятая в Маастрихте. Ее авторы видят существенное условие правильного функционирования Сообщества в том, "чтобы меры, предпринимаемые различными государствами-членами, обеспечивали применение законодательства Сообщества с такими же эффективностью и строгостью, с какими применяются их национальные законы"2.

Функцию Суда ЕС по обеспечению законности актов Сообще­ства можно сравнить с осуществлением конституционного контро­ля в рамках национальных систем источников права.

В сферу судебного контроля входят лишь регламенты, дирек­тивы, решения, обязательные акты Сообщества. В нее не входят рекомендации и заключения. Положения Суда в области контроля за законностью регламентируются, в частности, статьями 173—176 Договора о ЕЭС. Иски по мотивам отсутствия компетенции, нару­шения существенных требований процедурного характера, нару­шения самого Договора или правовых норм, связанных с его выпол­нением, или злоупотребления властными полномочиями могут предъ­являться государствами-членами, Советом или Комиссией. Так, если нарушение Договора вызвано бездействием Совета или Комиссии, то предъявлению иска государствами-членами либо органами Со­общества должно предшествовать обращение к заинтересованному органу с целью побуждать его предпринять необходимые действия. После этого иск может быть предъявлен лишь в случае, если в течение 2-х месяцев данный орган не отреагировал на такое обра­щение. Для предъявления иска представляются следующие два месяца.

В случае признания акта недействительным издавший его ор­ган обязан принять необходимые меры для выполнения решения Суда.

Кроме того, любое физическое или юридическое лицо может на тех же условиях обратиться с иском, оспаривающим решения, которые приняты персонально в отношении этого лица, и решения, которые, хотя и приняты в форме регламента или решения, адре­сованного другому лицу, тем не менее непосредственно и персо­нально затрагивают первое лицо.

В случае признания иска оспариваемый акт объявляется не­действительным. При этом в отношении регламента Суд, если со­чтет необходимым, указывает, какие его юридическое последствия следует считать окончательно утратившими силу.

Профессор Неймегенского университета К. Грёнендейк отме­чает, что помимо обращения в Суд с иском индивиды в странах ЕС используют на практике другие пути применения права Сообществ для защиты своих интересов. Это, в частности: 1) разъяснение на­циональным судам оснований прямого применения права ЕС для защиты своих интересов; 2) стимулирование обращения националь­ных судов в Европейский суд в порядке преюдициального произ­водства (ст. 177 Договора) за разъяснением значения соответствую­щих положений права ЕС; 3) направление письма в Европейскую комиссию с просьбой начать процедуру о нарушении, предусмотренную ст. 169 Договора, против государства-члена, которое отка­зывается принять норму права ЕС или следовать ей; 4) направление петиции члену Европейского парламента с просьбой о парламентском запросе Европейской комиссии по делу, которое ведет к началу процедуры о нарушении по ст. 169 Договора1.

О том, сколь эффективен механизм обеспечения законности в рамках ЕС, свидетельствует, в частности, решение Федерального конституционного суда ФРГ от октября 1986 г. В нем отмечается, что правопорядок Сообщества имеет теперь систему защиты основных прав, эквивалентную той, что закреплена в Основном законе. На этом основании Федеральный конституционный суд отказался от права контроля, которое он закрепил за собой собственным решением от 1974 г.2

Важную и все возрастающую роль в обеспечении законности применения права ЕС играют Комиссия и Совет.

В частности, Комиссия, согласно Договору о ЕЭС, выступает гарантом применение положений указанного Договора и мер, предпринимаемых институтами для этого, а также осуществляет полномочия, которые Совет передает ей для выполнения принятых им постановлений (ст. 155 Договора).

Кроме того, по Договору о ЕЭС Комиссия осуществляет надзор за выполнением государствами-членами обязательств, предусмот­ренных Договором. Если, по ее мнению, какое-либо государство уклоняется от их выполнения, она предоставляет ему возможность представить свои соображения по данному вопросу и выносит свое мотивированное заключение. Если указанное государство оставит без внимания заключение Комиссии в течение установленного ею срока, то последняя может обратиться в Суд (ст. 169)3.

Маастрихтские соглашения существенно расширили полномочия Европарламента, Комиссии и Суда в области контроля за законностью. Применительно к Комиссии и Суду мы их рассмотрим ниже. Что касается Европарламента, то ему предоставлено право по запросу четвертой части своих членов учреждать временный Комитет по расследованию (без ущерба полномочиям, которыми наделены, согласно Договору о ЕЭС, другие институты и органы) для рассмотрения предполагаемых нарушений или плохого применения права Сообщества (подчеркнуто мною. — Г. М.), за исклю­чением случаев, где обнаруженные факты, будучи проверенными до суда, все же остаются объектом судебного разбирательства. Де­тальные условия использования прав по расследованию должны быть определены, согласно Маастрихтским соглашениям, общей договоренностью между Европарламентом, Советом и Комиссией (ст. 138с Договора ЕС). Однако основной объем правоприменитель­ной работы осуществляется Судом ЕС. При этом он не только при­меняет право, но и обеспечивает единообразное применение его норм национальными судами государств-членов.

Единство правоприменения обеспечивается благодаря не только решениям Суда, вынесенным непосредственно при рассмотрении дел, но и посредством преюдициальной компетенции Суда, состоя­щей в толковании права ЕС по Запросу национальных судов госу­дарств-членов, столкнувшихся с необходимостью такого разъясняю­щего решения при рассмотрении дел. Договор о ЕЭС определяет рамки преюдициальной компетенции Суда. Это — толкование са­мого Договора; действительность и толкование актов, принимае­мых органами Сообщества; толкование уставов организационных структур, создаваемых Советом, если таковое предусмотрено эти­ми уставами. Обращение в Суд Сообщества за такого рода разъяс­нением является обязательным, если один из этих вопросов возни­кает в деле, находящемся на рассмотрении в судебной инстанции какого-либо из государств-членов, решения которой в соответствии с национальным правом не подлежат обжалованию (ст. 177 Догово­ра о ЕЭС).

Преюдициальная компетенция дает возможность Суду обеспе­чивать единство интеграции норм ЕС, преодолевать пробелы в пра­ве ЕС, уточнять недостаточно четкие формулировки правовых норм, что крайне важно для формирования и совершенствования права ЕС. При этом Суд выступает как независимая от правительств го­сударств-членов судебная власть, стоящая на страже законности1. Что касается компетенции Суда по применению правовых санк­ций, то до Маастрихта ситуация здесь была неоднозначной.

Так, в случае выявления Судом нарушения каким-либо госу­дарством-членом обязательств, вытекающих из Учредительного договора, это государство обязано было принять необходимые меры для выполнения решения Суда (ст. 171 Договора о ЕЭС). Ни о каких санкциях при этом не упоминалось. По существу "необходимые меры" принимались лишь из уважения к Суду и к праву ЕС.

В то же время Договор о ЕЭС предусматривает достаточно широкие возможности воздействия с помощью Суда на институты ЕС в случае издания незаконного акта, нарушения процедуры, без­действия и т. д. В частности, он допускает возможность наделение Суда посредством регламентов, принимаемых Советом на основе данного Договора, самой широкой компетенцией в том, что касается санкций, предусмотренных в этих регламентах (ст. 172).

Вместе с тем специфика рассмотрения споров между государствами-членами по поводу содержания Договора о ЕЭС состоит том, что Суд компетентен принимать решение лишь при условии, что государства-члены согласились подчинить разрешение спора его юрисдикции на основании договора об арбитражном разбира­тельстве (ст. 182 Договора о ЕЭС). Характерно, что по Договору ЕЭС государства-члены обязуются не разрешать споров, касающихся его толкования или применения иным путем, кроме тех, ко­торые предусмотрены этим Договором (ст. 219).

<< | >>
Источник: В.В. Безбах, А.Я. Капустин, проф. В.К. Пучинский. Право Европейского Союза: правовое регулирование торгового оборота. Учебное пособие. Под ред. проф. В.В. Безбаха, доц. А.Я. Капустина, проф. В.К. Пучинского. — М.: Издательство ЗЕРЦАЛО,2000. — 400 с.. 2000

Еще по теме § 5. Применение норм европейского права:

  1. Судебный нормоконтроль за состоянием законности
  2. §3. Соотношение российского законодательства в области защиты прав человека с основными международными стандартами..
  3. § 1. Становление н развитие норм международного права о законных участниках вооруженных конфликтов: историко-правовой аспект
  4. 3.1. Имплементация международного права прав человека во внутригосударственном правеιsft
  5. § 5. Применение норм европейского права
  6. § 5. Место международных соглашений в системе источников права внешних сношений ЕС
  7. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  8. § 4. Правовые нормы и акты правоприменения в механизме административного регулирования экономики
  9. § 2. Международные стандарты избирательных прав как элемент гарантирования избирательных прав граждан в Российской Федерации
  10. 4.2 Статус ребенка в семейном праве
  11. 4. 3 Реализация прав детей в семье
  12. § 1. Судебные акты Европейского Суда по правам человека, индивидуально регулирующие отношения, связанные с принудительным и обязательным трудом
  13. § 3. Основные направления актуализации идей теории нормативизма в современной правовой науке
  14. 1. Особенности функционирования института компенсации мораль­ного вреда в системе международно-правовой защиты прав человека и гра­жданина от дискриминации
  15. § 1.1. Проблемы соотношения права, закона и прав человека