<<
>>

§ 3. Европейская валютная единица

К 1978 году, когда стало ясно, что всеобщего возвращения к фиксированным обменным курсам ожидать более не приходится, достижение экономической стабильности в Европе стали связывать с идеей европейской валютной системы (EMS — European Monetary System).

Идея была выдвинута совместно западногерманским канцлером Гельмутом Шмидтом и французским президентом Валери Жискар д'Эстеном (оба были в прошлом министрами финансов в своих странах) при содействии тогдашнего главы Европейской Комиссии Ройя Дженкинса. Совет ЕЭС на заседании в Бремене в августе 1978 г. все официально одобрил концепцию EMS, которая вступила в силу в марте 1979 г.1 В результате в марте 1979 г. страны ЕЭС, за исключением Англии2, ввели систему обменно-курсового механизма (ERM — exchange rate mechanism3).

В структуре EMS три основных составляющих: а) особая денежная единица; б) обменно-курсовой механизм, позволяющий колебание курсов в довольно узком коридоре; в) специальный кредитный механизм.

Особая денежная единица, или экю (ECU — European currency unit), предназначена для расчетов в странах — членах Европейской валютной системы. Она была задумана первоначально как ус­ловная расчетная единица и синтезировалась по принципу так на­зываемой "валютной корзины" из валют стран — участниц ЕЭС.

Валютной корзиной (от английского выражения currency basket) принято именовать некоторый набор национальных валют, ис­пользуемый для определения валютного курса национальной или коллективной валюты посредством определения доли каждой на­циональной валюты, входящей в "корзину", в зависимости от удель­ного веса экономики страны в валовом национальном продукте всех стран — участников "корзины"4. Принцип "валютной корзины" ис­пользуется также для котировки специальных прав заимствования (СДР) в системе Международного валютного фонда, однако, в отли­чие от СДР, не имеющих реального обеспечения, эмиссия ЭКЮ наполовину обеспечивается объединением 20% золотых и долларо­вых резервов каждой из стран-членов, и наполовину — их нацио­нальными валютами.

В момент ввода EMS самой весомой долей в корзине обладала западногерманская марка (33%), далее шли фран­цузский франк (19,9%) и английский фунт стерлингов (13,3%). Пе­ресмотр этих долей участники EMS договорились производить не реже одного раза в 5 лет.1

Основная идея ERM заключалась в том, что каждая страна — член ЕЭС, участвующая в ERM, централизованно устанавливала курс своей валюты по отношению к экю2. Выравнивание этого кур­са допускалось лишь по взаимному согласию участников данного обменного механизма. Кроме того, механизм ERM предусматривал осуществление контроля над обменным курсом собственной валю­ты, в частности, посредством изменения процентных ставок, с тем, чтобы курсовое колебание ограничивалось некоторыми заданными пределами относительно центрального обменного курса.

Оказалось, однако, что и новая система не сняла проблем. Во Франции и Италии после ее введения проводились девальвации национальных валют, причем президент Миттеран в 1982—1983 гг. не раз высказывался за выход своей страны из этой системы вообще. Правда, благодаря усилиям французской стороны, в частности, министра финансов в миттерановском правительстве Жака Делора, удалось сохранить членство Франции в названной системе Впоследствии, когда Жак Делор занял в Брюсселе пост главы Европейской Комиссии, он с новой энергией стал настаивать на введении единой валюты.

Появившийся при его участии в 1988 г. "доклад Делора" выдвинул план поэтапного перехода членов ЕЭС к единой валюте. Именно этому докладу суждено было стать основой подписанного в начале 1992 г. Маастрихтского договора.

Между тем все еще действующая система ERM, то есть обменно-курсового механизма, уже подвергалась существенным испытаниям на прочность: в Дании на референдуме население отвергло присоединение к Маастрихтскому договору. Это, в свою очередь, активизировало нападки скептиков, что спровоцировало выход в 1992 г. из ERM сначала итальянской лиры, а затем и незадолго перед тем присоединившегося было английского фунта.

В странах — членах ЕС кризис ERM вызвал реакцию двоякого рода. В Англии, например, он сделал громче голоса противников единой валюты3. В Италии, напротив, кризис лишь усилил безусловную поддержку евровалюты. В большинстве других стран-участниц, впрочем, также возобладала точка зрения, согласно которой в новых условиях свободы перемещения капитала, сложившихся в мире, единую валюту следует признать единственным способом достижения финансовой стабилизации.

<< | >>
Источник: В.В. Безбах, А.Я. Капустин, проф. В.К. Пучинский. Право Европейского Союза: правовое регулирование торгового оборота. Учебное пособие. Под ред. проф. В.В. Безбаха, доц. А.Я. Капустина, проф. В.К. Пучинского. — М.: Издательство ЗЕРЦАЛО,2000. — 400 с.. 2000

Еще по теме § 3. Европейская валютная единица:

  1. §2. «Основные концепции правового определения понятия ТНК, ее природы и сущности в отечественной и зарубежной доктрине. Эволюция понятия ТНК»
  2. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  3. Выводы по Разделу 1.2.
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. § 1. Проблемы и предпосылки создания единой валютной системы ЕС
  7. § 2. Факторы, обусловливающие необходимость единой европейской валюты
  8. § 3. Европейская валютная единица
  9. § 4. Порядок образования Европейского валютного союза
  10. § 2. Европейские сообщества - Европейский Союз
  11. § 8. Экономическое сотрудничество в СНГ
  12. СЛОВАРЬ
  13. § 1. Понятие и правовая природа денежно-кредитной и валютной политики
  14. § 2. Правовое содержание денежно-кредитной и валютной политики
  15. § 3. Теоретико-правовые основания включения денежно-кредитной и валютной политики в предмет науки финансового права