<<
>>

§ 1. Правовое регулирование внешнеэкономических отношений ЕС с европейскими странами, США и Японией

Прежде всего рассмотрим отношения ЕС с другой европейской организаций — Европейской ассоциацией свободной торговли (ЕАСТ), в которую входят страны-участницы так называемой Стокгольмской конвенции 1960 г.

(Австрия, Финляндия, Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Швеция и Швейцария). Главная цель ЕАСТ — расширение взаимной торговли участников путем отмены таможенных пошлин и количественных ограничений, а также ут­верждение принципа недискриминации в вопросах налогообложе­ния, субсидирования и ряде других вопросов. Основатели ассоциа­ции рассматривали участие в ней как переходный этап для вступ­ления в ЕС. Однако предпринятые рядом стран-участниц ассоциа­ции в 60-е гг. попытки обретения членства в ЕС успеха не имели. Не удалась и попытка ЕАСТ заключить двустороннее соглашение с ЕС, что объяснялось стремлением Сообщества устанавливать Дву­сторонние торговые связи с каждым из участников ассоциации от­дельно.

Начиная с 1973 г., когда к ЕС присоединились два члена ЕАСТ (Великобритания и Дания), Сообщество приступило к проведению переговоров с каждым из членов ЕАСТ о заключении практически идентичных соглашений о свободной торговле. Эта мера была предпринята Сообществом с целью не допустить возведения новых тарифных барьеров между упомянутыми двумя странами и их прежними партнерами по ЕАСТ, поскольку с 1967 г. (время установления зоны свободной торговли между участниками ассоциации) они вели взаимную беспошлинную торговлю. Юридической основой данных соглашений послужила ст. 113 Римского договора, поэтому их действие распространялось на товарообмен и другие непосредственно связанные с ним вопросы. Они предусматривали поэтапную, начиная с 1 января 1973 г., отмену пошлин. С этого времени отменялись и существующие количественные ограничения импорта.

Осуществление этих соглашений обеспечило с 1984 г. освобождение торговли промышленными изделиями между ЕС и ЕАСТ от пошлин и квот, что привело к установлению системы преференций в их взаимных отношениях.

Однако в торговле сельскохозяйственными товарами многие барьеры сохранялись. Согласно указанным соглашениям стороны обеспечивали, чтобы какая-либо государственная помощь и ограничения конкуренции были несовместимы с их осуществлением. Они также содержали положения, направленные на предупреждение дискриминации в налогообложении, тем самым была создана крупнейшая в мире зона свободной торговли, насчитывающая 380 миллионов потребителей.

Достижение целей указанного соглашения по устранению барьеров на торговлю промышленными изделиями поставило вопрос о дальнейшем развитии двусторонних отношений «ЕС — ЕАСТ». Этот вопрос рассматривался на первой встрече на уровне министров стран — участниц ЕС и ЕАСТ в Люксембурге в 1984 г., результатом которой явилось принятие декларации, содержавшей призыв расширять сотрудничество между ЕС и ЕАСТ во многих областях с целью создания динамичного европейского пространства. Однако, данный вариант развития взаимоотношений между ЕС и ЕАСТ не был единственным. Ряд участников ассоциации в качестве его альтернативы стали рассматривать членство в ЕС. В 1989 г. председатель Комиссии ЕС Ж. Делор выдвинул идею «третьего пути» развития отношений двух интеграционных объединений, синтезирующую существовавший механизм обособленных зон свободной торговли и полноправное членство в ЕС.

Страны ЕАСТ, в свою очередь, настаивали на более тесной сотрудничестве с Сообществом, частично желая получить выгоды от участия в более широком рынке, частично из-за опасения протекционизма со стороны ЕС, возможность которого с реализацией программы 1992 г. о едином рынке становилась вполне реальной. ЕС также высказывал расположение к расширению своих отношений со странами ЕАСТ. Все это обусловило то, что в июне 1990 г. были начаты переговоры по созданию Европейского экономическо­го пространства (ЕЭП). Главные трудности в переговорах возникли по институционным вопросам (участие стран ЕАСТ в принятии ре­шений в ЕС) и материальным (отступление от правил в отношении четырех свобод, которых требовали страны ЕАСТ, выравнивание уровней развития и транзит).

Первоначальный текст соглашения был подписан 21 октября 1991 г. Несколькими месяцами позже Суд ЕС высказал мнение, что система юридического контроля, зафик­сированная в соглашении, противоречит Римскому договору. В ча­стности, в нем предусматривалось создание объединенного суда, что представляло угрозу независимости существующего Суда ЕС. Совет министров подписал 2 мая 1992 г. пересмотренное Соглаше­ние о ЕЭП, в котором были учтены замечания Суда. Это Соглаше­ние вступило в силу 1 января 1994 г. Указанное Соглашение преду­сматривает более тесные экономические связи между Сообществом и странами ЕАСТ. Для тех стран ЕАСТ, которые собирались при­соединиться к ЕС (Австрия, Норвегия, Финляндия, Швеция), Со­глашение предусматривало облегчение их доступа на единый ры­нок после того, как они будут отвечать требованию применять не­которые положения права ЕС. Для тех стран ЕАСТ, которые не собирались делать этого, соглашение обеспечивало получение при­вилегированной позиции по сравнению с другими торговыми парт­нерами Сообщества.

Соглашение о ЕЭП разделяется на шесть частей, регулирую­щих свободное перемещение товаров, свободное перемещение лиц, услуг и капиталов, конкуренцию и устанавливающих иные общие правила и разнообразные положения, касающиеся упомянутых че­тырех свобод, сотрудничества, выходящего за рамки этих четырех свобод, а также определяющих институционную структуру сотруд­ничества. Хотя содержание соглашения выглядит достаточно ши­роким, оно не создает таможенного союза, так как государства — члены ЕАСТ сохраняют право проводить собственную торговую по­литику в отношении остального мира. Соглашение вступило в силу 1 января 1994 г.

Для обеспечения свободного перемещения товаров Соглаше­ние запрещает применение таможенных пошлин и приравнивае­мых к ним сборов, внутреннее налогообложение, которое может при­вести к дискриминации импорта, а также импортные и экспортные квоты, применение которых к третьим странам допускает ст. 36 Римского договора. Кроме того, Соглашение предусматривает, что антидемпинговые меры, компенсационные пошлины и меры, направ­ленные против незаконной торговой практики, не будут применяться к торговле между сторонами. В нем также установлены правила о происхождении товаров, которые обеспечивают получение выгоды от Соглашения его участниками, торгующими своими товарами в ЕС или ЕАСТ. Эти правила применяются прежде всего к торговле промышленными товарами, однако приняты специальные правила для сельскохозяйственных продуктов и морепродуктов, угля, стали и энергии. Одним из самых спорных вопросов при завершении переговоров о подписании Соглашения было определение рыболовных прав.

Наконец, рассматриваемое Соглашение предусматривает сотрудничество между ЕС и государствами ЕАСТ в различных областях, включая исследования и техническое развитие; информационные услуги; окружающую среду; образование, подготовку и молодежь; социальную политику; защиту потребителя, малые и средние предприятия; туризм; аудиовизуальный сектор и гражданскую защиту. Страны ЕАСТ согласились также внести ере; в специальный фонд содействия наименее бедным государствам-членам ЕС.

Соглашение создает собственную институционную систему. Хотя государства ЕАСТ не получили права непосредственно участвовать в процессе принятия решений ЕС, в тех случаях, когда Сообщество решает о принятии нового или дополнении действующего законодательства, касающегося вопросов, регулируемых Соглашением, оно информирует государства ЕАСТ и консультируется с ними. После того как такое новое законодательство ЕС принимается, Совместный комитет, создаваемый на основе Соглашения из представителей ЕС и государств ЕАСТ, в котором каждая сторона имеет один голос, своим решением включит законодательство в сферу действия этого соглашения. Если Совместный комитет не утвердит нововведение, он будет заниматься поиском приемлемых альтернатив. Если результат этих усилий будет нулевой, новые нормы ЕС не будут обязывать государства ЕАСТ. Кроме того, учреждается Совет, состоящий из представителей Совета и Комиссии ЕС и государств ЕАСТ. Решения Совета принимаются по Соглашению между представителями ЕС и ЕАСТ. Как было согласовано еще в конце 1991 г., создается судебный механизм, состоящий из независимого Суда Соглашения и Суда первой инстанции Соглашения. Суд первой инстанции призван рассматривать жалобы на решения о конкурентных правилах, принимаемых Советом ЕАСТ. Такие жалобы могут быть принесены лицом, в адрес которого вынесено решение, или каким-либо другим лицом, которого решение Совета ЕАСТ касалось непосредственно и индивидуально.

В целом следует подчеркнуть, что страны ЕАСТ в их совокупности представляют для Сообщества самый большой рынок сбыта. Они поглощают более четверти экспорта ЕС, больше чем США и Япония вместе взятые. В свою очередь, ЕАСТ направляет в страны Сообщества более половины общего объема своего экспорта.

США являются одним из важнейших торговых партнеров ЕС. По некоторым данным доля американских товаров в импорте ЕС составляет более 16,5%. Для сравнения: доля японских товаров — всего 9,5%. Длительное время США выступали наиболее последо­вательными сторонниками западноевропейской интеграции, что объяснялось причинами политического характера и соображения­ми безопасности, хотя создание и укрепление ЕС имело неблагоприятные последствия для американских глобальных экономиче­ских интересов, поскольку означало появление нового центра эко­номической силы, а значит, и конкурента на мировом рынке. Сло­жилась определенная практика взаимоотношений США с ЕС и его государствами-членами. Если речь заходит о проблемах междуна­родной торговли, то для их урегулирования США обращаются не­посредственно к компетентным органам Сообщества. По всем иным вопросам США имеют обыкновение вступать в отношения с каж­дым государством — членом. ЕС отдельно, не прибегая к помощи специальных институтов Сообщества, таких, например, как Евро­пейское политическое сотрудничество (ЕПС).

Вместе с тем двусторонний политический диалог между ЕС и США продолжает развиваться. Намечаются контуры двусторонне­го механизма консультаций и сотрудничества. С 1981 г. практику­ется ежегодный обмен делегациями самого высокого уровня во гла­ве с Государственным секретарем США и Председателем Европей­ской Комиссии. В ноябре 1990 г. была принята Трансатлантическая хартия, провозглашающая, что ЕС и его государства-члены и США будут взаимно информировать и консультировать друг друга по всем важным политическим и экономическим вопросам, представ­ляющим взаимный интерес. Хартия определяет и механизм таких консультаций, которые проводятся на пяти уровнях:

- встречи на высшем уровне (от ЕС — глава правительства страны, председательствующей в Совете министров ЕС, и предсе­датель Комиссии; от США — президент страны), проводимые два­жды в год;

- консультации между министрами иностранных дел ЕС и Госсекретарем США при участии Комиссии ЕС, проводимые дваж­ды в год;

- специальные консультации по конкретным вопросам между Министром иностранных дел председательствующей страны или членами так называемой "тройки", с одной стороны, и Госсекрета­рем США, с другой;

- консультации между Комиссией ЕС и правительством США, проводимые дважды в год;

- брифинги по результатам работы ЕПС на уровне министров стран ЕС, организуемые для представителей США председательствующей страной.

Существующий между ЕС и США политический диалог не является препятствием для возникновения время от времени разногласий и конфликтов в торгово-экономической сфере. По мнению американской стороны, основные проблемы возникают в сфере торговли сельскохозяйственными продуктами, а также по вопросам стандартов ЕС, экспортных субсидий и преференций, предоставляемых Союзом европейским товарам. Высказываются опасения, что в банковском, страховом делах, радиовещании и других областях идет процесс формирования "Европейской крепости", что свидетельствует о постепенном переходе ЕС к политике протекционизма.

Наиболее глубокие торговые противоречия между США и ЕС проявляются в торговле сельскохозяйственными товарами, начало которым было положено принятием ЕС общей сельскохозяйственной политики. Практическим результатом осуществления этой политики явилось требование заблокировать импорт некоторых сельскохозяйственных продуктов. Это вынудило ЕС провести новые переговоры о ряде своих тарифных обязательств в ГАТТ, целью которых явилось устранение точных пределов уровней таких тарифов. Наиболее распространенным примером, приводимым в американской литературе по данному вопросу, является экспорт цыплят США в Германию, который был практически свернут в результате того, что соответствующие тарифы ФРГ выросли до уровня тарифов, установленных в 60-х гг. в ЕС.

В последующем эта мера ФРГ привела к «куриной войне», в ходе которой США решили повысить пошлины на ряд товаров ЕС для возмещения понесенных ими торговых убытков. Похожий спор возник в 1986 г., когда присоединение Испании и Португалии к ЕС и их участие в сельскохозяйственной торговой политике Сообщества стало угрожать сокращением экспорта американского зерна в эти страны. В. этом случае, как и в ряде других торговых споров между ЕС и США, соглашение было достигнуто только после принятия ответных мер, угрожающих интересам обеих сторон. ЕС время от времени продолжает ограничивать доступ США к своему рынку или же субсидировать производство конкурентных американским собственных товаров. США в ответ на эти действия обращались с жалобами в ГАТТ и получали удовлетворение своих претензий в целом ряде случаев. Любопытно, что несмотря на указанные острые проявления конкурентной борьбы во взаимных отношениях, США ухитрились остаться главным поставщиком сельскохозяйственных продуктов в ЕС.

Иные жалобы США против ЕС обусловлены его субсидиями, стандартами и преференциями. Споры о субсидиях для производ­ства несельскохозяйственных товаров сконцентрировались в основ­ном на двух продуктах: стали и самолетах. В период реструктури­зации экономики в конце 70-х — начале 80-х гг. некоторые прави­тельства стран — членов ЕС предоставили существенные государ­ственные субсидии своей сталелитейной промышленности. В тече­ние этого периода экспорт стали ЕС в США значительно вырос и сталелитейные компании США стали жаловаться на то, что компа­нии ЕС прибегают к несправедливой торговой практике. После се­рии антидемпинговых процессов и процессов, направленных про­тив субсидирования экспорта, имевших место в США в 1984 г., ЕС согласился сократить количество экспортируемой в США стали в течение последующих 5 лет. В 1989 г. действие этой договоренности было распространено до марта 1992 г.

Споры о стандартах также вызвали торговые трения между ЕС и США. В частности, они касались стандартов здравоохранения. ГАТТ признает правомерными ограничительные меры на импорт товаров, если они диктуются целями обеспечения здравоохране­ния, как это установлено в ст. 36 Римского договора. Однако для их применения необходимо установить, что такие меры имеют под со­бой научную основу. В качестве примера приводится спор, касаю­щийся запрета ЕС использовать некоторые гормоны на скотоводче­ских фермах. Этот запрет был установлен в ЕС с 1 января 1988 г. Год спустя ЕС запретил импорт мяса со скотоводческих ферм, ко­торые получали эти гормоны, среди которых оказалось много аме­риканских поставщиков, в результате чего экспорт американского мяса в ЕС понес ущерб в размере около 100 млн. долл. США возра­зили против такой меры, указав, что нет научной основы для за­прета, и приняли ответную меру против сравнимого объема экс­порта ЕС в США. К середине 1992 г. этот спор еще продолжался, хотя США сократили размеры своих ответных мер ввиду роста экспорта свободной от гормонов говядины. США в свою очередь также прибегали к установлению запрета импорта товаров из ЕС на основе соображений здравоохранения, имеющих соответствую­щую научную основу. Например, в 1990 г. они запретили импорт произведенного в ЕС вина, содержащего незначительное количест­во фунгицида. Запрет был снят в 1991 г.

ЕС, в свою очередь, считает, что США также не могут слу­жить образцом добродетели в международной торговле. Однако это не мешает Союзу имитировать политику США в международных экономических отношениях. Это проявляется в подготовках и пуб­ликациях ежегодных обзоров торговой практики США, затрагивающей интересы Сообщества. Так, обзор за 1991 г. подвергал критике раздел 301 Акта о торговле США 1974 г., ссылка на положения которого встречалась в спорах США и ЕС об использовании гормонов животного происхождения и регулировании Сообществом торговли маслосодержащих семян. Кроме того, этот документ раскрывал позицию ЕС по вопросам различия между государственным и местным регулированием поставок товаров, стандартам товаров, окружающей среде, финансовым услугам и налогообложению.

Обзор за 1993 г. содержит одиннадцать пунктов, вызывающих возражения ЕС. Это — торговое законодательство США, содержащее односторонние преимущества; экстерриториально применимое торговое право; применение ограничительных мер в интересах национальной безопасности; политика США по закупке импортных товаров; пошлины на импорт товаров; квоты и таможенные формальности; экспортные субсидии на сельскохозяйственные товары; налогообложение импортных товаров, продающихся по трансфертным ценам, а также автомобилей и унитарное налогообложение доходов; множественность стандартов товаров; услуги; право интеллектуальной собственности и инвестиции.

Кроме этого, в конце 80-х гг. ЕС успешно обращался в ГАТТ с рядом жалоб, касающихся таможенных сборов за пользование, имеющих целью заставить импортеров покрывать стоимость расходов на функционирование Таможенной службы США; дискриминационного налога на импортируемые химикаты; японо-американского соглашения о полупроводниках, которое регулирует экспортные цены и устанавливает ограничения на экспорт японских полупроводников, приведший к нанесению ущерба ЕС, и раздела 337 Акта о тарифах США 1930 г., установившего процедуру для запрещения импорта товаров, которые нарушают патенты США.

Бытует мнение, что наибольший резонанс в международных экономических отношениях получило выдвинутое ЕС обвинение против США отдавать предпочтение односторонним действиям в торговых спорах и игнорировать процедуру урегулирования споров, принятую в ГАТТ. В частности, ЕС негативно относится к ежегодно составляемым властями США спискам, содержащим обвинения ЕС и других стран о проведении несправедливой торговой практики. Однако выше отмечалось, что и ЕС стало прибегать к изданию ежегодных обзоров торговых барьеров, применяемых США. Можно предположить, что это является свидетельством стремления обеих сторон взять курс на установление сильного цетрализированного регулирования торгово-экономических мер. В одной из резолюций о внешней политике Союза, принятой на встрече глав государств и правительств ЕС в Амстердаме 16 июня 1997 г., говорится о том, что Европейский Совет с удовлетворением отмечает прогресс в осуществлении новой трансатлантической повестки и плана совместных действий "ЕС — США", принятых на Гаагском саммите в мае 1997 г., проведение которого совпало с праздновани­ем 50-й годовщины плана Маршалла. По мнению Европейского Совета, это подчеркивает роль, которую США и ЕС продолжают играть в совместном обеспечении стабильности и развития демо­кратической и неразделенной Европы.

Торговые отношения ЕС с Японией представляются менее сба­лансированными, чем с США, и по причине их меньшего объема не вызывают столь острой реакции, как это имеет место иногда в от­ношении торговой политики США. Большинство жалоб о неспра­ведливой торговой практике в двусторонних отношениях исходят от ЕС. Невзирая на то, что на некоторые японские товары продол­жает распространяться система национального квотирования, при­меняемая отдельными государствами — членами ЕС (особенно час-г то это бывает в отношении торговли японскими автомобилями), что, мягко выражаясь, не соответствует праву ГАТТ, Япония не предпринимает серьезных усилий для их устранения. Согласно данным ГАТТ в 1989 г. японский экспорт в ЕС был равен 61 млрд. долл. США, в то время как импорт из ЕС составил всего 28 млрд. долл. США, таким образом, торговый дефицит составил более 30 млрд. долл. США.

По мнению ЕС, именно большой торговый дефицит вызывает серьезные трения в отношениях между ЕС и Японией, а сама не­сбалансированность взаимной торговли объясняется высокой сте­пенью закрытости японского рынка для иностранных товаров. Дело доходило до того, что в 1983 г. ЕС угрожало подачей жалобы в ГАТТ по поводу несовместимости с правилами ГАТТ установлен­ного Японией режима импорта, что, по мнению Союза, отрицатель­но влияло на доходы, которые он мог разумно ожидать от двусто­ронней торговли с Японией. До тех пор пока эта ситуация не была исправлена, ЕС настаивал на своем праве получить соответствую­щую компенсацию. Хотя этой жалобе так и не дали хода, сама по­становка вопроса весьма показательна.

Не менее демонстративно выглядит и политика частого при­менения антидемпинговой процедуры ЕС против японских товаров, а также его стремление установить жесткие правила о происхож­дении товаров, имеющие целью обеспечить интересы европейских производителей. В последнее время в отношении целого ряда экс­портируемых товаров, особенно электроники, Япония отдает пред­почтение ограничению экспорта путем принятия так называемых "добровольных" торговых ограничений.

В 1991 г. в связи с созданием единого рынка Союза встал во­прос о порядке распределения национальных квот на японские автомобили, применяемых некоторыми государствами — членами ЕС. Это объяснялось тем, что одной из целей единого внутреннего рынка было устранение всех мер, ограничивающих торговлю внутри Сообщества, включая меры, предпринимаемые по ст. 115 Римского договора. Упомянутые меры необходимы для предотвращения торговли внутри Сообщества такими товарами, импорт которых из третьих стран может ограничиваться или не допускаться национальными квотами.

Соглашение по автомобилям между ЕС и Японией было подписано в июле 1991 г. По сообщениям прессы Япония согласилась ограничить экспорт автомобилей в ЕС на уровне 1990 г. (1,2 млн. единиц) до 1999 г. Ограничение экспорта распространяется также на некоторые государства-члены (Францию, Италию, Португалию, Испанию и Великобританию), хотя рыночная доля японского импорта в этих странах несколько возрастет по сравнению с текущим уровнем. После 1999 г. количественные ограничения на импорт японских автомобилей устанавливаться не будут, причем как на уровне ЕС, так и на уровне его государств-членов. В специальном заявлении ЕС, принятом в этой связи, выражается надежда на то, что японские компании доведут производство автомобилей в ЕС до 1,2 млн. единиц в год. Вместе с тем в комментариях по поводу соглашения отмечается, что оно окончательно не решило всех юридических вопросов торговли автомобилями, что позволяет предположить наличие в будущем щекотливых моментов в торговых отношениях ЕС с Японией.

В своей политике по отношению к Японии Сообщество основывается на трех принципах. Прежде всего ЕС стремится расширить доступ на японский рынок для своих промышленных товаров и обработанных пищевых продуктов, а также банковских и финансовых услуг. Для увеличения возможностей экспорта Сообщество побуждает японскую сторону стимулировать внутренний спрос путем проведения необходимых структурных преобразований и последовательного устранения торговых барьеров. Кроме этого Комиссии внимательно следит за экспортом Японии в страны Сообщества в ряде жизненно важных областей, чтобы немедленно отреагировать в случае нарушения рыночного равновесия. В то же время Комиссия достигла соглашения с Токио о последовательной либерализации тех рынков ЕС, на которых еще сохранялась ограничительная система тарифов на ввоз японских автомобилей (Франция, Италия, Испания, Великобритания и Португалия). Наконец, Сообщество стремится выйти на более высокий уровень сотрудничества с Японией, особенно в таких областях, как наука и технологии, а также в промышленной сфере. Оно также приветствует прямые японские инвестиции в Европе, благодаря которым фирмы производят продукцию на местах вместо того, чтобы экспортировать готовую продукцию из Японии. ЕС начало диалог с Японией по внешнеполитиче­ским вопросам.

<< | >>
Источник: В.В. Безбах, А.Я. Капустин, проф. В.К. Пучинский. Право Европейского Союза: правовое регулирование торгового оборота. Учебное пособие. Под ред. проф. В.В. Безбаха, доц. А.Я. Капустина, проф. В.К. Пучинского. — М.: Издательство ЗЕРЦАЛО,2000. — 400 с.. 2000

Еще по теме § 1. Правовое регулирование внешнеэкономических отношений ЕС с европейскими странами, США и Японией:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. § 1. Правовое регулирование внешнеэкономических отношений ЕС с европейскими странами, США и Японией
  3. 2.1. Историко-правовые аспекты становления европейской системы международной безопасности