<<
>>

§ 2. Основные международно-правовые принципы европейского сотрудничества

Основные принципы международного права как наиболее важные, общие и общепризнанные нормы международного права, регулиру­ющие отношения между государствами, являются критерием закон­ности всех других норм, выработанных государствами в сфере международных отношений, и, что еще более важно, законности их фактического поведения.

Данные основные и императивные положения не могут быть от­менены никакими другими установлениями специального характера или реформированы с учетом специальных обстоятельств.

Этими принципами обязаны руководствоваться и все европейские государства. В Уставе ООН сформулированы важнейшие принципы международных отношений в интересах поддержания международного мира и без­опасности. К их числу относится в первую очередь соблюдение прин­ципа суверенного равенства государств (п. 1 ст. 2). Этот принцип был и остается краеугольным камнем поддержания и развития нормаль­ных, дружественных отношений между государствами. Члены ООН согласились и далее добросовестно выполнять принятые ими по Уставу ООН международные обязательства (п. 2 ст. 2). Принцип pacta sunt servanda также продолжает оставаться одним из основных ус­ловий и предпосылок функционирования всей системы международ­ных отношений.

Большое место в Уставе уделено принципу мирного урегулирова­ния международных споров. В п. 3 ст. 2 Устава подчеркивается, что «все Члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедли­вость», а в ст. 33 содержится перечисление конкретных методов международно-правового урегулирования. Можно сказать, что и це­лый ряд других положений Устава исходит из жизненно важной необходимости мирного разрешения международных споров.

Устав ООН является главным международно-правовым актом современной эпохи, устанавливающим права и обязанности государ­ства в обеспечении мира между народами. Вместе с тем он дополняет международно-правовое запрещение агрессии общим запретом при­менения силы в международных отношениях. Устав устанавливает: «Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим обра­зом, несовместимым с Целями Объединенных Наций» (п. 4 ст. 2). Использование вооруженной силы является правомерным по Уставу только во исполнение решения Совета Безопасности для пресечения актов агрессии или других нарушений мира или в порядке осуществ­ления неотъемлемого права государств на индивидуальную или кол­лективную самооборону в случае вооруженного нападения (ст. 51).

По существу, в Уставе ООН заложена и идея сотрудничества государств, особенно необходимого в вопросах поддержания между­народного мира и безопасности, организации коллективных действий для пресечения любых агрессивных актов. Отражая потребности нормального международного общения в условиях существования сообщества равноправных суверенных государств, Устав ООН отно­сит к числу основных принципов невмешательство и запрещает вмешательство ООН в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств (п. 7 ст. 2). Одним из принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН, является право народов на самоопреде­ление. Положения Устава ООН о самоопределении народов послужили международно-правовой базой борьбы за ликвидацию колониальной системы.

Наконец, Устав определил в качестве одной из целей ООН осу­ществление международного сотрудничества в разрешении между­народных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, в поощрении и развитии уважения к пра­вам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии (п. 3 ст. 1). По Уставу Организации Объединенных Наций, говорится в преамбуле Международных пактов о правах человека 1966 г., государства обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека.

Таким образом, Устав ООН провозгласил и утвердил основные общепризнанные и общеобязательные международно-правовые прин­ципы современных международных отношений. В этом принципи­ально непреходящее значение Устава ООН и деятельности на его основе этой универсальной международной организации для поддер­жания и развития современного международного правопорядка.

24 декабря 1970 г. была принята Декларация о принципах меж­дународного права, касающихся дружественных отношений и со­трудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. В Декларации сформулировано юридическое содержание семи ос­новных принципов международного права: неприменение силы или угрозы силой в международных отношениях, мирное разрешение международных споров, невмешательство, международное сотрудни­чество государств, добросовестное выполнение международных обя­зательств, равноправие и самоопределение народов, суверенное равенство государств.

Как известно, одним из важнейших принципов международного права является императивное требование к государствам не прибе­гать к силе или угрозе силой в своих взаимоотношениях. Хотя он со всей определенностью отражен как правовое предписание, обяза­тельное для всех государств, в Уставе ООН, требовались и требуются усилия по его совместной реализации в международных отношениях. На Европейском континенте упрочение этого принципа международ­ных отношений происходило попутно с установлением климата доверия и взаимного сотрудничества. В договорах 1970-1973 гг. между СССР и ФРГ, ПНР и ФРГ, ЧССР и ФРГ, ГДР и ФРГ подтвер­ждался принцип неприменения силы и нерушимости европейских границ.

Работа по закреплению основ безопасности и сотрудничества практически всех европейских государств, США и Канады была продолжена на Общеевропейском совещании 1972-1975 гг.

В Заключительном акте Совещания от 1 августа 1975 г. государст­вами-участниками были зафиксированы положения, затрагивающие коренные интересы мира, безопасности и сотрудничества в разнооб­разных областях. Концепция разрядки напряженности, ее расшире­ния и упрочения стала центральной в работе Общеевропейского совещания, что нашло соответствующее отражение в тексте Заключи­тельного акта. Его сердцевиной, политико-правовым ядром является Декларация принципов, которыми государства-участники Совеща­ния будут руководствоваться во взаимных отношениях. Некоторые из этих принципов были подтверждены или развиты на последующих форумах СБСЕ, а затем ОБСЕ, таких как Мадридская встреча 1980 г., Венская встреча 1986 г., Хельсинкская встреча 1992 г.

Важнейшим итогом Совещания по безопасности и сотрудниче­ству в Европе явилась выработка и принятие принципа нерушимо­сти границ. Это норма международного права действовала в качестве обычной еще раньше, а затем вошла в договоры СССР, Польши и Чехословакии с ФРГ и стала конвенционной нормой. Она безус­ловно носит императивный характер, поскольку имеет громадное значение для международного сообщества, ограждая его от террито­риальных конфликтов, могущих привести к войне.

В советском проекте текста принципа говорилось, что государ­ства-участники в соответствии с этим принципом «рассматривают существующие границы в Европе как нерушимые сейчас и в буду­щем, не будут предъявлять друг другу никаких территориальных претензий и признают, что мир в этом регионе может быть сохранен только в том случае, если никто не будет посягать на современные границы». Французский и западногерманский проекты исходили из возможности изменения границ в соответствии с международным правом, мирными средствами и по договоренности. Последний из них содержал также ссылку на право народов на самоопределение. Поскольку, однако, представители социалистических государств были против включения в текст принципа положения о допустимости мирного изменения границ, было достигнуто компромиссное решение о включении такой формулировки в принцип суверенного равенства.

Принцип суверенного равенства, как уже указывалось, был отражен еще в Уставе ООН. Новым важным элементом, появившимся с принятием Декларации о принципах международного права 1970 г. по сравнению с формулировкой Устава, явилось подтверждение в нем права государств свободно выбирать и развивать свою политическую, социальную, экономическую и культурную систему. Это положение было включено в текст, принятый Общеевропейским совещанием. В сформулированном на Совещании принципе нашло также отраже­ние пожелание ряда государств о том, чтобы было оговорено их право быть или не быть участниками союзных договоров (Франция, Италия, ФРГ, Нидерланды), а также проводить политику нейтралитета (Швейцария, Швеция).

Подтверждение и дальнейшая конкретизация принципа непри­менения силы или угрозы силой на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе явились новым вкладом в его международно- правовое признание в качестве императивной нормы международно­го права. Воспроизведя формулировки Устава ООН о неприменении силы или угрозы силой, Совещание дополнило их важным положе­нием о том, что «никакие соображения не могут использоваться для того, чтобы обосновывать обращение к угрозе силой или к ее при­менению в нарушение этого принципа».

Государства-участники обязались также воздерживаться от любых действий, представляющих собой угрозу силой или прямое или косвенное применение силы против другого государства-участника, а также от всех проявлений силы с целью принуждения другого го­сударства-участника к отказу от полного осуществления его суверен­ных прав. По предложению Румынии был также подтвержден отказ от любых актов репрессалий с помощью силы. Принцип непримене­ния силы или угрозы силой был вновь подтвержден в Итоговом документе Мадридской встречи 1980 г. представителей государств- участников СБСЕ от 6 сентября 1983 г.

Хотя положение об уважении территориальной целостности го­сударств в качестве элемента принципа неприменения силы подтвер­ждалось и ранее во многих международных документах (Статут Лиги Наций, Уставы ООН, Организации американских государств и Органи­зации африканского единства) в качестве самостоятельного принципа международного права, принцип территориальной целостности государства был по существу сформулирован только на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе.

На Совещании западные государства (Франция, ФРГ) попытались свести нарушения территориальной целостности исключительно к действиям, составляющим применение силы или угрозы силой. Однако эти попытки не встретили поддержки многих делегаций, и оконча­тельный текст принципа отражает иную концепцию, более соответ­ствующую интересам укрепления безопасности и сотрудничества европейских государств. Государства-участники обязались воздержи­ваться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в част­ности, от любых действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой. Единство некоторые государства предлагали ква­лифицировать как национальное (Югославия, Испания) или государ­ственное (Чехословакия).

Было достигнуто согласие в отношении включения в текст принципа положений о недопустимости военной оккупации государств и тер­риториальных приобретений с помощью прямых или косвенных мер применения силы. Принцип территориальной целостности государств был подтвержден в Итоговом документе Венской встречи 1986 г. Было еще раз заявлено, что «никакие действия или ситуации, нару­шающие этот принцип, не будут признаваться государствами-участ­никами законными».

Совещание подтвердило один из важнейших принципов совре­менного международного права - принцип мирного урегулирова­ния споров и в особенности его формулировки, содержащейся в Уставе ООН.

На Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе Швейцария выступила с проектом конвенции о европейской системе мирного урегулирования споров. Главной его идеей была обязатель­ная процедура урегулирования, в соответствии с которой государ­ства-участники, не могущие уладить в течение приемлемого срока при помощи иного мирного средства свои споры, обязуются переда­вать их по одностороннему обращению любой из сторон в споре на процедуру мирного урегулирования. При этом споры, подлежащие решению судов (т.е. относящиеся по национальному праву к компетен­ции судов), должны были передаваться в Арбитражный суд, а споры, не подлежащие решению судов (т.е. политические), - в Комиссию по расследованию, посредничеству и примирению, создаваемую в со­ответствии с этой Конвенцией. При этом решения суда должны были быть окончательными и подлежать исполнению, в то время как по ситуациям второго ряда Комиссия разрабатывала бы выводы и пред­ложения необязывающего характера.

При обсуждении швейцарского проекта некоторые делегации заявляли, что мирное урегулирование споров возможно только при учете суверенных прав и политической воли государств и что всякие другие процедуры не могут быть успешными. При этом отмечалось, что обязательные процедуры мирного урегулирования являются да­леко не общепризнанными. В то же время ряд представителей запад­ных стран поддержали основную идею швейцарского проекта. Особую позицию заняла французская делегация, выразившая в этом отношении большие сомнения. После Совещания государства-участ­ники продолжили рассмотрение и разработку общеприемлемого ме­тода мирного урегулирования споров, направленного на дополнение существующих средств, и провели по этому поводу несколько сове­щаний экспертов.

Надо прямо сказать, что позиция целого ряда делегаций на этих совещаниях была явно негативной и имела своей целью практически похоронить швейцарский проект. Принцип мирного урегулирования споров был подтвержден на Венской встрече 1986 г. В ее Итоговом документе государства-участники выразили решимость продолжать прилагать постоянные усилия в целях рассмотрения и разработки общеприемлемого метода мирного урегулирования споров, направ­ленного на дополнение существующих средств. «В этом контексте они согласились в принципе на обязательное привлечение третьей стороны, когда спор не может быть урегулирован другими мирными средствами».

Острая борьба разгорелась на Совещании при обсуждении прин­ципа невмешательства во внутренние дела.

Представители западных стран рассматривали этот принцип глав­ным образом как производный от принципа неприменения силы. Делались попытки поставить под сомнение саму концепцию суще­ствования дел, входящих во внутреннюю компетенцию государства, рассматривать принцип невмешательства исключительно примени­тельно к деятельности государственных органов. Эти доводы не получили, однако, поддержки, и заключительный текст принципа обязывает государства-участников воздерживаться от любого вмеша­тельства во внутренние или внешние дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства-участника, включая, разумеется, от любой формы вооруженного вмешательства или угрозы такого вмеша­тельства. На Совещании имела место дискуссия в контексте запрещения вмешательства, направленного против политических, экономических и культурных основ государства, и так называемой враждебной про­паганды, причем в силу господствующих в них политических условий социалистические страны совершенно определенно толковали это понятие явно расширительно, по существу как запрещение критики существовавших в них режимов, нарушение прав человека и т.д. Понятно, почему представители западных стран (Франции, Англии, Канады, Бельгии, Швеции и др.) выступали против включения по­ложения о пропаганде в текст принципа невмешательства во внут­ренние дела. Эти делегации заявили одновременно, что могли бы согласиться с включением в содержание принципа невмешательства таких элементов, как подрывная деятельность, вмешательство во внутреннюю борьбу и враждебная пропаганда. Причем это в первую очередь должно было относиться к враждебной пропаганде как дейст­вию, направленному на насильственное свержение существующего в данном государстве строя.

В то же время было выражено общее согласие в отношении от­несения к запрещенным формам вмешательства актов терроризма. Это положение было развито в Итоговом документе Мадридской встречи 1980 г. представителей государств-участников СБСЕ. Поло­жения о борьбе с терроризмом получили свое развитие на последу­ющих форумах СБСЕ.

К основным принципам международного права со времени при­нятия Устава ООН несомненно относится принцип уважения прав человека и основных свобод. На Общеевропейском совещании он по совершенно очевидным причинам стал одним из основных воп­росов полемики между Западом и Востоком.

Советская юридическая наука потратила много усилий на дока­зательство тезиса о том, что, несмотря на свою важность как одного из основных принципов международного права, принцип уважения прав человека и основных свобод не занимает среди них какого-то особого места. В свете нового мышления, громадных изменений в мире за последние годы этот тезис вряд ли представляется убеди­тельным.

На Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе неко­торые делегации (например, Франции) прямо ставили вопрос о том, что принцип уважения прав человека можно назвать главным прин­ципом международного права, а делегация Бельгии даже заявила о зависимости действенности всех других принципов от уважения и обеспечения прав человека. В ходе обсуждения этого принципа раздавались также голоса в пользу международного, независимого от воли государств, контроля за соблюдением прав человека. Предста­вители же социалистических государств всячески отстаивали свою концепцию о том, чтобы принцип уважения прав человека и основных свобод был сформулирован на основе общепризнанных норм между­народного права, согласно которым непосредственная регламентация и обеспечение прав человека относятся к внутренней компетенции государств. Чтобы ссылаться на возможность ограничений прав че­ловека, они предлагали включить формулировку принципа междуна­родных документов по правам человека и особенно Пактов 1966 г. Эта попытка встретила, однако, противодействие ряда стран.

Наряду с подтверждением в тексте принципа положений о недо­пустимости дискриминации на какой-либо основе, значении соблю­дения прав человека, как это записано в Уставе ООН, Совещание подтвердило важность эффективного осуществления всех категорий прав человека. Значительное влияние на формулировки текста ока­зала активная работа на Совещании представителей Ватикана, кото­рые в заголовок принципа внесли положения о свободе мысли, совести, религии и убеждений.

На Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе был обсужден и принят принцип права народов распоряжаться своей судьбой. Несомненно, что со времени выработки Устава ООН принцип права народов на самоопределение имеет обязательную юридическую силу. В ходе работы над содержанием принципа на Общеевропей­ском совещании некоторые делегации, однако, заявляли, что осуще­ствление этого принципа, по их мнению, может наносить ущерб осуществлению другого принципа, а именно принципа территориаль­ной целостности государств, их территориальному единству. С не­которыми вариациями эту точку зрения разделяли представители Кипра, Греции, Испании, Югославии, Румынии, ГДР.

В результате дискуссии о первом параграфе принципа государст- ва-участники заявили, что они «уважают равноправие и право наро­дов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями Устава ООН и соответствующими нормами международно­го права, включая те, которые относятся к территориальной целост­ности государств».

Во втором параграфе принципа была подтверждена мысль о том, что «все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие».

Значительные расхождения вызвала редакционная работа по пара­графу о значении принципа равноправия и права народов распоряжать­ся своей судьбой. Некоторые социалистические страны, и в первую очередь СССР и Болгария, поддержанные Югославией, предлагали записать, что последовательное осуществление права народов на само­определение должно способствовать искоренению остатков колониа­лизма и борьбе против расизма и расовой дискриминации. Против этого, однако, выступили некоторые западные страны, и в первую очередь делегации Англии и ФРГ. В качестве компромисса было решено сказать о «всеобщем значении уважения и эффективного осуществления равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой для развития дружественных отношений» между всеми го­сударствами.

В Итоговом документе Венской встречи 1986 г. представителей государств-участников СБСЕ от 15 января 1989 г. государства-участ­ники подтвердили, что «исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой и согласно соответствующим положениям Заключительного акта, все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус».

Принцип сотрудничества государств - один из новых принци­пов международного права, сформулированных на Общеевропейском совещании. Потребность в его появлении была связана с переходом от предыдущего периода международных отношений, когда главной задачей международного права было предотвращение использования силы и мирное урегулирование межгосударственных споров, к эпохе, характеризующейся все более крепнущим сотрудничеством между государствами. По мнению большинства юристов-международников, этот принцип имеет императивный характер и обязательную юриди­ческую силу, которые основываются на соответствующих формули­ровках Устава ООН. После сложной и продолжительной дискуссии Совещание приняло формулировки принципа.

Государства-участники обязались развивать сотрудничество во всех областях в соответствии с целями и принципами Устава ООН. Осо­бое значение будет придаваться областям, определенным в рамках Совещания. Специальный абзац был посвящен целям такого сотруд­ничества (взаимопонимание и доверие, дружественные и добрососед­ские отношения, международный мир, безопасность и справедливость, повышение благосостояния народов). По предложению западных стран была принята формулировка о положительной роли граждан в содействии достижению этих целей сотрудничества государств.

Наконец, Совещание подтвердило один из поистине классиче­ских принципов международного права - принцип добросовестного выполнения обязательств по международного праву.

Государства-участники договорились, что в первой фразе принци­па речь должна идти о добросовестном выполнении обязательств, вытекающих из двух основных источников международного права - международного обычая и международных договоров. При этом было решено определить, так же как это было сделано и в Декларации о принципах международного права, понятие международного обы­чая через понятие общепризнанных принципов и норм международ­ного права. Последнее по отношению к первому представляется более широким понятием, поскольку многие общепризнанные прин­ципы и нормы международного права независимо от своего проис­хождения являются в настоящее время также частью конвенционного права.

В результате была принята формулировка, в которой говорится, что государства-участники будут добросовестно выполнять свои обязательства по международному праву, как те обязательства, ко­торые вытекают из общепризнанных принципов и норм международ­ного права, так и те обязательства, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других со­глашений, участниками которых они являются. В данный принцип вошло также положение о том, что при осуществлении суверенных прав, включая право устанавливать свои законы и административные правила, государства-участники будут сообразовываться со своими юридическими обязательствами по международному праву; они бу­дут, кроме того, учитывать должным образом и выполнять положения Заключительного документа Совещания.

Подавляющее большинство делегаций на Совещании выступили с решительной поддержкой Устава ООН, в частности ст. 103, в со­ответствии с которой в том случае, когда обязательства членов Организации по этому Уставу окажутся в противоречии с их обяза­тельствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по Уставу.

Вопрос о правовом характере принципов, разработанных на Обще­европейском совещании, привлек значительное внимание юристов- международников. Формулирование таких принципов, по мнению некоторых из них, могло бы служить следующим целям: 1) оно могло бы подчеркнуть значение и повысить эффективность положений Устава ООН в рамках европейского контекста; 2) такая работа могла бы быть также проведена с целью конкретизации принципов и норм

Устава ООН, особенно тех из них, которые подходят для европей­ской ситуации, причем в таком случае были бы сформулированы не все, а только соответствующие действительные для Европы прин­ципы; 3) целью такого формулирования могло бы быть толкование принципов Устава.

Надо сказать, что в отношении первой из этих возможных целей формулирования государствами выдвигались обоснованные возраже­ния. Они сводились к тому, что не было нужды особо подчеркивать обязательный характер принципов Устава ООН для Европы, посколь­ку все государства-участники ООН обязаны выполнять их в силу при­знания ими Устава.

Что же касается конкретизации общих принципов ООН в приме­нении к Европе, с развитием тех из них, которые особенно важны в европейском контексте, то утверждалось, что это превратит текст в какую-то особую провинцию международного права. Чтобы исклю­чить такую перспективу, предлагалось, чтобы единственной целью при формулировании принципов взаимоотношений государств на Обще­европейском совещании было толкование неясных положений общего международного права, нашедших отражение в Уставе ООН, с целью выяснения того, какие обязательства и права возникают в отношении конкретных ситуаций.

Обоснованный подход к этому вопросу неразрывно связан с по­ниманием характера и правовой природы принципов и норм Устава ООН. Основополагающим при этом является отношение к большин­ству принципов и норм Устава ООН как императивным нормам об­щего международного права, критерию законности всех других норм, выработанных государствами в сфере международных отношений. Из этого вытекает, что при формулировании на Общеевропейском совещании принципов, которые европейские государства должны уважать и применять в своих отношениях в соответствии с целями и принципами ООН, недопустимо отклонение от последних, по­скольку они имеют императивный характер. Статья 52 Устава под­черкивает, что региональные соглашения или органы для разреше­ния вопросов, относящихся к поддержанию международного мира и безопасности, которые являются подходящими для региональных действий, должны быть совместимы с целями и принципами Уста­ва ООН.

Формулирование принципов взаимных отношений государств на Общеевропейском совещании, не имея, строго говоря, новообразу­ющего характера, сыграло большую роль в процессе создания норм международного права. При разработке формулировок толковались уже существующие нормы международного права, выявлялись точки зрения на них различных государств. Таким образом был внесен вклад в более активное их применение, шел процесс развития этих принципов и норм международного права, создания новых норм обычного права.

Одобрение европейскими государствами каталога принципов подтверждают и нормы общего международного права, конкретизи­руя и развивая их и тем самым внося большой вклад в поддержание международного правопорядка. Первостепенное значение разработан­ных на Общеевропейском совещании принципов состоит в том, что они заложили правовой фундамент поддержания безопасности на Ев­ропейском континенте, закрепили послевоенные изменения и ста­бильность в Европе, которые являются предпосылкой прочного мира и сотрудничества между государствами как на этом континенте, так и во всем мире.

Принцип уважения прав человека и основных свобод, несомнен­но, является тем основным принципом международного права, который получил наибольшее развитие в период после принятия Заключи­тельного акта.

В Мадриде государства-участники, сославшись на Заключитель­ный акт, высказали свою решимость поощрять и развивать эффек­тивное осуществление прав человека и основных свобод. Специально была вновь выделена свобода исповедовать религию или веру, дей­ствуя согласно велению собственной совести. Они также подчеркну­ли важность постоянного прогресса в обеспечении уважения прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и их факти­ческого пользования этими правами.

Государства-участники заявили, что будут обеспечивать право трудящихся свободно создавать и вступать в профессиональные союзы, право профессиональных союзов свободно осуществлять свою деятельность и другие права, как они изложены в соответству­ющих международных актах.

В Итоговом документе Венской встречи было подчеркнуто призна­ние того, что все гражданские, политические, экономические, соци­альные, культурные и другие права имеют первостепенное значение.

В этой связи был изложен ряд мер по осуществлению всех этих прав, включая совершенствование национального законодательства, присоединение к международным инструментам, преподавание прав человека, осуществление прав без какой бы то ни было дискрими­нации.

Специально устанавливались меры по полному осуществлению экономических, социальных и культурных прав и обеспечению сво­боды исповедовать религию или веру.

В документе подчеркивалась необходимость предпринимать не­прерывные усилия по осуществлению положений Заключительного акта и мадридского Итогового документа, касающихся национальных меньшинств. Говорилось и о создании условий для поощрения этни­ческой, культурной, языковой и религиозной самобытности нацио­нальных меньшинств на своей территории.

Накануне Хельсинкской встречи СБСЕ на высшем уровне 1992 г. в 1989, 1990 и 1992 гг. прошли конференции по вопросам так на­зываемого человеческого измерения СБСЕ в Париже, Копенгагене и Москве, на которых принимались важнейшие решения в области уважения и защиты прав человека.

На Хельсинкской встрече были подведены итоги этих конферен­ций и подтверждено положение, согласованное в Москве, о том, что «обязательства, принятые в области человеческого измерения СБСЕ, представляют непосредственный и законный интерес для всех госу­дарств-участников и не являются исключительно внутренним делом какого-то одного государства. Защита прав человека, основных сво­бод и содействие их осуществлению, а также укрепление демокра­тических институтов остаются жизненно важной основой нашей всеобъемлющей безопасности».

Таким образом, защита прав человека и основных свобод, которая с момента создания ООН по существу единодушно рассматривалась внутренним делом государств, в результате исторического развития, отраженного в актах СБСЕ, стала теперь предметом озабоченности и воздействия международного сообщества, которое, само собой разумеется, должно принимать соответствующие формы.

Одновременно в Декларации Хельсинкской встречи были констати­рованы экономический спад, социальная напряженность, агрессивный национализм, нетерпимость, ксенофобия и этнические конфликты, угрожающие стабильности в регионе СБСЕ. «Грубые нарушения обязательств СБСЕ в области прав человека и основных свобод, в том числе тех, которые касаются национальных меньшинств, пред­ставляют особую угрозу мирному развитию общества, в частности в новых демократических государствах».

Контрольные Вопросы

1. Какие основные идеи влияли на развитие европейского меж­дународного права?

2. Расскажите о роли Вестфальского мира 1648 г. в развитии европейского международного права.

3. Каков вклад отечественной науки в развитие европейского международного права?

4. Каково значение основных принципов международного права в европейском контексте?

5. Какова роль Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в деле развития основных принципов международного права?

3 - 4865

6. Какой из основных принципов международного права пре­терпел наибольшие изменения за последние десятилетия?

Литература

Баекин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. - М., 1990.

Левин Д.Б. История международного права. - М., 1962.

Кузнецов В.И., Тузмухамедов Р.А., Ушаков Н.А. От Декрета о мире к Декларации мира. - М., 1972.

Менжинский В.И. Неприменение силы в международных отноше­ниях. - М., 1976.

Ушаков Н.А. Невмешательство во внутренние дела государств. - М., 1971.

Во имя мира. Международно-правовые проблемы европейской безопас­ности. - М., 1972.

Курс международного права. В 7 томах. - Т. 2. - М., 1989.

<< | >>
Источник: Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С., Саваськов П.В.. Европейское международное право.

Еще по теме § 2. Основные международно-правовые принципы европейского сотрудничества:

  1. Понятие международно-правового регулирования и механизма международно-правового регулирования
  2. Участие России в международно-правовом регулировании торговли услугами в рамках сотрудничества с Европейским Сообществом
  3. § 3 Экологические аспекты в международно-правовых актах права международной безопасности
  4. §3. «Основные подходы к определениюпонятия ТНК в различных национальных системах, семьях права и на международно-правовом уровне»
  5. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  6. § 1. Цели и принципы экологической политики и права Европейского Союза
  7. § 2. Общая характеристика и классификация правовых принципов экологической политики.
  8. § 1. Правовое регулирование внешнеэкономических отношений ЕС с европейскими странами, США и Японией
  9. § 2. Основные международно-правовые принципы европейского сотрудничества
  10. § 2. Международно-правовая охрана земель, вод и воздуха
  11. § 5. Гуманитарное сотрудничество в рамках Европейского Союза
  12. § 1. Специфика осуществления денежно-кредитной и валютной политики в Европейском союзе: правовая природа Европейского валютного союза
  13. § 2. Правовая природа евро и правовые основы организации осуществления денежно-кредитной и валютной политики Европейского союза
  14. §1. Международное правовое регулирование и административное права.
  15. Международно-правовые основы защиты прав человека в Организации Американских Государств
  16. Механизм международно-правового регулирования международной торговли услугами
  17. Основные этапы развития правового регулирования защиты персональных данных в Европейском Союзе
  18. Система источников правового регулирования защиты персональных данных в Европейском Союзе на современном этапе