<<
>>

§ 1. Механизмы ОБСЕ

Мирное урегулирование споров - одно из приоритетных направле­ний деятельности ОБСЕ в качестве основного элемента европейской безопасности. Анализ основных этапов развития ОБСЕ дает ключ к пониманию всей системы ОБСЕ по мирному разрешению между­народных споров, а также ее особенностей.

Еще в 1960-1961 гг. Швейцарская Конфедерация обратилась к 49 государствам с предложением о заключении двусторонних согла­шений об обязательной примирительной процедуре, судебном регу­лировании и арбитраже. В нем, в частности, предусматривалось, что участники соглашения берут на себя обязательство передавать все споры, не урегулированные дипломатическим путем, на арбитраж или рассмотрение Международного Суда ООН по требованию одной из сторон. Позиция Советского Союза по поводу этого предложения состояла в том, что стороны, участвующие в каждом конкретном споре, по взаимному согласию должны именно в каждом конкретном случае согласовывать процедуру урегулирования споров.

В 1973 г. Швейцария выступила с инициативой создания специ­альных общеевропейских органов, располагающих правомочиями принимать обязательные решения по любым спорам, переданным на рассмотрение этих органов. Швейцарский проект конвенции о ев­ропейской системе мирного урегулирования споров состоял из 61 статьи, а также обширного постатейного комментария.

Предлагаемая система основывалась на юрисдикции двух посто­янных органов: арбитражного суда и комиссии по расследованию, посредничеству и примирению, которые предлагалось создать. В со­ответствии с проектом участниками создаваемой системы помимо европейских государств могли стать другие государства, а также международные организации. Таким образом, предлагалось создать самостоятельную систему, не ограниченную жесткими региональны­ми рамками, в основу которой был положен принцип обязательной юрисдикции арбитражного суда.

Глава X.

Повышенный интерес к предложению Швейцарии проявили пред­ставители нейтральных и неприсоединившихся стран, большинство западных делегатов также поддержали проект конвенции.

С крити­кой основных положений этого проекта выступили социалистиче­ские страны, для которых была неприемлема ни обязательная юрисдикция международного арбитражного суда, ни жесткая регла­ментация процедур урегулирования политических споров.

В результате сложившейся на женевском этапе Совещания рас­становки сил швейцарская делегация согласилась с тем, чтобы был рассмотрен и принят не сам проект конвенции, а лишь предложение о разработке общеприемлемого метода мирного урегулирования споров между государствами-участниками Совещания.

В Декларации принципов Хельсинкского Заключительного акта 1975 г. были перечислены средства мирного урегулирования, такие же, как и зафиксированные в Уставе ООН. А именно: «переговоры, расследование, посредничество, примирение, арбитраж, судебное урегулирование», а также упомянуты «другие мирные средства» по выбору государств, «включая любую процедуру урегулирования, в отношении которой государства достигли соглашения до возник­новения спора, участниками которого они являются». Далее в нем говорилось о поисках взаимоприемлемых путей урегулирования в случае, если спор не будет разрешен с помощью одного из пере­численных средств: «Если государства не смогут достичь урегулиро­вания путем вышеперечисленных мирных средств, участники спора будут продолжать поиски взаимоприемлемого мирного способа уре­гулирования», а также об обязательстве государств не усугублять спор любыми своими действиями. В ст. 25 Заключительного акта, содер­жащей вопросы относительно претворения в жизнь некоторых прин­ципов, государства выразили желание укреплять и совершенствовать имеющиеся в их распоряжении средства мирного урегулирования споров. Одной из поставленных задач стало продолжение рассмотре­ния и разработки общеприемлемого метода мирного урегулирования. В основу был положен швейцарский проект 1973 г. На Совещании 1975 г. речь шла даже не о создании постоянных механизмов мирного разрешения споров в рамках СБСЕ, а лишь о поисках «общеприем­лемого» метода. На то были свои причины: участники Совещания стремились избежать даже видимости международно-правового ха­рактера достигнутых договоренностей.

Политический характер до­говоренностей в рамках СБСЕ - единственно возможный в условиях «холодной войны» - сохранялся и в будущем, причем такая форма обязательств считалась целесообразной, поскольку не была связана с долгими процедурами оформления и считалась эффективной. В то же время для организации проверки выполнения принятых решений в Заключительном акте были предусмотрены встречи представителей государств-участников СБСЕ. Тем самым был сделан первый шаг в направлении институциализации Хельсинкского процесса.

На Белградском совещании о последующих шагах на 1977-1978 гг. было принято решение о проведении совещания правительственных экспертов по проблемам мирного урегулирования споров. Всего было проведено четыре таких совещания: в 1978 г. в Монтрё, в 1984 г. в Афинах, в 1991 г. в Валлетте и в 1992 г. в Женеве.

В ходе первого Совещания правительственных экспертов по проб­лемам мирного урегулирования споров, состоявшегося в Монтрё в 1978 г., были внесены два рабочих документа: новое предложение Швейцарии и предложение четырех социалистических стран (ГДР, Польши, СССР и ЧССР).

Новое предложение Швейцарии было подготовлено с учетом критических замечаний в адрес швейцарского проекта 1973 г., а также на базе двусторонних контактов и консультаций, проведен­ных делегацией Швейцарии до совещания в Монтрё. В целом новый проект Швейцарии стал модификацией единой арбитражной или обязательной судебной юрисдикции, предусмотренной в предыдущем швейцарском проекте. В качестве «общеприемлемого метода» Швей­цария вновь предложила европейским странам заключить договор или конвенцию, устанавливающую и регламентирующую многосту­пенчатую систему мирного урегулирования, а также через каждые пять лет после вступления в силу договора проводить совещания по пересмотру его действия с целью дальнейшего развития системы.

Среди новых элементов, включенных в проект, следует отметить указание на некоторые из основных требований принципа мирного урегулирования, в частности на право свободного выбора средств урегулирования. Было сформулировано обязательство включать в любой будущий договор положения о мирном урегулировании споров, касающиеся их толкования и применения. Это положение о «компромиссных клаузулах» развито в проекте доклада, внесенном США и другими западными странами, и в виде рекомендации вошло в доклад Совещания. В этом положении акцент делался па автома­тических процедурах третейского разбирательства, вводимых в дейст­вие на основании одностороннего заявления.

В результате сложной работы был выработан и согласован общий доклад Совещания на основе трех представленных проектов: двух проектов западных стран и проекта социалистических стран, содер­жащего требования обязательных консультаций в процессе мирного урегулирования споров. Конкретным результатом Совещания стал «общий подход», определивший критерии для последующей разра­ботки общеприемлемого метода.

В докладе Совещания говорилось, что на рассмотрение был пред­ставлен рабочий документ, основанный на «проекте Конвенции о европейской системе мирного урегулирования споров», в котором предлагались следующие субсидиарные обязательные процедуры: переговоры, обследование, посредничество, примирение и арбитраж. На рассмотрение был внесен другой рабочий документ, в котором выдвигалось предложение об обязательных консультациях в качестве возможного метода мирного урегулирования споров. Кроме того, был представлен документ, в котором содержалась идея всеобъемлющего метода мирного урегулирования споров в рамках определенных предметных категорий, включающего соответствующие элементы обязательности. На рассмотрение были выдвинуты другие предложе­ния и идеи, но не было достигнуто консенсуса по конкретным ме­тодам.

На совещании экспертов в Монтрё выявились серьезные расхож­дения относительно ключевых аспектов проблемы мирного урегули­рования споров, в частности по вопросу о структуре общеприем­лемого метода (должен ли этот метод состоять из одного средства или же из системы взаимосвязанных процедур), а также по вопросу о степени обязательности общеприемлемого метода. Дискуссия в от­ношении общеприемлемого метода мирного урегулирования споров в рамках СБСЕ была продолжена на совещании экспертов в Афинах в 1984 г. На этой встрече социалистические страны продолжали выступать за совершенствование средств мирного урегулирования на основании непосредственных переговоров, западные страны - за урегулирование с участием третьей стороны.

Швейцария представила новый проект, который содержал не такие далеко идущие предложения, как те, которые были включены в предыдущий. В 1984 г. предложение Швейцарии не ставило своей целью создание постоянного арбитражного суда. Вместо этого оно содержало перечень возможных процедур, ни одной из которых не предполагалось придать обязательный характер. Более того, возмож­ности привлечения третьей стороны в этом новом предложении были крайне ограничены. Однако и это предложение не было принято.

Предложение социалистических стран подчеркивало почти ис­ключительное значение консультаций и необходимость соглашения участников в отношении наличия самого спора. Социалистические страны не поддерживали идею привлечения третьей стороны в про­цессе мирного урегулирования, так как с их точки зрения это могло создать возможность вмешательства во внутренние дела.

В результате Совещания его участникам не удалось выработать единой позиции по вопросу общеприемлемого метода мирного урегу­лирования. Еще одним негативным моментом, повлиявшим на исход Совещания, стала декларация США об ограничении обязательной юрисдикции Международного Суда в связи с делом Никарагуа против США. В Афинах экспертами был принят краткий отчет, который не содержал каких-либо существенных решений. Могло показаться, что сложилась тупиковая ситуация: Швейцария отказалась от своих

25 -4865 предложений по созданию постоянного арбитражного суда, переходя на позиции ограниченного привлечения третьей стороны; позиция СССР и других социалистических стран в отношении прямых пере­говоров как единственно приемлемого метода урегулирования; не­удача США в Международном Суде ООН. Все эти обстоятельства стали препятствием на пути разработки механизма мирного разре­шения споров.

Однако Итоговый документ Венского совещания о последующих шагах на 1986-1989 гг. закрепил согласие государств на обязательное привлечение третьей стороны, когда спор не может быть урегулиро­ван другими мирными средствами. На основании этого документа было созвано третье Совещание экспертов по мирному урегулирова­нию. Именно на совещании экспертов в Валлетте в 1991 г. идея обязательного привлечения третьей стороны получила свое воплощение в виде механизма СБСЕ по урегулированию споров, или Валлеттского механизма.

Если в общих чертах охарактеризовать сущность данного Меха­низма, то задача этого примирительного согласительного органа, действующего в рамках СБСЕ, состоит в рекомендации государствам оптимальных процедур урегулирования споров. Если же такие реко­мендации не приводят к благополучному разрешению спора, тогда Механизм по урегулированию споров по просьбе одной из сторон может давать советы по существу спора. Принципиальная новизна этой процедуры состоит в том, что он приводится в действие по одностороннему обращению или по требованию любой из сторон в споре. Речь, однако, не идет об обязательной юрисдикции, так как точка зрения другой стороны в отношении характера спора может сделать невозможной создание и функционирование Механизма.

Механизм не создается или прекращает свою работу, несмотря на просьбу об ином одной из сторон, если другая сторона считает, что спор затрагивает вопросы, касающиеся территориальной целостно­сти или национальной обороны, либо права на суверенитет над территорией или одноименных притязаний на юрисдикцию над дру­гими районами. Таким образом, рассмотрение вопросов, имеющих первостепенное значение для сохранения стабильности в отношени­ях между государствами-членами СБСЕ, может осуществляться Механизмом лишь по взаимному согласию сторон в споре.

Механизм СБСЕ по урегулированию споров выбирается при общем согласии сторон из списка квалифицированных кандидатов. Список ведется назначающим институтом, каковым является Центр по предот­вращению конфликтов. По соглашению между сторонами в число членов могут включаться лица, чьи фамилии не значатся в списке.

Независимый и нейтральный характер Механизма обеспечивает­ся требованием, чтобы ни один из членов Механизма не являлся гражданином какого-либо вовлеченного в спор государства и не проживал на его территории. Если в течение трех месяцев со времени обращения одной из сторон с просьбой о создании Механизма сто­роны не достигнут соглашения о его составе, старшее должностное лицо назначающего института после консультации со сторонами в споре выбирает из списка фамилии нескольких лиц, числом менее шести. Стороны имеют право отклонить до трех кандидатур и сооб­щить об этом назначающему институту в течение одного месяца после того, как их уведомили о назначениях. По истечении месяца с даты уведомления сторон о назначениях назначающий орган уведом­ляет стороны о составе Механизма. Если в результате отклоняются все кандидатуры, назначающий институт выбирают из дополнитель­ного списка фамилии пяти лиц. На этом этапе стороны имеют право отклонять до одной кандидатуры и сообщать об этом назначающему органу в течение 14 дней после уведомления о назначениях. По исте­чении этого срока назначающий орган также уведомляет стороны о составе Механизма. Директор секретариата Центра по предотвраще­нию конфликтов обязан сообщать полный список назначений, а также о любых возможных изменениях и дополнениях к нему.

Неурегулированным остается вопрос о праве сторон отклонять до трех из предложенных кандидатов в случае, если в споре участвуют более чем две стороны.

В своих действиях Механизм не руководствуется никакой четко сформулированной процедурой. Неформальный и гибкий характер методов работы Механизма призван способствовать его эффектив­ности. Процедура может изменяться самим Механизмом, исходя из того, что он может счесть практически целесообразным, а также по взаимному согласию сторон в споре. Стороны могут уполномочивать Механизм проводить установление фактов, либо поручать это какому- либо лицу, государству-участнику, компетентному институту СБСЕ либо другому органу по установлению фактов. По просьбе сторон Механизм может предпринимать и организовывать любые эксперт­ные действия в отношении предмета спора, а также делать доклад в любой другой форме, помимо упомянутой.

Механизм изучает условия спора, запрашивая у сторон необходи­мую информацию, и на основании этого предлагает «замечания или советы» в отношении процедур урегулирования спора. Замечания или советы Механизма могут касаться начала или возобновления процесса переговоров между сторонами, или принятия какой-либо другой процедуры урегулирования споров, такой как установление фактов, примирение, арбитраж или судебное разбирательство, или какого-либо видоизменения любой подобной процедуры или их сочетания, или какой-либо иной процедуры, которую он может указать в связи с обстоятельствами спора или каким-либо аспектом любой подобной процедуры. Если на основании предложенных Механизмом замечаний или советов стороны, тем не менее, не смогут в течение разумного срока урегулировать спор или достичь согласия в отношении процедуры его урегулирования, любая сторона может просить Механизм представить замечания или советы по существу спора. Замечания или советы Механизма не имеют обязательной силы, однако она может придаваться им полностью либо частично по взаимному согласию сторон в споре.

Проблема мирного урегулирования международных споров была предметом широкого обсуждения на встрече Хельсинки II в 1992 г. В частности, обсуждалось совместное французско-германское пред­ложение, которое предусматривало заключение международного договора о создании суда по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ. Страны Центральной и Восточной Европы в целом поддер­жали его. Принципиальные возражения против проекта высказали прежде всего Великобритания, США и Турция. Среди аргументов, высказанных этими странами, были, в частности, опасения, что региональная система урегулирования споров может нарушить един­ство развития международного права, что будут дублировать уже существующие механизмы (проблема комплиментарности или суб­сидиарное™), наконец, что принятие международно-правового доку­мента изменит характер СБСЕ, придаст обязательствам юридическую силу, а может быть, приведет и к институциализации совещания. Со стороны Великобритании, США и Турции также высказывались опасения, что это может нарушить целостность СБСЕ, поскольку не все государства-участники захотят присоединиться к конвенции.

На Хельсинкской встрече французско-германское предложение не было принято. Не было также достигнуто соглашение о совершен­ствовании работы Валлеттского механизма. В связи с этим было решено продолжить переговоры по данным вопросам на специаль­ном совещании, которое прошло в Женеве в том же году.

На нем были внесены некоторые изменения в Валлеттские поло­жения. В соответствии с внесенными изменениями, период времени, в течение которого стороны в споре могут прийти к соглашению о составе Механизма без участия в этом процессе старшего долж­ностного лица назначающего института, был сокращен на один месяц, а число фамилий, выбираемых старшим должностным лицом из списка, увеличено до семи. Кроме того, были исключены положения, касающиеся института в случае, если все кандидатуры, предложен­ные старшим должностным лицом, были отклонены сторонами. Таким образом процедура формирования Механизма была упрощена, а срок, необходимый для формирования Механизма, сокращен.

Документ, обобщивший результаты женевского совещания прави­тельственных экспертов, был принят на Стокгольмской встрече

Совета СБСЕ, состоявшейся в 1992 г. На ней присутствовали деле­гаты только из 49 государств-членов СБСЕ, так как членство бывшей Югославии было приостановлено, а Таджикистан и Узбекистан не прислали своих представителей. Из 49 стран-участниц встречи толь­ко 43 были представлены министрами иностранных дел. Во встрече приняли участие и международные институты, такие как Комиссия ЕС, ООН и Совет Европы.

Важно отметить, что впервые с начала Совещания на Стокгольм­ской встрече была принята целостная система средств мирного уре­гулирования споров внутри СБСЕ, причем эта система вобрала в себя основные элементы швейцарских предложений. В том что ка­сается общеприемлемого метода урегулирования, государства согла­сились на обязательное привлечение третьей стороны, если спор не может быть урегулирован иными средствами.

Система мирного урегулирования споров, принятая на Стокгольм­ской встрече, состоит из четырех компонентов и выглядит следую­щим образом:

1. Механизм ОБСЕ по урегулированию споров, процедура фор­мирования которого была принята на совещании экспертов СБСЕ в Валлетте в 1991 г. и изменена на женевском совещании 1992 г.

2. Конвенция по примирению и арбитражу в рамках ОБСЕ, кото­рая была принята в Стокгольме в 1992 г. и вступила в силу в 1997 г.

3. Примирительная комиссия ОБСЕ (к процедуре примирения как к одной из возможностей государства-участники могут обращать­ся на основе специальных договоренностей или предварительных взаимных заявлений).

4. Директивное примирение (положения о нем приняты на Сток­гольмской встрече. Оно предусматривает, что Совет министров или Руководящий совет «может предписать двум любым государствам- участникам обратиться к процедуре примирения с целью оказания им содействия в разрешении спора, который они не смогли урегу­лировать в разумный период времени»).

Итак, с учетом вышесказанного можно утверждать, что начиная с совещания в Валлетте процесс разработки системы мирного уре­гулирования значительно ускорился, а решения женевского совеща­ния экспертов, утвержденные на Стокгольмской встрече, имели в этом отношении весьма важное значение для ОБСЕ. Идея привлече­ния третьей стороны получила дальнейшее развитие в Конвенции по примирению и арбитражу. И как результат - была принята целостная система, позволяющая сторонам в споре прибегать как к диплома­тическим, так и к юридическим средствам мирного урегулирования.

Конвенция по примирению и арбитражу в рамках ОБСЕ стала первым в истории ОБСЕ документом, носящим юридически обяза­тельный характер для государств-участников. Она предусматривает создание постоянно действующего органа для разрешения в рамках ОБСЕ международных споров, которые не могут быть урегулированы дипломатическими методами.

В преамбуле Конвенции указывается, что она принята в соответ­ствии со ст. 33 Устава ООН, и подчеркивается, что создание ме­ханизма, закрепленного в Конвенции, направлено прежде всего на дополнение, а не на ущемление соответствующих институтов и механизмов мирного урегулирования, включая Международный Суд, Европейский суд по правам человека, Суд Европейского Союза и Постоянную палату третейского суда, то есть еще раз отмечается взаимосвязь и взаимодействие универсального и региональных меха­низмов в качестве направления развития системы мирного урегули­рования.

В целях мирного урегулирования споров Конвенция утвердила Суд по примирению и арбитражу в рамках ОБСЕ, который подот­четен Совету министров ОБСЕ: Президиум Суда обязан ежегодно представлять Совету доклад о своей деятельности через Руководящий совет. Органами Суда являются Президиум, состоящий из председа­теля, заместителя председателя и трех других членов, и Секретарь. Секретарь назначается Судом, Президиум избирается членами Суда из их числа.

В состав Суда входят мировые посредники и арбитры, назначаемые государствами-участниками Конвенции. В соответствии с Конвен­цией каждое государство-участник Конвенции обязалось назначить в течение двух месяцев со дня вступления Конвенции в силу двух мировых посредников, из которых по крайней мере один является гражданином этого государства, а также одного арбитра и одного заместителя арбитра, которые могут быть гражданами этого государст­ва или гражданами любого другого государства-участника ОБСЕ. На должность мировых посредников должны назначаться лица, ко­торые занимают или занимали высокие государственные или между­народные посты и обладают признанной компетентностью в области международного права, международных отношений или урегулиро­вания споров. Арбитры и их заместители должны обладать квалифи­кацией, необходимой для назначения в своих странах на самые высокие должности в судебных органах, или быть юристами, обла­дающими признанной компетентностью в области международного права. Фамилии мировых посредников и арбитров сообщаются Сек­ретарю, который включает их в список. Из этих списков формиру­ются, соответственно, Примирительная комиссия и Арбитражный трибунал для каждого спора. Как мировые посредники, так и арбит­ры и заместители арбитров назначаются на срок шесть лет с возмож­ностью назначения еще на один срок. Они не могут быть отстранены от своих обязанностей назначившим их государством-участником до истечения срока их полномочий. Предусматривается, что мировые посредники и арбитры должны выполнять свои функции независимо, беспристрастно и добросовестно, о чем они делают соответствующее заявление перед вступлением в должность.

Решения Суда принимаются большинством голосов членов, участ­вующих в голосовании. Решения Президиума принимаются большин­ством голосов его членов. Решения примирительных комиссий и арбитражных трибуналов принимаются большинством голосов их членов, которые не могут воздерживаться при голосовании. Суд принимает свой регламент, устанавливающий, в частности, правила процедуры, которым должны следовать Примирительные комиссии и Арбитражные трибуналы. Регламент определяет, от каких из этих правил стороны в споре не могут отступать по договоренности. Регламент подлежит утверждению государствами-участниками Кон­венции.

Просьбы о примирении или арбитраже подаются государствами Секретарю Суда. Секретарь направляет уведомления обо всех просьбах о примирении или арбитраже в Секретариат ОБСЕ для немедленной передачи государствам-участникам ОБСЕ. Просьба о создании При­мирительной комиссии может быть представлена Секретарю Суда либо по соглашению между государствами-участниками (в этом случае о таком соглашении доводят до сведения Секретаря), либо одним или несколькими государствами-участниками спора в форме заявления.

Просьба об арбитраже может быть представлена в любой момент по соглашению между государствами-участниками Конвенции. В Кон­венцию включены положения, касающиеся такого немаловажного аспекта мирного урегулирования, как обязательная юрисдикция. Государства-участники Конвенции могут признавать обязательную юрисдикцию Арбитражного трибунала без ограничения срока или на определенный срок и распространять ее на все споры или исключать споры, касающиеся территориальной целостности государства, его национальной обороны, права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами.

В компетенцию Комиссии и Трибунала входят любые споры между государствами-участниками, переданные на их рассмотрение, которые не были урегулированы в течение разумного периода времени путем переговоров. Однако в некоторых случаях из общего правила о ком­петенции делаются исключения. Так, в Конвенции перечисляются основания, в соответствии с которыми Примирительная комиссия или Арбитражный трибунал не должны предпринимать никаких дальнейших действий в отношении спора, передаваемого на их рас­смотрение, либо спора, рассмотрение которого уже производится:

а) если до передачи в Трибунал спор уже был передан в какой- либо суд или трибунал, юрисдикцию которого в отношении данного спора стороны в нем юридически обязаны признать, или если такой орган уже вынес решение по существу данного спора;

б) если стороны в споре заранее признали исключительную юрис­дикцию судебного органа иного, чем Трибунал, в соответствии с настоящей Конвенцией, который обладает юрисдикцией для при­нятия имеющего обязательную силу решения в отношении передан­ного ему спора, либо если стороны в нем договорились стремиться к урегулированию спора исключительно иными средствами.

В Конвенции делаются и другие исключения в отношении споров, не подлежащих урегулированию. Так, если спор уже был передан на рассмотрение в Комиссию, то она не предпринимает никаких даль­нейших действий, когда стороны «даже после передачи ей данного спора... направляют этот спор в какой-либо суд или трибунал, юрис­дикцию которого в отношении данного спора стороны в нем юри­дически обязаны признать». Комиссия может отложить рассмотрение спора, «если этот спор был передан другому органу, который обла­дает компетенцией формулировать предложения в отношении дан­ного спора». Причем Комиссия может возобновить рассмотрение спора, если от сторон в споре или от одной стороны (но по согла­шению с другой стороной) поступит просьба о таком возобновлении. При этом в Конвенции говорится о возможности совместить созда­ваемый настоящей Конвенцией механизм урегулирования споров «с другими средствами уре1улирования споров, вытекающими из при­менимых к данному государству международных обязательств».

Данные положения Конвенции имеют особое значение, так как таким образом ее авторы решили задачу о разграничении компетенции вновь создаваемого и уже действующих институтов, занимающихся рассмотрением и разрешением международных споров, а также отме­тили, что ничто в Конвенции не препятствует ее участникам в выборе других средств мирного урегулирования. Таким образом, процедуре, утвержденной Конвенцией, была придана достаточная гибкость.

Решения Примирительной комиссии не носят обязательного ха­рактера. Решения Арбитражного трибунала обязательны для сторон в споре, но только в отношении дела, которого оно касается. Если какое-либо государство-участник Конвенции вступает в дело на основании наличия у себя правового интереса, то «соответствующая часть решения Трибунала имеет обязательную силу для данного вступившего в дело государства». Решения Трибунала являются окончательными и обжалованию не подлежат. Они могут быть пере­смотрены лишь на основании вновь открывшихся обстоятельств, «которые по своему характеру могут оказать решающее влияние на исход дела и которые при вынесении решения не были известны ни Трибуналу, ни стороне или сторонам в споре, требующим пере­смотра».

Примирительная комиссия и Арбитражный трибунал могут, по­мимо вынесения решения, на основании своих полномочий или по просьбе одной из сторон указывать на временные меры, которые сторонам в споре надлежит принять, для того чтобы избежать обо­стрения спора. В соответствии с Конвенцией «если в какой-либо момент стороны достигают урегулирования своего спора, Комиссия или Трибунал снимают этот спор с рассмотрения».

Таким образом, в результате принятия Конвенции по примире­нию и арбитражу в рамках ОБСЕ государства-участники получили новый механизм разрешения международных споров, которые не удалось урегулировать путем непосредственных переговоров. Данный механизм действует на постоянной основе. Государства-участники ОБСЕ могут, не прибегая к помощи универсальных процедур ООН, разрешить свои споры, используя потенциал этой региональной организации. Что касается положений Конвенции об Арбитражном трибунале, то здесь очевидно стремление ее авторов активизировать разрешение международных споров в рамках ОБСЕ на основании международного права с вынесением обязательных для сторон в споре решений. Стороны в любой момент могут признать обязательную юрисдикцию Арбитражного трибунала. К сожалению, можно кон­статировать, что государства-члены ОБСЕ неоднозначно восприня­ли принятие данной Конвенции и не проявили особого желания прибегать к помощи накопленного в ней механизма. В частности, Российская Федерация до сих пор не ратифицировала Конвенцию. Так что, несмотря на усилия по разработке процедур мирного раз­решения международных споров между государствами-участниками ОБСЕ, они практические не функционируют.

Комиссия ОБСЕ по примирению. Данная процедура разработа­на для того, чтобы дополнить процедуру мирного урегулирования споров, выработанную в Валлетте. Авторы данной процедуры исхо­дили из того, что государства-участники могут передать спор на рассмотрение Комиссии по взаимному соглашению, а также признать компетенцию Комиссии в отношении споров между ними и другими государствами-участниками.

Порядок формирования Комиссии был определен следующим образом. После получения Секретарем Комиссии, которым в соот­ветствии с Положениями о Комиссии ОБСЕ по примирению явля­ется директор Центра по предотвращению конфликтов, письменного запроса сторон о вынесении спора на рассмотрение Комиссии, сто­роны назначают по одному мировому посреднику из «Валлеттского списка», который ведется специально для целей Валлеттской проце­дуры мирного урегулирования споров. В свою очередь, мировые посредники назначают третьего мирового посредника (также из «Валлеттского списка»), который будет выступать в качестве пред­седателя Комиссии. Председатель не должен являться гражданином какой-либо из сторон в споре, равным образом не быть ею назначен для включения в список. Если стороны не назначают мировых по­средников в течение предусмотренного периода, назначение осуще­ствляется Генеральным секретарем Постоянной палаты третейского суда после консультаций со сторонами.

Подобно Примирительной комиссии и Арбитражному трибуналу, Комиссия может в ходе разбирательства обращать внимание сторон на те меры, которые, по ее мнению, облегчат достижение друже­ственного урегулирования.

Решения и рекомендации, принимаемые Комиссией, не носят обязательного характера. Каждая из сторон должна проинформиро­вать Секретаря и другую сторону о своем согласии или несогласии с предлагаемыми условиями урегулирования. По результатам заявле­ний сторон Секретарь направляет доклад Комиссии Руководящему совету. Кроме того, государство-участник Конвенции может заявить либо в общем порядке, либо в связи с конкретным спором, что оно будет считать обязательными на условиях взаимности любые условия урегулирования, предложенные Комиссией.

Таким образом, данный орган призван помогать государствам- сторонам в споре в поисках мирного урегулирования. Его компетен­ция может быть ограничена в зависимости от желания сторон. Данная процедура носит гибкий характер, не накладывая на стороны ника­ких обязательств в отношении варианта урегулирования.

Директивное примирение. Процесс эволюции СБСЕ в междуна­родную организацию поставил перед государствами-членами новую задачу: принятие решений, связанных с реализацией Хельсинкских принципов, а также обеспечение выполнения этих решений. В ходе ииституционализации СБСЕ вновь создаваемые органы наделялись рядом контрольных функций в сфере деятельности этой складыва­ющейся организации. Так, принятие Положений о директивном при­мирении свидетельствует о стремлении ОБСЕ к разработке более жесткой и в то же время более эффективной системы мирного уре­гулирования в рамках этой Организации. Теперь свобода выбора участниками спора той или иной процедуры урегулирования ограни­чивается «разумным периодом времени», так как в соответствии с Положениями о директивном примирении такие органы ОБСЕ, как Совет министров или Руководящий совет, уполномочиваются пред­писывать государствам-участникам ОБСЕ «прибегнуть к процедуре примирения с целью оказания им содействия в разрешении спора, который они не смогли урегулировать в течение разумного периода времени». Под процедурой примирения имеется в виду процедура урегулирования спора в рамках Комиссии по примирению, либо - если речь идет о государствах-участниках Конвенции по примире­нию и арбитражу - рассмотрение спора в рамках Конвенции. При этом стороны в споре не участвуют в принятии Советом министров или Руководящим советом решения, предписывающего сторонам прибегнуть к процедуре примирения.

Совет министров ОБСЕ и Руководящий совет не предписывают сторонам прибегать к процедуре примирения в трех случаях: 1) если спор рассматривается в рамках какой-либо другой процедуры мир­ного урегулирования споров; 2) если спор охватывается каким-либо процессом вне ОБСЕ, с которым согласились стороны в споре; 3) если по мнению какой-либо из сторон спор затрагивает вопросы, касающиеся ее территориальной целостности, национальной оборо­ны, права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами.

Третье ограничение повторяет формулировку оговорки о непри­менении процедуры Механизма по мирному урегулированию и ар­битражной процедуры. То есть споры по вышеперечисленным вопросам, имеющие, несомненно, важное значение для государств- членов, остаются вне контроля органов и процедур ОБСЕ. Кроме того, за сторонами сохраняется возможность прибегать к другим существующим средствам мирного урегулирования, включая меха­низмы, созданные в рамках других организаций.

Положения о директивном примирении как бы связывают воеди­но все четыре элемента системы мирного урегулирования, разрабо­танной на Женевском совещании и принятой на Стокгольмской встрече. Государства могут становиться участниками Конвенции по примирению и арбитражу, прибегать к помощи Механизма ОБСЕ по урегулированию и Комиссии ОБСЕ по примирению. Если же они оказываются неспособны достичь урегулирования в течение разум­ного периода времени, то в силу вступают Положения о директивном примирении и конкретная процедура разрешения спора рекоменду­ется Советом министров либо Руководящим советом.

Итак, в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе сложилась региональная система мирного разрешения международных споров, целью которой являлось дополнение суще­ствующих средств мирного разрешения споров. В результате процес­са по разработке средств мирного урегулирования в рамках ОБСЕ были созданы такие институты, как Валлеттский механизм и Суд ОБСЕ по примирению и арбитражу.

Валлеттский механизм урегулирования споров в конечном счете представляет собой процедуру консультаций участвующих в споре сторон с третьими лицами. С другой стороны, нельзя недооценивать тот факт, что государства-участники ОБСЕ в Валлетте впервые вообще приняли документ о мирном урегулировании споров. Кроме того, они сделали первый шаг к отказу от принципа консенсуса -

Валлеттский механизм может быть задействован по требованию одной из сторон.

Целью процедуры примирения, закрепленной в Конвенции по примирению и арбитражу в рамках ОБСЕ, является помощь сторо­нам в поисках урегулирования в соответствии с международным пра­вом и их обязательствами в рамках ОБСЕ. Новым в этой процедуре является то, что любое государство может передать на рассмотрение любой спор. Однако полномочия мировых посредников ограничены. Примирительная комиссия создается только по просьбе государств; задачи мировых посредников не выходят за рамки выработки пред­ложений; заключительный доклад не имеет обязательной силы. Если стороны отказываются принять предложенное решение, то есть выполнить высказанные рекомендации, Суд не располагает иными средствами урегулирования конфликта, кроме направления доклада Совету министров ОБСЕ.

В отличие от процедуры примирения, задача Арбитражного три­бунала заключается в решении переданных ему споров в соответ­ствии с международным правом. При согласии участвующих в споре сторон Трибунал может разрешать дело ex aequo et bono. Но в любом случае рассмотрение спора завершается вынесением обязывающего решения. Вместе с тем арбитраж ОБСЕ не является обязательным, то есть одна из сторон в споре не может в одностороннем поряд­ке передать спор на рассмотрение в Суд ОБСЕ. Правда, просьба об арбитраже может быть представлена в любой момент, однако ус­ловием для этого является соглашение между двумя или несколькими государствами-участниками Конвенции.

Введены и другие ограничения обязательной юрисдикции Арбит­ражного трибунала. Они связаны с тем, что заявления государств- участников Конвенции могут распространяться не «на все споры» или исключать споры, касающиеся территориальной целостности государства, его национальной обороны, права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами. Данные ограничения были внесены авторами Конвенции для того, чтобы выработать положение об обязательной арбитражной процедуре, более приемлемой для государств-членов ОБСЕ.

Органы ОБСЕ выполняют функции контроля за процессом мир­ного разрешения споров. Одному из органов - Совету министров - предоставлены значительные полномочия в соответствии с процеду­рой директивного примирения. Активное применение этим полити­ческим органом данной процедуры могло бы значительно усилить систему мирного урегулирования в рамках ОБСЕ, в то время как еще не ясно, готовы ли государства-участники к выполнению положений Конвенции по примирению и арбитражу. Таким образом, в ходе развития системы мирного разрешения споров в рамках ОБСЕ внимание государств-участников было сосре­доточено на выработке общеприемлемого метода мирного разреше­ния. На встречах, проходивших в рамках этой Организации, не раз подчеркивалось, что создаваемые механизмы урегулирования споров не препятствуют праву сторон выбирать любые средства мирного урегулирования по своему усмотрению. Вместе с тем можно наблю­дать тенденцию, возникшую одновременно с процессом институцио- нализации СБСЕ, в соответствии с которой международная организация стремится побудить государства-члены к принятию более твердых обязательств по мирному урегулированию.

Анализ развития ОБСЕ показывает, что процесс формирования системы средств мирного урегулирования споров в рамках ОБСЕ еще не завершен. Во-первых, не все государства-члены подписали Кон­венцию по примирению и арбитражу. Во-вторых, под действие Механизма ОБСЕ по мирному разрешению споров не подпадают споры, касающиеся вопросов территориальной целостности или национальной обороны, либо права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами, то есть именно те вопросы, которые могут привести к перерастанию спора в вооруженный конфликт. Участие в ОБСЕ имеет особое значение для Российской Федера­ции в плане ее взаимодействия на международной арене с европей­скими государствами и международными организациями, в частности в условиях расширения НАТО. В основополагающем Акте о взаимо­отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Фе­дерацией и Организацией Североатлантического договора зафикси­ровано, что «Россия и НАТО будут способствовать укреплению ОБСЕ, включая дальнейшее развитие ее роли в качестве основного инструмен­та превентивной дипломатии и предотвращения конфликтов, урегули­рования кризисов и постконфликтного восстановления и регионального сотрудничества». России следовало бы в ближайшее время ратифи­цировать Конвенцию по примирению и арбитражу. Использование этого механизма дало бы Российской Федерации дополнительный потенциал для разрешения международных споров с соседними госу­дарствами, как и входящими, так и не входящими в СНГ.

<< | >>
Источник: Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С., Саваськов П.В.. Европейское международное право.

Еще по теме § 1. Механизмы ОБСЕ:

  1. § 2. Институциональный механизм обеспечения экологической безопасности
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРА ТУРЫ:
  3. Региональные институты защиты прав человека163
  4. § 1. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)
  5. § 2. Меры доверия и ограничение вооружений
  6. § 3. Миротворческие операции в рамках ОБСЕ
  7. § 4. Коллективная безопасность и миротворчество в рамках Содружества Независимых Государств
  8. § 6. Сотрудничество в области науки, культуры и образования
  9. § 5. Экологическое сотрудничество в рамках международных организаций
  10. § 2. Сотрудничество в гуманитарной области в рамках ОБСЕ
  11. § 1. Механизмы ОБСЕ
  12. § 2. Международные стандарты избирательных прав как элемент гарантирования избирательных прав граждан в Российской Федерации
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. 1.2. Теоретико-методологические и концептуальные аспекты системы международной безопасности
  15. 2.1. Историко-правовые аспекты становления европейской системы международной безопасности
  16. 2.2. Правовой статус Организации Североантлатического договора и Западноевропейского Союза, как главных военных компонентов современной системы европейской безопасности
  17. 2.4. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе как региональный механизм в системе европейской безопасности