<<
>>

3.1. Понятие и содержание исключительного права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

Содержание исключительного права представляется одним из дискуссионных вопросов, имеющих не только теоретическое, но и важное практическое значение, так как от установления пределов действия исключительного права фактически зависит объём правовой охраны, предоставляемой правообладателю.

В прежней редакции Гражданского кодекса Российской Федерации законодатель употреблял категорию «исключительное право» в качестве синонима интеллектуальной собственности (ст. 128 и ст. 138 ГК РФ). После принятия части четвёртой ГК РФ исключительное право стало рассматриваться как имущественное право, одно из так называемых интеллектуальных прав, признаваемых на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Исключительное право признаётся на все охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, в отличие, например, от личных неимущественных прав. Не вызывает сомнений, что именно исключительное право составляет стержень интеллектуальных прав и представляет собой основную категорию части четвёртой Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако содержание исключительного права понимается различными исследователями по-разному. Так, профессор И. А. Зенин указывает, что содержание исключительного права образуют правомочия правообладателя на собственные действия с охраняемым объектом, на распоряжение своим правом и на запрет третьим лицам.[140]

Аналогичной позиции придерживается проф. Н. М. Коршунов,

отмечающий, что исключительное право не имеет смысла без возможности правообладателя запрещать другим лицам использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.[141]

Д. В. Мурзин и Н. Ю. Мурзина высказываются более осторожно и полагают, что содержанием исключительного права являются правомочия правообладателя использовать объект по своему усмотрению,

распоряжаться им и пресекать незаконное использование объекта всеми третьими лицами.[142] [143] [144]

В то же время Е. А. Павлова отмечает, что в состав исключительного права включаются «два субъективных права - право использования и право распоряжения» . Профессор В. А. Дозорцев, разработавший концепцию интеллектуальных прав, также указывал, что в содержание исключительного

4

права входят два правомочия - использование и распоряжение , при этом, по его мнению, запрет использования объекта третьими лицами не является самостоятельным правомочием правообладателя, а входит в состав права использования.[145]

Для того чтобы детальнее исследовать сущность исключительного права, представляется необходимым обратиться к действующему отечественному законодательству о правовой охране интеллектуальной собственности.

3 Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части четвёртой / Под ред. П. В. Крашенинникова. - М.: Статут, 2011. - С. 23.

4 Дозорцев В. А. Понятие исключительного права // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей / Исслед. центр частного права. - М.: Статут, 2003. - С. 121.

5 Там же. С. 48.

В Российской Федерации исключительное право признаётся единым и неделимым, хотя и предусматривает возможность использования объекта различными способами. Отметим, что в Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений подобное единство отсутствует, закрепляются лишь отдельные способы использования произведений, которые невозможны без получения согласия автора или иного правообладателя.

Согласно ст. 1229 ГК РФ «гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом».

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на охраняемый результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, если Гражданским кодексом Российской Федерации не предусмотрено иное.

При этом правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации.

Указанные положения уточняются в иных статьях части четвёртой ГК РФ, посвящённых конкретным охраняемым результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации.

Так, например, исключительное право, признаваемое на произведения

науки, литературы и искусства, согласно ст. 1270 ГК РФ предоставляет

правообладателю возможность использовать произведение «в любой форме и

108

любым не противоречащим закону способом», в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи, который устанавливает, что «использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели», считается, в частности:

1) воспроизведение произведения;

2) распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров;

3) публичный показ произведения;

4) импорт оригинала или экземпляров произведения в целях распространения;

5) прокат оригинала или экземпляра произведения;

6) публичное исполнение произведения;

7) сообщение в эфир;

8) сообщение по кабелю;

9) перевод или другая переработка произведения;

10) практическая реализация архитектурного, дизайнерского, градостроительного или садово-паркового проекта;

11) доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору.

Словосочетание «в частности» свидетельствует о том, что приведённый перечень способов использования не является исчерпывающим и правообладатель имеет возможность использовать произведение и иными способами. При этом важно отметить, что использованием произведения считается любое действие вне зависимости от того, совершено ли оно в целях извлечения прибыли или без такой цели (ст. 1270 ГК РФ).

Аналогичные правила предусмотрены статьёй 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации и в отношении исключительного права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

Однако в тексте части четвёртой ГК РФ содержатся положения, существенным образом ограничивающие пределы действия исключительного права для ряда объектов.

Так, например, в отношении селекционных достижений

правообладателям принадлежит исключительное право использовать соответствующий объект лишь определёнными способами,

исчерпывающий перечень которых указан в п. 3 ст. 1421 ГК РФ

(производство и воспроизводство, доведение до посевных кондиций для последующего размножения, предложение к продаже, продажа и иные способы введения в гражданский оборот, вывоз с территории Российской Федерации и ввоз на территорию Российской Федерации, а также хранение в данных целях), а использованием топологий интегральных микросхем признаются лишь действия, направленные на получение прибыли (п.

2 ст. 1454 ГК РФ).

Всё это не позволяет говорить о том, что правообладатель вправе использовать данные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации любым способом по своему усмотрению.

Следовательно, в определении, даваемом исключительному праву, не может присутствовать возможность использования объекта любыми способами, в связи с чем видится необходимым добавить в дефиницию оговорку, что такое использование возможно, если иное не предусмотрено законом.

Здесь же необходимо отметить, что законодателем применяется не

самая удачная конструкция п. 2 ст. 1454 ГК РФ. Толкуя данную норму

буквально, можно прийти к выводу о том, что не всякое использование

топологии интегральной микросхемы является «использованием» по

терминологии п. 2 ст. 1454 ГК РФ. Применение в каком-либо нормативном

110

акте общеупотребимых слов в ином от их привычного понимания смысле является существенным дефектом юридической техники.

Для того чтобы установить изъятия из сферы действия исключительного права, законодателем обычно предусматривается, что данное право позволяет правообладателю использовать объект любыми способами (за исключением селекционных достижений), а затем в отдельной статье устанавливается перечень действий, являющихся использованием объекта, но не признаваемых нарушением исключительного права. Так, например, использованием объекта патентных прав считаются любые действия (п. 2 ст. 1358 ГК РФ), ряд из которых не является нарушением исключительного права (ст. 1359 ГК РФ).

В отношении топологий интегральных микросхем предусматривается двойное ограничение исключительного права.

Во-первых, не все действия считаются использованием топологии, а во-вторых, статья 1456 Гражданского кодекса Российской Федерации отдельно закрепляет перечень действий, не являющихся нарушением интеллектуальных прав.

Это порождает неопределённость в содержании исключительного права на топологию интегральных микросхем. Так, например, Э. П. Гаврилов отмечает, что не все действия, не направленные на извлечение прибыли, не признаются использованием топологии, а лишь те, которые дополнительно указаны в ст. 1456 ГК РФ.[146] Согласиться с данным утверждением достаточно трудно ввиду того, что формулировка п. 2 ст. 1454 ГК РФ однозначна: действия, не направленные на извлечение прибыли, использованием топологии интегральной микросхемы не являются.

Всё это подчёркивает необходимость устранения дефекта юридической техники и унификации нормативного регулирования сферы действия исключительного права на топологии интегральных микросхем с другими объектами интеллектуальных прав. Так, в частности, представляется целесообразным изъятие из формулировки п. 2 ст. 1454 ГК РФ указания о направленности использования на извлечение прибыли, которое можно при необходимости включить в нормы ст. 1456 ГК РФ.

Пункт 2 статьи 1454 ГК РФ следует изложить в новой редакции по аналогии с п. 2 ст. 1358 ГК РФ, регулирующей использование изобретений, полезных моделей и промышленных образцов:

«2. Использованием топологии считается, в частности:

1) воспроизведение топологии в целом или частично путем включения в интегральную микросхему либо иным образом, за исключением воспроизведения только той части топологии, которая не является оригинальной;

2) ввоз на территорию Российской Федерации, продажа и иное введение в гражданский оборот топологии, или интегральной микросхемы, в которую включена эта топология, или изделия, включающего в себя такую интегральную микросхему».

В связи с этим ст. 1456 Гражданского кодекса Российской Федерации также следует изложить в новой редакции, дополнительно указав, что использование топологии интегральной микросхемы в целях, не преследующих извлечение прибыли, не является нарушением

исключительного права, для чего необходимо внести лишь незначительные изменения:

«Статья 1456. Действия, не являющиеся нарушением

исключительного права на топологию

Не является нарушением исключительного права на топологию:

1) осуществление действий, указанных в пункте 2 статьи 1454 настоящего Кодекса, в отношении интегральной микросхемы, в которую включена незаконно воспроизведенная топология, а также в отношении любого включающего в себя такую интегральную микросхему изделия в случае, если лицо, совершающее такие действия, не знало и не должно было знать, что в интегральную микросхему включена незаконно воспроизведенная топология. После получения уведомления о незаконном воспроизведении топологии указанное лицо может использовать наличный запас изделий, включающих в себя интегральную микросхему, в которую включена незаконно воспроизведенная топология, и такие изделия, заказанные до этого момента. При этом указанное лицо обязано выплатить правообладателю компенсацию за использование топологии, соразмерную тому вознаграждению, которое могло бы быть выплачено при сравнимых обстоятельствах за аналогичную топологию;

2) использование топологии в целях, не преследующих получение прибыли, а также в целях оценки, анализа, исследования или обучения;

3) распространение интегральных микросхем с топологией, ранее введенных в гражданский оборот лицом, обладающим исключительным правом на топологию, или иным лицом с разрешения правообладателя».

Д.ю.н., профессор Волынкина М.В., рассматривая исследуемое правомочие обладателя исключительного права, пишет: «Право

использования позволяет правообладателю не только самому пользоваться результатами интеллектуальной деятельности, но и вовлекать права на них в экономический оборот»[147]. Данный взгляд представляется не совсем корректным в виду того, что право использования предоставляет возможность вводить в гражданский оборот не права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а материальные носители, в которых такие объекты воплощены. Распоряжение исключительным правом - самостоятельное правомочие правообладателя, отличное от правомочия использования.

Вовлечение имущественных прав на соответствующие объекты возможно лишь с помощью правомочия распоряжения, которое является второй составляющей, традиционно включаемой в содержание

исключительного права.

Правомочие распоряжения означает, что правообладатель может не только использовать тот или иной результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, но и в большинстве случаев вправе распоряжаться исключительным правом на соответствующий объект любым способом, не противоречащим закону и существу такого исключительного права.

Согласно ст. 1233 Гражданского кодекса Российской Федерации правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующего охраняемого результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

В соответствии с п. 1 ст. 1234 ГК РФ по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на соответствующий охраняемый результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).[148]

При этом следует учитывать, что при определённых условиях исключительное право на один и тот же объект может быть передано другому лицу, но при этом сохраниться и у первоначального

правообладателя. Речь идёт о возможности передачи по договору отчуждения исключительного права на товарный знак в отношении части товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован. В этом случае появляется новый правообладатель и возникает новый охраняемый объект, исключительное право на который как бы «выделяется» из первого.

В. Ю. Джермакян предлагает распространить подобную практику и на объекты патентных прав.[149]

Однако следует согласиться с В. И. Ерёменко и В. Н. Евдокимовой в том, что «в отличие от ранее действовавшего патентного законодательства, в настоящее время установлено, что исключительное право на соответствующий результат интеллектуальной деятельности передается в полном объеме, то есть целиком. Сказанное означает, что не допускается передача, например, одного из пунктов формулы изобретения или какой- либо части перечня существенных признаков промышленного образца, с сохранением остальных пунктов или частей у патентообладателя - передающей стороны договора»[150].

В отличие от договора отчуждения, заключение лицензионного договора не влечёт перехода исключительного права на охраняемый объект к контрагенту.

Согласно п. 1 ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право

использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах. При этом лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в

пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором.

Сущность данного способа распоряжения исключительным правом на примере издательского договора очень точно описывал ещё Г. Ф. Шершеневич: «Передача права издания по издательскому договору по существу глубоко отличается от передачи самого авторского права. Передавая издателю право печатания и распространения сочинения, автор сохраняет за собою авторское право... Авторское право на время действия издательского договора не прекращается в лице его субъекта, но только стесняется, подобно тому, как право собственности на недвижимое имущество стесняется в своем осуществлении при существовании арендного договора»[151].

Предметом лицензионного договора, в отличие от договора отчуждения, является не исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, а право использования соответствующего охраняемого объекта.[152] [153]

С. А. Чернышева отмечала, что особенностью лицензионного договора

~ ~ 3

является его срочный и территориальный характер.

В статье 1236 Гражданского кодекса Российской Федерации унифицированы все виды лицензионных договоров независимо от объектов, права на которые предоставляются. Лицензионный договор может предусматривать:

1) предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (так называемая простая (неисключительная) лицензия);

2) предоставление лицензиату права использования соответствующего объекта интеллектуальной собственности без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (так называемая исключительная лицензия).

Анализируя вышеизложенное, можно прийти к выводу о том, что классифицирующим признаком разграничения лицензионных договоров различных видов является факт сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий с тем же объёмом прав другим лицам. По договору исключительной лицензии такое право у лицензиара отсутствует. Вместе с тем в отношении обоих видов лицензии лицензиату предоставляется право использования результата интеллектуальной деятельности.

Подробный анализ кратко рассмотренных выше договорных конструкций в рамках настоящего диссертационного исследования представляется нецелесообразным.

Как следует из статьи 1233 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, помимо заключения лицензионных договоров и договоров об отчуждении исключительного права могут существовать и иные способы распоряжения исключительным правом на охраняемые объекты.

Профессор Э. П. Гаврилов обоснованно относит к таким иным способам распоряжения исключительными правами договоры об использовании объектов в системах коллективного управления авторскими и смежными правами (ст. 1242 ГК РФ), договоры о залоге исключительных прав, договоры доверительного управления имуществом (гл. 53 ГК РФ), договоры коммерческой концессии (гл. 54 ГК РФ) и некоторые иные.[154]

Согласно абз. 1 ст. 1229 ГК РФ распоряжение исключительным правом возможно, если Гражданским кодексом Российской Федерации не предусмотрено иное.

В настоящее время распоряжение исключительным правом на ряд объектов запрещено. Согласно п. 2 ст. 1474 ГК РФ распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается. Аналогичная норма содержится в п. 4 ст. 1519 ГК РФ в отношении наименования места происхождения товара.

Исключительное право на коллективный знак в силу п. 2 ст. 1510 ГК РФ не может быть отчуждено и не может быть предметом лицензионного договора, однако говорить о полном запрете распоряжения правом нельзя, так как оно возможно в иных формах. В связи с этим нельзя согласиться с мнением Е. А. Павловой, которая указывает на полный запрет распоряжения исключительным правом на коллективный знак.[155]

Кроме того, распоряжение исключительным правом ограничено и на коммерческое обозначение. На основании ст. 1539 ГК РФ исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к другому лицу только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется. При этом правообладатель может предоставить другому лицу право использования своего коммерческого обозначения в порядке и на условиях, которые предусмотрены договором аренды предприятия или договором коммерческой концессии.

Всё вышеизложенное не позволяет говорить о том, что возможность свободного распоряжения является обязательным элементом

исключительного права по действующему законодательству Российской Федерации, поскольку правообладатель вправе распоряжаться

принадлежащим ему исключительным правом, если иное не предусмотрено ГК РФ.

Последним элементом, который, по мнению ряда исследователей, включается в содержание исключительного права, является правомочие запрета.

Как верно указывает М. В. Лабзин, возложение на всех третьих лиц обязанности не использовать охраняемый результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации обеспечивает ценность исключительного права и ту цель, для достижения которой оно предназначено.1

Согласно абз. 2 ст. 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, при этом отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Разрешение - это, по сути, проявление распоряжения исключительным правом, а запрет представляет собой не что иное, как обязанность третьих лиц воздерживаться от нарушения права.

Профессор М. В. Волынкина относит запрет на использование охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации не к одному из самостоятельных правомочий исключительного права, а к основным принципам гражданского права наравне с принципом неприкосновенности имущества.[156] [157] И данный подход представляется весьма обоснованным справедливым, о чём пойдёт речь несколько ниже.

Возможность требовать соответствующего поведения от правообязанного лица наряду с «правом на собственные действия» является одним из элементов субъективного права.[158]

В связи с этим представляется возможным согласиться с мнением С. А. Бабкина, который полагает, что исключительное право не должно содержать такой элемент, как «право на запрет», поскольку указание на монопольное использование правообладателем соответствующего объекта уже ограничивает всех иных лиц в совершении тех же действий.[159] [160]

Запрет всем без исключения лицам воздерживаться от нарушения является обязательным атрибутом любого абсолютного права, в связи с чем говорить о наличии, например, у собственника недвижимого имущества самостоятельного права запрета другим лицам нарушать его права вряд ли разумно, поскольку подобный запрет естественным образом происходит из права собственности.

Данный подход укладывается в концепцию, разработанную профессором В. А. Дозорцевым, который полагал, что запрет является неотъемлемой частью права использования. «Право использования, - писал он, - состоит в возможности правообладателя монопольно совершать действия по коммерческой эксплуатации объекта, приносящие имущественные выгоды, и запрете всем третьим лицам совершать такие действия без разрешения правообладателя» .

Консолидируя всё вышеизложенное, следует отметить, что в содержание исключительного права входят два правомочия - использование и распоряжение. Запрет на использование другими лицами охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации не является самостоятельным правомочием правообладателя, а входит в состав права использования, так как запрет всем без исключения лицам воздерживаться от нарушения является обязательным атрибутом любого абсолютного права.

В связи с чем возможно дать следующую дефиницию. Исключительное право - имущественное интеллектуальное право, признаваемое на все охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, позволяющее его обладателю экономически

использовать охраняемый объект интеллектуальных прав в установленных законом пределах, а также распоряжаться принадлежащим ему правом, если законом не предусмотрено иное.

Данное определение отражает как сущность исключительного права, так и особенность существующего нормативного регулирования правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, заключающуюся в установлении пределов возможного использования ряда охраняемых объектов, а также ограничений и запретов в возможности распоряжения интеллектуальными правами на некоторые из них.

Проанализировав понятие и содержание исключительного права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации представляется необходимым обратиться к исследованию содержания личных неимущественных и «иных» интеллектуальных прав по действующему законодательству Российской Федерации.

і

лицензии. - 2009. - № 7. - С. 19.

3.2.

<< | >>
Источник: ЗИМИН ВЛАДИМИР АНДРЕЕВИЧ. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.1. Понятие и содержание исключительного права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации:

  1. §2. Элементы предприятия как имущественного комплекса.
  2. 93. Содержание договора на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Права сторон на результаты работ. Последствия недостижения результата работы либо невозможности продолжения работ по договору.
  3. Право на наименование места происхождения товара в России
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Общие положения о зарождении и эволюции понятий «интеллектуальная собственность» и «интеллектуальные права»
  7. Соотношение понятий «интеллектуальная собственность» и «интеллектуальные права» по законодательству Российской Федерации
  8. 2.1. Объекты интеллектуальных прав и их классификация
  9. Основания возникновения и прекращения интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации
  10. 3.1. Понятие и содержание исключительного права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации
  11. Содержание личных неимущественных и «иных» интеллектуальных прав
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  14. § 1. Средства правовой политики в сфере инноваций
  15. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:
  16. Содержание информационных прав и свобод человека и гражданина в российском законодательстве: теоретико-правовой аспект
  17. 61. Понятие и предмет гражданского права
  18. 65. Понятие и субъекты патентного права
  19. Понятие информации в гражданском праве
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -