<<
>>

3.3. Правосудие как способ защиты субъектов предпринимательской деятельности в арбитражном судопроизводстве

Изучение проблемы правосудия требует, прежде всего, раскрытия слож­ной природы правосудия как своеобразного вида социальной деятельности. Без четкого определения этого понятия, того, какими общественными потребно­стями вызван к жизни этот институт, какими особенностями отличается он от других государственных установлений, каковы его цели, невозможно исследо­вать проблему эффективности правосудия.

Теория эффективности правосудия в определенном смысле сливается с практической деятельностью в этом направлении. Урегулированность и право­вой порядок в обществе достигаются, прежде всего, степенью разработанности нормативного регулирования общественных отношений, совершенством зако­нодательства, отвечающего требованиям полноты охвата регулируемых обще­ственных отношений, его непротиворечивостью, достоверностью отражения в

243

нормах права объективных законов экономического и духовного развития об­щества и личности.

Но урегулированность и порядок не могут быть достигнуты в обществе, если не будет развитой системы процессуальных норм, необходимых условий реализации норм права и его применения. Процесс и акт правоприменения — это всегда разрешение юридического дела, конкретных жизненных проблемных ситуаций, обоснованное и справедливое разрешение которых и осуществляет правосудие.

Успешному развитию экономики, объективно необходимым условиям эффективного социального, культурного и духовного развития общества слу­жит оперативное, обоснованное разрешение имущественных споров между хо­зяйствующими субъектами, особенно в условиях рыночной экономики. В этом коренное отличие значимости российского арбитражного процесса от советско- ' го. Оно обусловлено разными типами и формами экономических отношений. В советское время экономические отношения регулировались административны­ми методами, рыночная экономика не терпит этих методов. Хозяйствующие субъекты выступают как равные, их конфликтные отношения разрешаются не приказами и постановлениями административной власти, а решениями арбит­ражного суда.

В этом сущностное и концептуальное назначение арбитражного правосудия, призванного быть ускорителем развития современной экономики.

На наш взгляд, юридическая наука стоит только на пороге выработки на­учно-теоретических рекомендаций по совершенствованию и дальнейшему.раз­витию арбитражного процессуального законодательства.

Не будет преувеличением, если мы отметим, что совершенствование ар­битражного правосудия - одно из важных средств выведения российской эко­номики из состояния стагнации. Совершенствование арбитражного процесса -результат воздействия на изменение экономической культуры общества, на формирование нового менталитета и кодекса чести в отношениях между хозяй­ствующими субъектами.

244

Парадигма теории эффективности правосудия понимается как системооб­разующее основание исследовательской системы1, о которой дает представле­ние ее предмет, существенно отличается от парадигмы традиционно сложив­шейся процессуальной науки.

Отличие теории эффективности правосудия от традиционных правовых наук и в ее комплексности в том, что она представляет собой единый сплав идей, выработанных традиционными правовыми науками и заимствованных из других наук. Это не разрозненные научные представления, а система взглядов и концепций, образующих парадигму рассматриваемой теории. При этом наука об эффективности правосудия в значительной мере переходит на новую поня­тийную систему и пользуется категориальным аппаратом, соответствующим современному уровню развития наук и отражающим коренные перемены в ме­тодологии и методике науки2.

Исторический опыт учит тому, что там, где старые понятия, старое со­держание формулируется по-новому, в рамках новой, более широкой теории, всегда получается нечто большее, чем просто новое повторение старого... Ин­терпретация старого, уже известного, в новой системе часто является началом новых открытий3.

Понятийный аппарат таких общенаучных дисциплин, как кибернетика, социология, статистика, математика, общая теория систем, социальная психо­логия и некоторых других, не просто заимствуется частными науками и тео­риями, но органически входит в их содержание.

Это в полной мере относится и к теории эффективности правосудия.

Теория эффективности правосудия должна отличаться от традиционно сложившихся юридических наук солидной эмпирической базой. Поскольку в

1 См.: Игнатьев АЛ. Модели пауки в исследованиях науки // Системные исследова­ ния. М., 1974. С. 19-20,30.

2 См.: Петрухип ИМ., Батуров Г.Б., Морщакова ТТ. Теоретические основы эффек­ тивности правосудия. М, 1979.

3 Клаус Г. Кибернетика и философия. М., 1963. С. 29.

245

предмет этой теории входит не только право, но и сама деятельность органов правосудия, необходимо регулярное получение эмпирических данных о харак­тере этой деятельности, о новых тенденциях судебной практики, а также о ха­рактеристиках личности судей, прокуроров, адвокатов, об условиях их труда и т.д. В отличие от этого традиционно сложившиеся отрасли правового знания тяготели к теоретическому анализу замкнутых правовых систем, а их эмпири­ческая часть нередко сводилась к личному опыту каждого исследователя и опе­рированию примерами. Отсюда — преимущественно дедуктивный характер на­учного знания, добываемого в пределах традиционных наук, изучающих судо­устройство и порядок судопроизводства. Теория же эффективности правосудия в гораздо большей мере, чем традиционные науки, прибегает к индуктивным средствам получения научного знания1.

Парадигма теории эффективности правосудия - результат длительного развития советской науки о правосудии. Ее развитие, с точки зрения И.Л. Пет-рухина, было прогрессивным и прошло следующие этапы:

1) теоретическое обоснование необходимости упразднения эксплуататор­ ской юстиции, старых правовых институтов;

2) научное обоснование организации и деятельности нового судебного аппарата, социалистических правовых институтов;

3) номинальное восстановление "в правах" многих ранее отвергнутых юридических принципов, концепций, понятий, сопровождавшееся приспособ­лением их к нуждам социалистического строительства, наполнением старых правовых форм новым классовым содержанием;

4) развитие науки преимущественно на уровне логического анализа пра­вовых конструкций;

5) преобразование предмета науки о судопроизводстве благодаря овладе­нию понятийным аппаратом ряда новых общенаучных дисциплин, их методами

1 См.: Анашкин Г.З., Петрухип ИЛ.

Эффективность правосудия и судебные ошибки // Советское государство и право. 1968. № 8. С. 59 — 67.

246

исследования, структурно-функциональному, операциональному, комплексно­му построению правовых теорий, притоку необходимых эмпирических дан­ных1. С этим последним этапом советской правовой науки авторы связывают появление теории эффективности правосудия, выясняя вопрос о соотношении этой теории с теорией эффективности права и социологией права.

Теория эффективности права возникла и развивается в рамках общей тео­рии права, заимствуя также понятийный аппарат и методы исследования из об­щей теории систем, теории организации, теории информации, социологии и др.

Теория эффективности права способствует тому, чтобы при изучении эф­фективности конкретных отраслей права, правовых институтов и норм иссле­дования начинались не на "пустом месте", а опирались на уже сформулирован­ные общие принципы, теоретические представления, взгляды и методы.

Правосудие - это самостоятельный вид государственной деятельности, состоящей в том, что особый независимый орган государства, суд, рассматри­вает уголовные и гражданские дела в установленных законом процессуальных формах и разрешает их на основе закона, и внутреннего убеждения, принимая по ним от имени государства решения (приговоры, определения, постановле­ния) о защите и восстановлении нарушенного права, а также о наличии (отсут­ствии) юридически значимых фактов.

Для изучения эффективности правосудия и проблемы устранения судеб­ных ошибок в середине 60-х гг. стали применяться социологические методы исследования. При этом их исследование не было обособленным; оно опира­лось на уже достигнутый высокий теоретический уровень знания о правосудии. Развитие шло двумя путями: создавалась общая концепция эффективности пра­восудия и предпринимались конкретные исследования отдельных факторов, влияющих на эффективность правосудия.

И.Л. Петрухин, Г.П. Батуров, Т.Г. Марщакова называют следующие на­правления использования социологических методов:

1 Петрухин ИМ., Батуров ГЛ., Морщакова Т.Г. Указ. соч. С. ПО.

247

1) определение места и значения правосудия в более широкой государст­венной и социальной системе;

2) социальная обусловленность правосудия как особого вида государст­венной и общественной деятельности;

3) определение социальных потребностей, удовлетворяемых осуществле­нием правосудия, социальных целей и социальных функций правосудия;

4) операционализация целей правосудия как условие применения количе­ственных методов для определения уровня его эффективности;

5) изучение системы и структуры условий эффективности правосудия, включая и нормы права, применяемые судом, определение их функций;

6) обеспечение теории эффективности правосудия информацией о том, как действует эта система в целом и отдельные ее компоненты ("обратная связь" при управлении системой);

7) оптимизация правосудия: практическая проверка эффективности мер, призванных обеспечить повышение уровня организации и функционирования судебной системы.

Решение этих социологических задач обеспечивается применением "на­бора" многих конкретных процедур, выработанных социологией, т.е. того, что обычно называют "техникой" социологического исследования — анкетировани­ем, интервьюированием, построением различных шкал и графиков, корреляци­онным и факторным анализом ит.д1.

Социологические методы должны применяться не для цифровой иллюст­рации уже сформулированных наукой бесспорных положений, а при наличии проблемы, разрешить которую теоретико-дедуктивным путем не представляет­ся возможным. Социальная проблема "выступает как стремление что-то изме­нить в сложившемся положении дел"2. К этому, говорит И.Л. Петрухин, надо

1 См.: Петрухин ИМ., Батуров ГЛ., Морщакова Т.Г. Указ. соч. С. 149 - 150.

2 См.: Здравомыслов AT. Методология и процедура социологических исследований. М., 1969. С. 38.

248

добавить, что проблемная ситуация возникает там, где наилучший вариант ре­шения задачи далеко не очевиден и требует доказательства1.

Также не следует забывать об опасностях, которые таит в себе так назы­ваемая "догматическая социология", или "социологическая догматика". Социо­логи этого направления без конца твердят о пользе и возможностях социологии, раскрывают содержание ее понятий, но социологических исследований не про­водят или ограничиваются непредставительными исследованиями на уровне "отработки метода". Только реальная социология, опирающаяся на представи­тельные исследования конкретных социальных проблем, способна внести свой серьезный вклад в обеспечение эффективности правосудия и всей правоприме­нительной деятельности.

Развитие конкретно-социологических исследований правосудия и усло­вий его эффективности позволит утолить "информационный голод" в этой об­ласти научного знания. Однако мало собирать факты, надо обладать умением находить в них нечто такое, что позволяет иногда сделать неожиданный вывод, открыть новое2.

Социологический метод применим и как общий подход к проблемам эффективности правосудия, и как конкретно-социологическое изучение этих проблем.

Для уяснения сущности процесса и процессуальных отношений сущест­венное значение имеет учение о формах реализации норм права. Одни формы опосредствуют совершение субъектами прав и обязанностей действий, состав­ляющих их содержание, т.е. нормальный ход реализации прав. Данные формы по-разному именуются в литературе - соблюдение, исполнение3, т.е. воздержа­ние от действий, нарушающих право, использование права4 и т.п. Формой реа-

1 См.: Петрухип ИЛ., Батуров Г.П., Морщакова ТТ. Указ. соч. С. 150.

2 См.: Петрухип ИЛ., Батуров Г.П., Морщакова ТТ. Указ. соч. С. 151.

3 См.: Злобин ТА., Шлыков СА. Наука права и марксистская социология // Проблемы совершенствования советского законодательства. М., 1974. С. 6.

4 Теория государства и права. М, 1974. С. 560.

249

лизации права является и его применение, под которым понимаются властные действия, предписания в адрес конкретных лиц. Среди таких предписаний большое место занимают юрисдикционные акты защиты права.

Мы исходим из понимания правоприменения как формы реализации пра­ва, существенно отличающейся от других форм осуществления права, таких, как соблюдение и использование норм права. Если соблюдают и используют нормы права все субъекты права, то применяют право только уполномоченные на такую деятельность субъекты: органы государства, должностные лица или общественные организации в предусмотренных законом случаях.

Правоприменение есть властная организующая деятельность уполномо­ченных на нее субъектов по трансформации общих, безадресных предписаний норм права в акты применения норм права, которые являются индивидуальны­ми юридическими актами. В качестве юридических последствий устанавливают субъективные права и юридические обязанности субъектов актов применения либо установления мер государственного воздействия за нарушение норм пра­ва, что связано, как правило, с юрисдикционной деятельностью, прежде всего, с судебной.

Второе существенное отличие правоприменения состоит в том, что субъ­екты соблюдения и использования норм права сами сообразуют свое индивиду­альное поведение с общими, безадресными правилами поведения, вытекающи­ми из нормы права. Оно выражается в актах соблюдения и использования норм права. Субъекты правоприменения применяют нормы права не к своему, а к поведению других субъектов права. Оно выражается в издании актов примене­ния, адресованных к индивидуальным субъектам права. Применение норм ма­териального права проходит по определенным процедурам, т.е. в соответствии с нормами процессуального права. Таким образом общим у всех форм реализа­ции права является их формально-логическое содержание, т.е. преобразование безличных, безадресных велений норм права в индивидуальный акт поведения субъектов права (акты соблюдения и акты использования норм права) или в ак-

250

ты применения норм права, которые сами содержат индивидуальные предписа­ния, устанавливающие субъективные права и юридические обязанности, либо определяющие меру юридической ответственности за нарушение норм права.

Сама правоприменительная деятельность чрезвычайно разнообразна: нормы права применяют органы государственной власти, органы управления, органы исполнительно-распорядительной деятельности, правоохранительные органы и, конечно, органы, отправляющие функцию правосудия. Именно выне­сение приговоров, судебных решений и других судебных актов наиболее четко, детально урегулированы нормами процессуального права: уголовного, граж­данского, административного процессуального права. Объектом нашего иссле­дования являются нормы, регулирующие порядок вынесения решений судом арбитражным.

Представляется, что оправданным будет подход к исследованию особен­ностей арбитражного судопроизводства как одного из видов отправления пра­восудия, для чего нужно уяснить сущность, назначение и формы правосудия вообще, проследить эволюцию взглядов ученых юристов как составляющих теорию правосудия. Исследование истории становления теории, как целостной системы взглядов, анализ ее современного состояния позволит выйти на про­блему совершенствования и повышения эффективности арбитражного судо­производства, его позитивного влияния на утверждение рыночной экономики

в РФ.

Чтобы изложенную схему суждений о правосудии сделать доказательной и показать ее обоснованность, по нашему мнению, необходимо вернуться к ис­ходным понятиям о природе суда и судебной деятельности как органа право­применения и правоприменительной деятельности. Чтобы подвести единичное под всеобщее, требуется суждение... Суждение проблематично. Если бы законы применялись сами собой, то судьи были бы излишни. Из этого следует, что вы­несение судом решения есть разрешение проблемной ситуации, юридического дела, результатом является вынесение индивидуального юридического акта —

251

акта применения права. Правовыми последствиями его являются: установление субъективных прав и юридических обязанностей, или определения юридиче­ской ответственности лиц, в отношении которых разрешается юридическое де­ло. Разрешение юридического дела, вынесение судебного решения происходит в строгом соответствии с принятым порядком судопроизводства.

Общетеоретическая схема вынесения решения.представляется в следую­щем виде: анализ фактических обстоятельств разрешаемого случая, анализ пра­вового материала: выбор норм права, под действие которых подходят жизнен­ные обстоятельства разрешаемого случая, толкование норм права, конкретиза­ция первоначальных норм. После сопоставления жизненных обстоятельств раз­решаемого случая и юридических средств, необходимых для вынесения реше­ния, т.е. юридической квалификации, выносится само решение. Изложенные предложения выражают сущностную и содержательную сторону правоприме­нения, а правосудие есть один из видов правоприменения.

Содержание не может быть без формы. Применяются нормы материаль­ного права, но процесс правоприменения, статус субъектов правоприменения, права, обязанности, стадии применения, процедура применения, реквизиты до­кументов и другие вопросы регулируются нормами процессуального права.

Нельзя не отметить, что нормы, содержащие правила о порядке защиты нарушенных прав, содержатся и в материальных отраслях права. Так, в граж­данском праве нормами процедурного характера, направленными на защиту прав, являются правила о порядке предъявления претензий по поводу качества проданных вещей, о защите чести и достоинства граждан и др. В трудовом праве есть нормы, регулирующие отношения, связанные с разрешением трудо­вых споров, в земельном праве - земельных и др. В литературе в связи с этим поднимался вопрос о выделении, например, порядка разрешения трудовых спо­ров из материального трудового права.

Для того чтобы признать наличие арбитражного процессуального порядка деятельности в качестве самостоятельного явления, существующего не только

252

наряду, но и независимо от материального права, необходимо, чтобы существо­вал установленный в законе минимум процедурных категорий и отношений, посредством которых обеспечивается защита прав. В их число, утверждает В.В. Лаптев, входят:

а) наличие объекта защиты - нарушенного права или законного интереса;

б) наличие собственных задач и целей, а также принципов, отличных от задач, целей и принципов материального права;

в) предоставление заинтересованным в защите органам прав, обеспечи­ вающих защиту их интересов и существующих независимо от материального права - объекта защиты;

г) строгая регламентация порядка принятия решений и их исполнения;

д) особый процессуальный инструментарий, используемый для защиты прав;

е) возможность наступления особых, отличных от материально-правовой ответственности, неблагоприятных последствий в случае нарушения (несоблю­ дения) процессуального порядка защиты прав (в частности, потеря права на жа­ лобу, на принятие решения, процессуальный штраф и др.)1.

Если есть такой минимум условий, то процессуальные нормы могут быть структурно обособлены от норм материального права. Они обладают той сте­пенью самостоятельности, которая дает возможность процессуальным нормам, обслуживающим в основном соответствующую отрасль (отрасли) материально­го права, обеспечивать защиту и иных прав. У совокупности таких процессу­альных норм есть свой предмет и система.

Применение в правовой науке новых методов привело не только к расши­рению ее предмета, но и к упрочнению методологической базы правовых ис­следований, что обусловило дальнейшее развитие наук. На этом широком фоне

См.: Теоретические проблемы хозяйственного права / Под ред. В.В. Лаптева. М, 1975. С. 320.

253

и следует рассматривать само появление научного направления, изучающего правосудие.

В 1977 г. государственный арбитраж получил конституционное закрепле­ние, однако некоторые проблемы, связанные с его функционированием, не ут­ратили актуальности: в их числе вопросы о сущности и месте арбитража в сис­теме органов государства; о том, почему на суд не могут быть возложены функции, ныне реализуемые арбитражем; наконец, о содержании, которое вкладывается в формулу-принцип "правосудие по гражданским делам осущест­вляется только судом" — применим ли этот принцип к гражданскому судопро­изводству? Последний вопрос требует более развернутой характеристики, ибо многие неясности могут быть устранены, если точно сформулировать именно эту проблему, попытаться дать ее объяснение и указать путь выхода из некото­рых сложных ситуаций. Для этого необходимо проследить эволюцию норм, ре­гулирующих деятельность арбитража и взгляды ученых на решение проблемы арбитража.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик установили, что защита гражданских прав осуществляется судом, арбитражем или третейским судом и в некоторых случаях административными органами, а также товарищескими судами, профсоюзными и иными общественными орга­низациями (ст. 6). Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союз­ных республик, принятые одновременно с Основами гражданского законода­тельства и уже подвергнутые новации в связи с принятием новой Конституции, подтвердили и неоднократно ранее провозглашенное положение о том, что правосудие по гражданским делам осуществляется только судом (ст. 7)'.

Авторы научно-практического комментария к Основам гражданского су­допроизводства по поводу ст. 7 писали: "...никакие другие органы государства, кроме... государственных судебных органов... не вправе осуществлять правосу­дие по гражданским делам. Рассмотрение некоторых категорий гражданских

1 Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. № 42. С. 697.

254

дел органами государственного и ведомственного арбитража, товарищескими и третейскими судами, а также другими государственными и общественными ор­ганизациями не является правосудием, ибо суд и только суд является единст­венным органом, который осуществляет правосудие"1. Это утверждение звучит категорично, но мало что объясняет. Такие суждения важны как посылки для раскрытия понятия и общих правил судебной подведомственности, однако вряд ли они представляют собой принципиальную теоретическую ценность приме­нительно к рассматриваемой проблеме. Нетрудно заметить, что из аналогичных рассуждений можно исходить при характеристике деятельности как арбитража, так и вообще любого иного государственного и общественного органа.

Более подробно освещает эту проблему М.С. Шакарян, указывая, что от­несение законом некоторых гражданских дел к ведению органов арбитража и других государственных органов, товарищеских судов и иных общественных организаций, равно как и допущение третейского разбирательства гражданских дел, не колеблет принципа осуществления правосудия только судом. Правосу­дие осуществляется в строго определенном законом процессуальном порядке, характерном лишь для судопроизводства. Рассмотрение же гражданских дел перечисленными органами не облечено в строгую процессуальную форму2.

Исследования, проведенные в течение 70-х гг., казалось, давали основа­ния считать достоянием истории науки вывод о том, что только суду свойст­венна процессуальная форма. Однако в 1979 г. М.С. Строгович вновь обраща­ется к этому вопросу: "... при всех условиях необходимо твердо стоять на той точке зрения, что в принципе в своей основе процессуальной нормы в точном и прямом значении этого понятия - это судебно-процессуальные нормы, это нор­мы судопроизводства...". И далее: "... мы высказываемся против введения в на-

Научно-практический комментарий к "Основам гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик". М., 1962. С. 32.

2 См.: Шакарян М.С. Комментарий к главе ГПК РСФСР // Комментарий к ГПК РСФСР. М, 1976. С. 12.

255

учный и практический обиход самого понятия "юридический процесс" и отно­сим понятие процесса, процессуального права, процессуальной формы только к деятельности суда и связанных с ним органов"1. Однако нам представляется, что исследования В.М. Горшенева (теория права), В.Д. Сорокина (администра­тивный процесс), Т.Е. Абовой, И.Г. Побирченко (арбитражный процесс), Е.И. Филиппова (общественно-товарищеский процесс)2 опровергают данный вывод.

Понимая слабость своей позиции в особенности при анализе деятельно­сти арбитража, принципы организации и деятельности которого нашли консти­туционное и текущее законодательное закрепление,3 М.С. Строгович признает: "... нормы, определяющие порядок деятельности органов арбитража, права и обязанности спорящих сторон и т. д., в известной мере приближаются к про­цессуальным нормам"4.

Анализируя основные проблемы арбитражного процесса, А.А. Добро­вольский писал, что деятельность суда и арбитража осуществляется в заранее установленной законом процессуальной форме, которая, с одной стороны, обеспечивает заинтересованным в исходе спора сторонам определенные право­вые гарантии правильности разрешения спора, равенство процессуальных прав

1 Строгович М.С. Природа уголовно-процессуального закона и его характерные черты // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М, 1979. С. 41,43.

2 См.: Горшепев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М, 1972; Сорокин В Д. Административно-процессуальное пра­ во. М., 1972; Абова Т.Е. Хозяйственный процесс - порядок защиты хозяйственных прав // Теоретические проблемы хозяйственного права. М., 1975; Побирченко И.Г. Хозяйственная юрисдикция. Киев, 1973.

3 Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. № 49. С. 844.

4 Строгович М.С. Природа уголовно-процессуального закона ... С. 41.

256

и рассматривать и разрешать споры при строгом соблюдении норм процессу­ального и материального права1.

Сущность правосудия не может быть сведена только к процессуальной форме, так как эта форма свойственна любой правоприменительной деятельно­сти2. Правосудие есть один из взглядов правоприменительного процесса.

СВ. Курылев, соотнося деятельность суда и арбитража, прямо писал, что формула "правосудие осуществляется только судом" лишается всякого смысла по отношению к гражданским делам, разрешение которых по закону отнесено к компетенции внесудебных органов. "Примирить" идею правосудия по граждан­ским делам с фактом существования арбитража, устранить "бессмыслицу" упомянутой формулы можно, по его мнению, только одним путем: трактовать арбитраж как хозяйственный суд, как орган, осуществляющий правосудие3.

В.П. Нажимов высказывал мысль о слиянии юрисдикционной деятельно­сти и правосудия. Он писал: "Правосудие как государственная деятельность по применению права (юрисдикция) включает в себя: а) правосудие в широком смысле, б) правосудие в собственном (узком) смысле"4. При таком подходе ис­толкование понятия правосудия по гражданским делам с помощью искусствен­ного приема отождествляют понятия "юрисдикция" и "правосудие".

В 60-х гг. XX в. в литературе развернулась острая полемика вокруг новой концепции предмета процессуального права, выдвинутой Н.Б. Зейдером. По его

См.: Добровольский А.А. Основные проблемы арбитражного процесса в свете Закона "О государственном арбитраже в СССР" // Повышение роли государственного арбитража в механизме социалистического хозяйствования. М., 1981. С. 43.

См.: Горшеиев В.М.,Дюрягин МЛ. Правоприменительная деятельность // Советское государство и право. 1969. № 5. С. 21 - 28.

3 См.: Курылев СВ. Экономическая реформа и формы разрешения хозяйственных споров // Научно-методические вопросы преподавания экономических дисциплин в Судах. Минск, 1969. С. 309-310.

4 Нажимов В.П. Понятие и виды правосудия // Вопросы современного развития со­ ветской юридической науки. Л., 1968. С. 114.

257

мнению, предметом гражданского процессуального права должна быть дея­тельность всех органов, указанных в ст. 6 Основ гражданского законодательст­ва по защите гражданских прав1.

В последние годы наиболее пространную аргументацию в пользу принад­лежности арбитражного процесса к гражданскому процессу высказывал И.М. Зайцев. Он полагал, что нормы, регулирующие арбитражное производство по рассмотрению хозяйственных споров, не образуют автономной отрасли пра­ва, а входят в состав гражданского процессуального права в качестве его под­отрасли2. В основе такого вывода лежат утверждения о принципиальном един­стве основных начал деятельности арбитража или суда, о сходстве его основ­ных институтов3.

Хотя Н.Б. Зейдер и его сторонники не предлагали считать всю юрисдик-ционную деятельность правосудием, выдвигаемая ими концепция тесно связана с вопросом о соотношении правосудия с иными формами защиты гражданских прав, и по своему существу данная теория представляет попытку решения этого вопроса.

Современное научное понятие правосудия исходит из содержания фор­мулы-принципа, согласно которой правосудие осуществляется только судом. С объективной стороны эта формула строго ограничивает круг органов, осущест­вляющих разбирательство судебных дел на основе правосудия. Из числа этих органов исключены товарищеские суды, третейские суды и иные, кроме общих и арбитражных судов. Созданная в 1993 г. Судебная палата по информацион­ным спорам при Президенте РФ представляет собой квазисудебный орган и не включается в состав федеральных судов, а также некоторые другие органы, яв­ляющиеся административными, несмотря на содержащиеся в их названии ука-

1 См.: Зейдер Н.Б. Предмет и система советского гражданского процессуального права // Правоведение. 1962. № 3. С. 69 - 82.

2 См.: Зайцев ИМ. Хозяйственный спор и арбитражный процесс (вопросы теории). Саратов, 1982. С. 64-71.

3 См.: Барипов НА. Указ. Соч. С. 49.

258

зания на судебный или арбитражный характер (например, Международный коммерческий арбитражный суд и др.). Подобного рода исключения придают особый смысл необходимости вычленения из всей судебной системы органон правосудия, соответствующих значению принципа, закрепленного п. 1 ст. 118 Конституции.

Но вместе с тем указанное принципиальное положение не ограничивается раскрытием законодательно установленных звеньев судебной системы, осуще­ствляющих правосудие, поскольку имеет более глубокое содержание. Консти­туция РФ 1993 г. не закрепляет исчерпывающего перечня звеньев судебной системы, относя установление этого перечня к сфере действия федерального конституционного закона (ст. 118, п. 3). Тем самым принцип осуществления правосудия только судом получает по способу конституционного закрепления бланкетный характер, поскольку предполагает отсылочное действие указанной нормы. Это действие обеспечено федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации", который определяет пути развития данной системы в направлении реализации рассматриваемого принципа.

Несмотря на то, что выработке понятия правосудия было уделено много внимания еще в литературе советского периода, до сих пор остается много не­решенных проблем. Наиболее типично определение правосудия как деятельно­сти, осуществляемой только судом по надлежащему рассмотрению и разреше­нию в процессуальном порядке уголовных и гражданских дел и применению на основе закона государственного принуждения к правонарушителям в целях всемерного укрепления законности и правопорядка в обществе, воспитания граждан и предупреждения правонарушений, охраны от всяких посягательств тех высших ценностей, которые на данный момент являются для государства приоритетными1.

Правосудие осуществляется только судом. Эта формула-принцип" содер­жалась в Конституциях Советского государства и советских республик, сохра-

1 См.: Семенов В.М. Суд и правосудие в СССР: Учебник. М, 1984. С. 19 - 20.

259

няется она и в действующей Конституции РФ. Из этого следует, что в нашем государстве никакой другой орган или общественная организация как раньше, так и теперь не производила и не производит разбирательства судебных дел на основе осуществления правосудия. Так, деятельность общественных организа­ций, в частности товарищеских судов, не являлась правосудием. Продолжав­шийся длительное время спор о возможности осуществления правосудия по уголовным делам товарищескими судами был достаточно убедительно разре­шен в том плане, что товарищеские суды не рассматривали уголовные дела, по­скольку отнесенные к их компетенции правонарушения по существу не явля­лись преступлениями1. Что же касается правосудия по гражданским делам, то его осуществление только судом обусловлено самим характером отношений между гражданином и государством, когда нарушены законные интересы граж­данина и когда несудебные формы их защиты (например, через товарищеский суд) подлежат контролю государственного суда при исполнении соответст­вующих решений (последние даже могут быть лишены судом их исполнитель­ной силы). Ныне, когда товарищеские суды прекратили существование, исчезли всякие основания для сомнений по поводу осуществления правосудия только судом. Точно так же не относятся к органам правосудия некоторые другие об­щественные и административные учреждения, обладающие квазисудебными функциями.

Правосудие осуществляется способами, указанными в законе. В со­ответствии с законодательством о судоустройстве правосудие осуществляется путем рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях: а) гражданских дел по спорам, затрагивающим права и интересы граждан, государственных пред­приятий, учреждений, организаций, кооперативных предприятий, их объедине­ний, других общественных организаций; б) уголовных дел и применения уста­новленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступ-

1 См.: Филиппов Е.И, Общественно-товарищеское судопроизводство в СССР. Ростов н/Д, 1979. С. 100-112.

260

ления, либо оправдания невиновных. Таким образом, суд в особом порядке вы­полняет функцию государства по разрешению конфликтных ситуаций с целью восстановления нарушенной законности, охраны прав и интересов граждан, ор­ганизаций и государства в целом1.

В литературе достаточно давно был поставлен вопрос о необходимости расширения судебной подведомственности споров, имея в виду и споры, выте­кающие из административных правоотношений. Так, ранее весьма решительно отрицалась возможность своего рода "слияния" правосудия и юрисдикционнои деятельности, в частности, на том основании, что дела об административных правоотношениях не могут входить в функцию правосудия, поскольку относят­ся к особой сфере административной юрисдикции. Признавалось, что послед­няя может осуществляться единолично судьей, но функция правосудия отправ­ляется коллегиальным органом - судом, что делает вообще невозможным при­менение материальных норм административного права в специфических про-цессуальных формах в рамках самого понятия "правосудие" .

В последнее время в литературе настоятельно подчеркивается наличие отдельной, административной ветви правосудия, хотя ее содержание определя­ется не всегда адекватно: в понятие административной юстиции включают сис­тему судебного контроля за административными актами, что, как мы уже виде­ли, не относится к содержанию правосудия. С учетом новых положений АПК 2002 г. можно констатировать расширение судебной подведомственности в указанной сфере. По сути все без исключения споры, связанные с защитой прав и свобод человека и гражданина в сфере предпринимательской и иной эконо­мической деятельности, подведомственны суду, в то время как последующее

1 См.: Чепцов Н.В. Защита государственных интересов в гражданском судопроизвод­ стве (теоретические проблемы): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1990. С. 5.

2 См., напр.: Петрухин ИМ. Правосудие в системе государственных функций // Пра­ воведение. 1983. № 3. С. 38; Там же. С. 39; Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. № 23. Ст. 441.

261

распределение дел о спорах по различными видам судопроизводства свидетель­ствует лишь о подсудности дел в рамках единой судебной системы1.

Правосудие осуществляется в точном соответствии с законодательством. Это означает, что подзаконность судебной деятельности составляет отличи­тельную черту правосудия и вместе с тем принцип организации и деятельности суда, имеющий конституционное значение. Правосудие обеспечивается незави­симостью суда и его подчинением Конституции и Федеральному закону при отправлении правосудия, недопустимостью вмешательства в осуществление правосудия, неприкосновенностью и несменяемостью судей, что гарантируется законодательством (ст. 120 - 127 Конституции РФ). При обнаружении несоот­ветствия правового акта, подлежащего применению в конкретном деле, закону суд применяет правовые положения, содержащиеся в законе (п. 2 ст. 120 Кон­ституции РФ). Подзаконность судебной деятельности предполагает, что судеб­ное рассмотрение гражданских, уголовных и административных дел осуществ­ляется в соответствии с законодательством, а это, в свою очередь, означает применение к конкретным фактическим обстоятельствам, действиям граждан и организаций норм уголовного, гражданского и других отраслей материального права.

Таким образом, суд при осуществлении правосудия применяет закон к конкретным обстоятельствам и делает вывод в гражданском деле о наличии или отсутствии субъективных прав и обязанностей у заинтересованных лиц, а в уголовном деле - о преступном характере деяний правонарушителя и об ответ­ственности за них. Решение или приговор являются незаконными и подлежат отмене, если суд применил закон, не подлежащий применению, или ненадле­жащий закон, либо неверно истолковал закон при его применении, ввиду чего выводы суда оказались противоречащими точному смыслу закона.

См.: Ершов В.В. Конституционные проблемы судоустройства и судопроизводства // Государство и право. 1994. № 12. С. 49, 51.

262

Правосудие в арбитражном процессе заключается в рассмотрении и раз­решении арбитражным судом имущественных споров, вытекающих из пред­принимательской и иной экономической деятельности, в установленном зако­ном порядке.

Реализация судом данной деятельности должна неизбежно приводить к решению задач арбитражного судопроизводства:

- защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Россий­ской Федерации, муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти Россий­ской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Феде­рации, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере;

- обеспечение доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

- справедливое публичное судебное разбирательство в установленный за­коном срок независимым и беспристрастным судом;

- укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

- формирование уважительного отношения к закону и суду;

- содействие становлению и развитию партнерских и деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота.

И только при достижении своей цели и реализации задач можно говорить об эффективности правосудия в арбитражном судопроизводстве.

Всесторонняя подзаконность судебной деятельности, не допускающая произвольного судейского усмотрения и решения конкретного дела по сообра­жениям целесообразности, составляет принципиальную черту подлинно демо­кратического правосудия. Вместе с тем рассмотренные выше признаки судеб-

263

ной власти позволяют внести определенные коррективы в само понятие право­судия в плане повышения роли прецедентных актов в судебной практике. На место традиционного видения правосудия, исключающего значение прецеден­тов, приходит понимание правотворческой роли судов не только в процессе их контрольно-надзорной деятельности, но и при осуществлении правосудия, т.е. при вынесении приговоров, решений, определений по судебным делам.

В этом отношении особенно важно правильно расставить акценты при выявлении соответствующей функции правосудия. Так, подчас осуществление правосудия, рассматриваемого в качестве "позитивной функции" судебной вла­сти, сводится лишь к предоставлению человеку гарантий охраны и защиты его прав от необоснованных посягательств других лиц, что не признается собст­венно властной деятельности суда. И только когда, наряду с позитивной функ­цией, суд наделяется правом судебного контроля, ему приписывается "качество властности" — способность и возможность принимать решения, юридически обязательные для каждого субъекта, что и считается основанием для приобре­тения судом права на судебное правотворчество1. Однако именно осуществляя правосудие, суд выступает как орган государственной власти, т.е. издает юри­дически обязательные решения, служащие актами правотворческой деятельно­сти. В дополнение к уже сказанному по этому поводу сошлемся на мнение представителя судебной практики, согласно которому суды, восполняя пробелы и разрешения противоречия в законодательстве, просто обязаны в настоящее время создавать (творить) право. Это настоятельно требует официального при­знания судебного правотворчества в качестве необходимого властного способа формирования правовых норм, на основе которых разрешаются не только дан­ное дело, но и другие аналогичные дела2.

1 См.: Абросимова Е.Б. Парламент и суд в Российской Федерации / Конституционный строй в России. М., 1995. Вып. 2. С. 85.

2 См.: Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1997; Баринов НА. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. Саратов, 1979. С. 130-146.

264

Обычно осуществление правосудия связывается с процессуальной фор­мой. Действительно, судебная деятельность нацелена на исследование фактиче­ских данных, материалов, доказательств, проведение допросов значительного числа лиц с обязательной необходимостью обеспечить их права при участии в деле. Эти действия судом проводятся для того, чтобы гарантировать вынесение законного и обоснованного решения. В результате деятельность по осуществ­лению правосудия строго регламентирована процессуальным законодательст­вом, что означает следующее: отправление правосудия происходит в опреде­ленной законом форме судебного процесса. В процессуальном законодательст­ве предусмотрены все действия суда и участников процесса. Обычно считалось, что именно процессуальная форма правосудия существенно отличает его от деятельности любых других государственных органов. Однако если в области уголовного процесса процессуальная форма действительно служит единствен­ным способом деятельности суда и не может быть связана ни с каким другим органом, то применение гражданского процессуального законодательства при­знавалось возможным связывать с иными органами1. Тем самым вывод о спе­цифичности и исключительности для правосудия процессуального порядка его осуществления справедливо ставится под сомнение.

Не случайно в свое время активно дискутировался вопрос о пределах гражданского процесса в области разрешения хозяйственных споров и роли ар­битража в этом отношении. В частности, исследовались проблемы судебной и внесудебной юрисдикции, связанные с отнесением к правосудию только дея­тельности суда и выведением из сферы правосудия процессуальной деятельно­сти таких органов, как государственный и ведомственный арбитраж2. Давно была отмечена тенденция сближения внесудебных процессуальных форм с су-

См.: Филиппов Е.И. Общественно-товарищеское судопроизводство в СССР. Ростов н/Д, 1979. С. 31.

2 См.: Научно-практический комментарий к "Основам гражданского судопроизводст­ва СССР и союзных республик". М., 1962. С. 32.

265

дебной как наиболее устойчивой и обобщенной. Логически из этого вытекало, что государственный арбитраж должен превратиться в хозяйственный суд, что позволило бы включить его процессуальную деятельность в гражданский про­цесс. Данная тенденция была практически реализована с образованием в 1991 г. арбитражных судов, а затем с принятием Арбитражного процессуального ко­декса, в связи с чем вопросы внесудебной юрисдикции значительно сузились. Однако как прежде, так и теперь внесудебный порядок процессуальной дея­тельности сохраняет свое значение в качестве административной юрисдикции, осуществляемой непосредственно органами исполнительной власти (должност­ными лицами), выполняющими государственно-управленческие функции. При­чем такая обеспеченная процессуальной формой деятельность не рассматрива­ется в качестве главного и определяющего признака функционирования адми­нистративных органов, что характерно для органов суда.

Не оспаривая значение процессуального порядка для непосредственной реализации судебной власти или осуществления правосудия следует в то же время согласиться, что данный порядок имеет универсальный характер и может применяться в зависимости от особенностей конкретных правоотношений или от того, нормы какой отрасли материального права оказались нарушенными. В соответствии с этим выделяются организационно-процедурная деятельность, например, законодательный, бюджетный, землеустроительный и т.п. виды про­цесса, и собственно юрисдикционная деятельность, которая во внесудебной сфере выступает как административный процесс.

Следовательно, сущность правосудия не может быть сведена только к процессуальной форме, поскольку она свойственна любой правоприменитель­ной деятельности и не составляет специфическую черту именно правосудия. Правосудие включает в себя правоприменительный процесс, которым, однако, не исчерпывается его сущность. Эта черта правосудия позволяет отнести суд к числу правоприменительных органов, но не отличает один правоприменитель­ный орган от другого. Определить качественную природу юрисдикционных ор-

266

ганов — значит выявить, в частности, отличительные признаки в каждой из про­цессуальных форм.

Речь, таким образом, идет о специфических особенностях правопримени­тельной деятельности, осуществляемой в процессуальной форме. В одних слу­чаях эта деятельность охватывается понятием правосудия как особой формы деятельности государства с указанием всех его правомочий, принципов и мето­дов, органов, функционирующих в этой области (суды общей и арбитражной юрисдикции). В иных случаях процессуальная форма может быть присуща дея­тельности других государственных органов, в первую очередь, конечно же, реа­лизующих функции и правомочия судебной власти (Конституционный суд, например, не являющийся органом правосудия). Наконец, данная форма может обеспечивать процедуру деятельности в области внесудебной юрисдикции.

С учетом отмеченных корректировок авторы предлагают следующее оп­ределение.

Правосудие выступает в качестве конституционно закрепленной особой формы деятельности государства в сфере осуществления судебной власти, вы­ражающейся в защите и охране судами общей и арбитражной юрисдикции нормального функционирования общественных отношений, складывающихся с участием граждан, предприятий и организаций, и включающей механизм су­дебного разрешения споров о праве и иных конфликтов путем отправления гражданского, арбитражного, уголовного и административного судопроизвод­ства в особом процессуальном порядке судебного заседания с применением на основе закона государственного принуждения в целях восстановления и охраны законных прав и интересов человека и всего гражданского общества1.

На их взгляд, подобная роль правосудия достаточно четко характеризует его в качестве особой формы государственной деятельности и в качестве важ­нейшей стороны осуществления судебной власти.

1 Ржевский ВЛ., Чепурпова Н.М. Судебная власть в РФ: конституционные основы ор­ганизации и деятельности. М., 1998. С. 124.

267

Статья 118 Конституции РФ закрепляет отправные положения, что право­судие в Российской Федерации осуществляется только судом и что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, админи­стративного и уголовного судопроизводства.

Как видим, в этой статье Конституции РФ 1993 г. нет упоминания об ар­битражном правосудии. Это можно объяснить временными рамками, так как в середине 90-х гг. (1992, 1995 годы) принимаются арбитражно-процессуальные кодексы. Эти нормативные акты наконец-то законодательно закрепляют суще­ствование арбитражного суда как органа судебной власти и арбитражного су­допроизводства наряду с иными видами судопроизводства, перечисленными в ст. 118 Конституции РФ. Нам представляется, что разработчики Конституции 1993 г. еще находились под влиянием долгих схоластических споров о том, яв­ляется ли арбитраж судом или не является. Накопленная инерция подходов за­висла над представителями советских юристов в том смысле, что арбитраж, по их мнению, есть орган управления экономикой, а не орган правосудия. В фор­мулировках статей Конституции 1993 г., а также в статьях федеральных зако­нов и других нормативных актов просматривается господство мировоззрения отдельных юристов, что арбитраж есть орган управления, а не правосудия1.

Надо полагать, именно поэтому не дано исчерпывающего перечня видов судопроизводства. Отсутствие единства взглядов на суть, значение арбитраж­ного суда, его места и роли сказались на редакции ст. 118 Конституции РФ. В это же время, к чести разработчиков Конституции 1993 г. и Законодателя, отне­ся формулировку ст. 127, которая определяет Высший Арбитражный суд выс­шим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рас­сматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных феде-

Такис взгляды можно понять, потому что в зарубежной литературе не однозначно понимается сущность и назначение арбитража. См.: Оксфордская иллюстрированная энцик­лопедия. М., 2000. Т. 7. С. 11 - 12.

268

ральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельно­стью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Таким образом, законодатель поставил точку в долгих теоретических изысканиях и юристов-догматиков о том, что есть арбитражное судопроизвод­ство и его основное назначение в обществе и государстве. Но конституционное положение о том, что Высший арбитражный суд есть высший судебный орган по разрешению экономических споров и иных дел остро ставит задачу научно-теоретической проработки форм, методов деятельности арбитражного суда, его статуса, компетенции, взаимосвязи с другими видами судебной власти, особен­ностей арбитражного судопроизводства в отличие от других видов судопроиз­водства, перечисленными в ст. 118 Конституции РФ. Изучение этой проблемы обусловлено сложностью и противоречивостью современного состояния Рос­сийской экономики, которая находится в стадии реформирования. Экономика находится в стадии переходного периода от командно-административных ме­тодов к рыночной. Такие проблемы, как пределы вмешательства государства в руководство экономической жизнью, как неполнота и противоречия норматив­но-правового регулирования экономических отношений и многие нормативные акты, призванные утвердить рыночные начала в экономике, пока остаются дек­ларациями и благими пожеланиями для поведения хозяйствующих субъектов. Не отработан четко механизм для возложения и реализации юридической от­ветственности за ненадлежащее исполнение новых норм права и решений ар­битражных судов. Если практика гражданского, административного, уголовно­го судопроизводства отрабатывалась десятками лет, то арбитражное судопро­изводство - порождение экономических реформ новой России конца 80-х - на­чала 90-х гг. XX века. Правила, процедуры, традиции арбитражного судопроиз­водства только еще складываются, хотя, надо отметить, законодатель принима­ет интенсивные меры по разработке нормативного материала.

Следует определить арбитражное судопроизводство. Если не вдаваться в теоретические изыски, то законодатель четко определяет, что арбитражный суд

269

РФ является судебным органом по рассмотрению экономических и иных дел в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах.

Арбитражные суды в РФ занимают важное место в системе обеспечения законных прав и интересов участников экономического оборота. Роль и значе­ние арбитражных судов в единой судебной системе РФ определяется их спо­собностью рассматривать и разрешать экономические споры и иные подведом­ственные им дела в установленной законом процессуальной форме.

Особые судебные учреждения, специализирующиеся на разрешении эко­номических конфликтов, существуют во многих странах мира. Они имеют раз­личные наименования, по-разному организованы и функционируют, имеется специфика в решении кадровых вопросов, однако всех их сближает причаст­ность к экономической деятельности государства, к сфере разрешения эконо­мических конфликтов с использованием правовых регуляторов в виде норма­тивных актов и иных источников права.

Рост и влияние арбитражных судов как на развитие экономики в целом и придание ей правового характера, так и на развитие государственных начал в ней неоспоримы. Направленность России на построение рыночной экономики есть свидетельство необратимости этого процесса и надежная база для развития и совершенствования организации и деятельности арбитражных судов.

3.4. Состояние и развитие системы принципов арбитражного судопроизводства

Юридическая наука права не ограничивается одним лишь внешним ана­лизом правовой формы общественного регулирования. Исходя из связи отрас­лей права с экономикой, политикой, государством, другими видами обществен­ного регулирования, она обращается и к содержанию права. Конкретные юри­дические науки, рассматривая содержание права, не ограничиваются простым разбором существа правовых норм, а выражают их содержание в обобщенных категориях - принципах права.

270

«Познание права, усвоение его «духа», его общих начал и смысла состоит помимо всего в том, чтобы раскрыть принципы права»1.

Изучение принципов позволяет охарактеризовать социально-экономическую, политическую и нравственную природу права, усвоить его фактическое содержание, смысл отдельных отраслей, институтов, норм. А это крайне необходимо для правильного решения практических вопросов, опреде­ления линии судебной практики.

Для более ясного и отчетливого усвоения содержания правовых норм, ре­гулирующих арбитражный процесс, а, следовательно, для правильного приме­нения их на практике необходимо знание принципов арбитражного процесса. Это позволяет найти правильное решение того или иного процессуального во­проса, если для разрешения его нет соответствующей нормы. Знание принци­пов помогает установить пробелы в законодательстве об арбитраже, выявить устаревшие и разработать новые правовые нормы, т.е. играет важную роль в дальнейшем развитии и совершенствовании арбитражного законодательства.

Исходя из понятия принципа права2, принципы арбитражного процесса можно определить как закрепленные в нормах арбитражного процессуального права основополагающие положения, основные начала, касающиеся отправле­ния правосудия в сфере хозяйственной юрисдикции и отражающие особенно­сти данной отрасли права. Принципы являются ориентиром в нормотворческой деятельности при совершенствовании арбитражного процессуального законо­дательства. Они позволяют арбитражному суду обеспечить правильное пони­мание арбитражного процессуального законодательства и применение в соот­ветствии с действительным смыслом3.

Принципы находятся в определенной взаимосвязи, что обусловливает их построение в виде определенной системы. Система принципов — это совокуп-

1 Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972.

2 Алексеев С.С. Указ. соч.; Семенов D.M. Проблемы теории права. М., 1968.

3 Арбитражный процесс / Под ред. В.В. Яркова. М., 1998. С. 41.

271

ность всех принципов арбитражного процессуального права в их взаимосвязи и взаимообусловленности. В юридической науке существуют различные взгляды на систему принципов и их количество, поскольку возможны самые различные их классификации.

Тем не менее, сохранилось сложившееся деление принципов на:

общеправовые — действующие во всех без исключения отраслях нрава;

межотраслевые — закрепленные в нормах нескольких отраслей права, как правило, близких по характеру. Сюда относятся практически все принципы су-доустройственного характера, закрепленные в ГПК, АПК;

отраслевые - закрепленные в нормах только одной конкретной отрасли права. Ранее в арбитражном процессуальном праве к таковым относили целый ряд принципов, однако теперь они утратили свое значение, поскольку не имеют нормативной основы. Поэтому в настоящее время выделились сугубо отрасле­вые принципы для арбитражного процессуального права, которые не были бы одновременно присущи и другим отраслям процессуального права (входящим в сферу гражданской юрисдикции) очень сложно.

Но досудебный (претензионный) порядок урегулирования экономических споров на наш взгляд, следует рассматривать как отраслевой принцип арбит­ражного судопроизводства.

Принцип осуществления правосудия только судом представляет собой такое правило, по которому реализация полномочий, отнесенных к ведению ор­ганов судебной власти, может осуществляться только судами, созданными в соответствии с законом1.

Если это положение применить к арбитражному процессуальному праву, то в сфере хозяйственной юрисдикции только арбитражный суд вправе осуще­ствлять правосудие.

В соответствии со ст. 118 Конституции РФ и ст. 1 Федерального Консти­туционного закона «О судебной системе Российской Федерации» судебная

1 См.: Яркое В.В. Арбитражный процесс. М, 1998. С. 44 - 45.

272

власть в России в сфере хозяйственной юрисдикции (по делам, отнесенным к ведению арбитражных судов) может осуществляться только арбитражными су­дами в лице арбитражных судей и привлекаемых в установленном законом по­рядке к осуществлению правосудия арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Не до­пускается создание каких-либо чрезвычайных судов. Судебная власть само­стоятельна и осуществляется независимо от законодательной и исполнительной властей. Тем самым законодатель обеспечивает специализацию каждого из го­сударственных и судебных органов на решение определенного круга вопросов, не допуская пересечения их компетенции.

В ряде случаев дела, отнесенные к ведению арбитражных судов, могут разрешаться другими органами, например третейскими судами, в том числе международными коммерческими арбитражами, органами административной юрисдикции. Однако деятельность указанных органов по разрешению право­вых конфликтов не является правосудием и не может лишить заинтересован­ных лиц права на обращение в арбитражный суд за защитой.

Принцип независимости судей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону представляет собой правило, согласно которому судьи при осуществлении правосудия принимают судебные акты без влияния каких-либо других органов и лиц и основываются только на нормативных актах опре­деленного уровня.

Независимость судей арбитражного суда и подчинение их только закону при осуществлении правосудия - два органически взаимосвязанных положе­ния. С одной стороны, независимость судей арбитражного суда - не самоцель, а средство, непременное условие для правильного применения закона, вынесения законных судебных актов. Это означает, что судьи арбитражного суда при рас­смотрении и разрешении спора никому, кроме закона, подчиняться не должны. С другой стороны, подчиненность судей только закону обеспечивает их незави-

273

симость . Правовая норма, закрепляющая принцип независимости судей и под­чинения их только закону, адресована не только судьям, но и любым государ­ственным органам, организациям, должностным лицам и гражданам. Закон за­прещает осуществлять какое-либо воздействие на судей и вмешательство в их деятельность. Нарушение закона влечет за собой ответственность, установлен­ную ч. 2 ст. 5 АПК РФ 2002 г.

Принцип независимости судей и подчинения их только закону действует во всех стадиях арбитражного процесса и обязателен для всех судей всех ар­битражных судов. Он проявляется во взаимоотношениях, складывающихся внутри состава суда (при коллегиальном рассмотрении дела), в отношениях нижестоящих арбитражных судов с вышестоящими судами в единой системе арбитражных судов, в отношениях суда с другими участниками процесса и гражданами, должностными лицами, государственными и иными органами, ор­ганизациями, не участвующими в деле.

Принцип законности является основополагающим принципом российской правовой системы.

Одной из задач судопроизводства в арбитражных судах является укреп­ление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринима­тельской и иной экономической деятельности.

Согласно ст. 6 АПК РФ 2002 г. законность при рассмотрении дел арбит­ражным судом обеспечивается правильным применением законов и иных нор­мативных правовых актов, а также соблюдением всеми судьями арбитражных судов правил, установленных законодательством о судопроизводстве в арбит­ражных судах.

Принцип гласности судебного разбирательства представляет собой такое правило, согласно которому разбирательство дел во всех судах открытое (ст. 123 Конституции РФ). Статья 11 АПК РФ 2002 г., конкретизируя данное

Арбитражный процесс / Под ред. P.IZ. Гукасян, В.Ф, Таранеико. М, 1996. С. 14.

274

положение Конституции, устанавливает открытое разбирательство дел в арбит­ражных судах.

Под принципом гласности понимается порядок разбирательства дел ар­битражным судом, установленный законом, предусматривающий свободный доступ в зал заседаний всех желающих граждан, а также их право делать пись­менные заметки и фиксировать все происходящее в зале судебного заседания1. В соответствии с этим принципом граждане имеют право присутствовать при рассмотрении судами дел в различных инстанциях (суде I инстанции, апелля­ционной, кассационной инстанции, в суде надзорной инстанции и при пере­смотре решений по вновь открывшимся обстоятельствам). Принцип гласности обеспечивает воспитательное и предупредительное воздействие на граждан, должностных лиц, присутствующих в заседании арбитражного суда. Ограниче­ния гласности в арбитражном процессе предусмотрены ст. 11 АПК РФ 2002 г. Согласно этой правовой норме, слушание дела в закрытом заседании допуска­ется в случаях, предусмотренных федеральным законом о государственной тайне, а также при удовлетворении арбитражным судом ходатайства участ­вующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерче­ской и иной тайны, а также в иных случаях, установленных федеральным зако­ном. О разбирательстве дела в закрытом заседании арбитражным судом должно быть вынесено определение. Разбирательство дел в закрытом заседании ведется с соблюдением правил судопроизводства в арбитражном суде.

Принцип сочетания единоличного и коллегиального состава арбитражно­го суда при рассмотрении дела представляет собой правило, в соответствии с которым в зависимости от категории дела и ряда других критериев разбира­тельство дела в арбитражном судопроизводстве производится судьей арбит­ражного суда единолично либо арбитражным судом в коллегиальном составе. В соответствии со ст. 17 АПК РФ 2002 г. в арбитражных судах дела в первой ин­станции рассматриваются судьей единолично, если коллегиальное рассмотре-

1 Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева. М„ 1998. С. 19.

275

ние не предусмотрено АПК. Во всех таких случаях единоличного разрешения дела судья действует от имени арбитражного суда.

Коллегиально (в составе трёх судей) в арбитражных судах в первой ин­станции рассматриваются дела:

1) относящиеся к подсудности Высшего Арбитражного Суда РФ,

2) об оспаривании нормативных правовых актов,

3) о несостоятельности (банкротстве),

4) направленные в арбитражный суд первой инстанцией на новое рас­ смотрение с указанием на коллегиальное рассмотрение,

а также все дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. Если в одном исковом заявлении соединяются требования, подлежащие рассмотре­нию коллегиально (о признании акта государственного органа недействитель­ным) и единолично (о возврате из бюджета взысканных денежных средств), то все требования подлежат рассмотрению в коллегиальном порядке.

Следует также учитывать, что если какая-либо из сторон заявит ходатай­ство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, любое дело, возникающее из гражданских правоотношений в арбитражном суде I инстанции может быть рассмотрено коллегиально. Таким образом так же как и в граждан­ском в арбитражном судопроизводстве сторонам предоставляется право выбора о коллегиальном или единоличном рассмотрении их дела. По ранее действую­щему законодательству решение данного вопроса относилось к ведению пред­седателя соответствующего арбитражного суда. Вопросы, возникающие при рассмотрении и разрешении дела арбитражным судом в коллегиальном составе, разрешаются судьями большинством голосов. Никто из судей не вправе воз­держаться от голосования. При этом председательствующий в заседании голо­сует последним.

Судья арбитражного суда, не согласный с решением большинства, обязан подписать это решение и вправе изложить в письменном виде свое особое мне-

276

ниє, которое приобщается к делу, но в судебном заседании не объявляется. Кроме того, лиц, участвующих в деле, с особым мнением не знакомят.

Принцип государственного языка судопроизводства в арбитражном суде представляет собой правило, согласно которому судопроизводство в арбитраж­ном суде ведется на государственном - русском языке, а лицам, не владеющим языком, обеспечивается возможность перевода с целью понимания ими совер­шаемых процессуальных действий.

В соответствии со ст. 68 Конституции РФ государственным языком Рос­сийской Федерации на всей ее территории является русский язык. В силу ст. 71, 118 Конституции РФ и ст. 1 Федерального конституционного закона «Об ар­битражных судах в РФ» арбитражные суды в Российской Федерации являются федеральными арбитражными судами. Поэтому судопроизводство во всех ар­битражных судах, в том числе в Высшем арбитражном суде республики в со­ставе РФ, в арбитражном суде автономной области и арбитражном суде авто­номного округа, должно вестись только на русском языке. Наличие в АПК РФ 2002 г. правила, обязывающего арбитражный суд вести процесс на русском языке, делает необходимым установление в законе гарантии защиты прав лиц, не владеющих русским языком. В связи с этим в ч. 2 ст. 18 АПК РФ 2002 г. за­писано, что участвующим в деле лицам, не владеющим русским языком, обес­печивается право полного ознакомления с материалами дела, участия в судеб­ных действиях через переводчика и право выступать в арбитражном суде на родном языке или свободно выбранном языке общения. Разъяснение этого пра­ва является обязанностью суда.

Обеспечение перевода судебных документов, ходатайств, объяснений сторон и третьих лиц, прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, показаний свидетелей и заключений экспертов возлагается на арбитражный суд.

Нарушение установленных законом процессуальных гарантий защиты прав лиц, не владеющих русским языком, является безусловным основанием к

277

отмене решения или постановления арбитражного суда (п. 3 ч. 4 ст. 270, п. 4 ч. 3 ст. 288 АПК 2002 г.).

Принцип равенства участников арбитражного процесса перед законом и судом представляет собой такое правило, согласно которому правосудие осу­ществляется на началах равенства организаций и граждан независимо от каких-либо признаков и критериев. Правосудие в арбитражном суде осуществляется на основах равенства перед законом и судом организаций независимо от места нахождения, подчиненности, формы собственности, а граждан - независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и долж­ностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, при­надлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. В ст. 7 АПК РФ 2002 г. воспроизведены и конкретизированы применительно к арбитражному судопроизводству положения ст. 19 Конституции РФ.

Содержание рассматриваемого принципа раскрывается в следующих по­ложениях1:

1) арбитражный суд при разрешении экономических споров применяет гражданские и иные материальные законы ко всем предприятиям и гражданам в равной мере, независимо от того, кто является субъектом спора;

2) правовое положение любого участника арбитражного процесса опре­деляется лишь его процессуальным положением (истец, ответчик, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, свидетель, эксперт и др.);

3) правосудие по всем экономическим и иным спорам, отнесенным зако­ном к ведению арбитражного суда, осуществляется только судами, входящими в единую систему арбитражных судов (ст. 3 федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в РФ»). Создание каких-либо специальных су­дов для организаций и граждан в зависимости от признаков, перечисленных в ст. 7 АПК РФ 2002 г., законом не предусмотрено.

1 Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева. М., 1998. С. 14.

278

Принцип диспозитивности представляет собой правило, согласно кото­рому лица, заинтересованные в исходе дела вправе самостоятельно распоря­жаться принадлежащими им субъективными материальными правами и про­цессуальными средствами их защиты1.

Принцип диспозитивности является движущим началом гражданского процесса2. Данный вывод полностью относится и к арбитражному процессу. Принцип диспозитивности связывает движение и развитие дела по стадиям ар­битражного процесса, судьбу предмета спора с усмотрением самих заинтересо­ванных лиц — истца и ответчика.

В содержание принципа диспозитивности в арбитражном процессуальном праве входят следующие элементы:

возбуждение дела в арбитражном суде;

определение характера и объема исковых требований и возражений, воз­можность их изменения;

распоряжение материальными правами и процессуальными средствами их защиты, в частности отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения;

возбуждение апелляционного, кассационного производства, решение о пересмотре дела в надзорном порядке и по вновь открывшимся обстоятельст­вам;

требование принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда.

При этом свобода распоряжения субъективными материальными правами в соответствии с принципом диспозитивности заключается в следующем: праве истца изменить основания или предмет иска, но не одновременно сразу; увели­чении или уменьшении размер исковых требований; в том, что истец может

См.: Арбитражный процесс ... С. 51. 2 Гурвич МЛ. Советское гражданское процессуальное право. М., 1957. С. 39.

279

отказаться от заявленного иска и заключить с ответчиком мировое соглашение на основе взаимных уступок.

Однако свобода распорядительных действий сторон имеет некоторые пределы, т. е. ограничения, допускаемые в интересах принципа законности. Арбитражный суд не принимает отказа от иска, уменьшения размера исковых требований, признания иска и не утверждает мирового соглашения, если эти действия противоречат законам и иным нормативным актам или нарушают права и законные интересы других лиц (ст. 49 АПК РФ 2002 г.).

Таким образом, говорить о неограниченном действии принципа диспози-тивности вряд ли возможно. Осуществление многих диспозитивных действий сторон находится под контролем арбитражного суда, а в ряде случаев арбит­ражный суд вправе разрешить и те требования, которые не заявлялись сторона­ми. Тем самым обеспечивается разумный баланс частного и публичного в ар­битражном процессе, который в свою очередь является проявлением необходи­мости сочетания и поиска путей оптимального соотношения публично-правового и частно-правового начал в гражданском обороте.

Принцип состязательности - один из основополагающих принципов ар­битражного судопроизводства, представляющий собой правило, по которому лица, заинтересованные в исходе дела, вправе отстаивать свою правоту в споре путем представления доказательств; участия в исследовании доказательств, предоставленных другими лицами путем высказывания своего мнения по всем вопросам, подлежащим рассмотрению в судебном заседании. Правовая норма, закрепленная в ст. 9 АПК РФ 2002 г., адресована сторонам. Однако это вовсе не означает, что принцип состязательности не распространяет свое действие на других лиц, участвующих в деле, и они не обязаны доказывать имеющие значе­ние для дела обстоятельства, на которые ссылаются в подтверждение своей по­зиции (ст. 65 АПК РФ 2002 г.).

280

Принцип состязательности отражает один из объективных законов при­роды, общества и познания - закон единства и борьбы противоположностей. Это тот самый случай, когда в споре должна родиться истина.

Состязательное начало в арбитражном судопроизводстве заключается в основном в следующем:

действия арбитражного суда зависят от требований истца и возражений ответчика, арбитражный суд решает дело в объеме заявленных сторонами тре­бований;

состязательный порядок вытекает из существа гражданских прав, состав­ляющих частную сферу лица, а поэтому состоящих в его свободном распоря­жении;

возможность свободного использования сторонами средств доказывания; возможность для сторон участвовать в рассмотрении дела лично, либо через представителя;

каждая сторона самостоятельно доказывает факты, лежащие в обоснова­нии ее требований и возражений;

обязанность досудебного раскрытия доказательств.

Из всех стран, относящихся к системе состязательного процесса, пожа­луй, нигде нет таких обширных и детально разработанных правил по раскры­тию материалов дела, как в США. Такая процедура носит название discoveng. Не случайно признается, что «главной движущей силой подготовительной ста­дии американского процесса является раскрытие материалов дела»1. При этом, в отличие от Великобритании, discovery в США не сводится к раскрытию до­кументов. Американская процедура раскрытия материалов дела - это «комби­нация обеспечиваемых властью суда методов, с помощью которых стороны с самого начала процесса могут получить доступ практически к любому источ­нику относящихся к делу доказательств или информацию, ведущую к такому

1 International Encyclopedia of Comparative Law. Vol. XVI. Civil Procedure. Chapter 6, 1984. С 17.

281

доказательству...» . Раскрытие происходит на взаимной основе, и объем рас­крываемой информации очень велик.

Процедура раскрытия материалов дела в федеральных судах США регу­лируется разделом V Правил гражданского судопроизводства в федеральных районных судах 1938 г. Согласно общему положению, закрепленному в под­пункте (1) пункта (в) Правила 26, «стороны могут получить право на раскрытие неохраняемых материалов дела по любому вопросу, который соответствует су­ществу рассматриваемого иска, независимо от того, касается он или нет иско­вого требования или возражения по иску той стороны, которая добивается рас­крытия доказательств, искового требования либо возражения другой стороны, включая наличие, описание, характер или хранение любых книг, документов либо иных предметов, а также идентификации или местонахождения лиц, осве­домленных о подлежащих раскрытию материалах...». При этом «основанием для отказа в раскрытии не может служить то, что необходимые сведения будут считаться недопустимыми доказательствами для суда, если эти сведения при разумном их суммировании приведут к раскрытию допустимых доказа­тельств»2.

Существует шесть основных способов раскрытия материалов дела в гра­жданском процессе США: 1) показания под присягой, данные в ходе устного допроса стороны, третьего лица, свидетеля; 2) устные показания под присягой, данные в ходе ответа на вопросы, поставленные в письменной форме; 3) письменный опрос сторонами друг друга; 4) предоставление документов и вещей, обеспечение права прохода на земельный участок или допуска к иной собственности для проверки или иных целей; 5) проверка, при наличии соот­ветствующих сомнений, физического и душевного состояния лица; 6) требова-

International Encyclopedia of Comparative Law. Vol. XVI. Civil Procedure. Chapter 6, 1984. С 17.

2 Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. М., 1993. С. 702 - 739.

282

ниє сделать признание. Этот способ раскрытия материалов дела заключается в том, что одна из сторон посылает другой стороне запрос для подтверждения содержащихся в нем сведений - при отсутствии отрицательного ответа сведе­ния, содержащиеся в запросе, считаются признанными.

Последовательность использования способов раскрытия материалов дела не ограничена, если иное не предусмотрено судебными приказами.

Согласно подпункту (3) пункта (в) Правила 26, сторона может получить право на раскрытие документов и осязаемых предметов, подготовленных для предстоящего судебного разбирательства другой стороной либо ее представи­телем (адвокатом, консультантом, поручителем, гарантом, страхователем или агентом), только доказав, что ей необходимы эти материалы и что с помощью других законных средств она не в состоянии получить их реальный эквивалент иным путем. В таких случаях суд, постановляя о раскрытии материалов, дол­жен предупредить о недопустимости раскрытия личного отношения, выводов, мнений или юридической позиции адвоката или иного представителя стороны в данном судебном споре.

Избежать раскрытия определенных материалов дела сторона может, по­лучив охранительный приказ суда. Однако получение такого приказа возможно лишь при наличии уважительной причины, заключающейся в повышенном «беспокойстве, давлении, недопустимом бремени и расходах», связанных с раскрытием. Суд также может, отказав в выдаче охранительного приказа пол­ностью или частично, издать приказ, устанавливающий «разумные сроки и ус­ловия» раскрытия материалов дела1.

Как непосредственно работает процедура раскрытия материалов дела в американском гражданском судопроизводстве? В соответствии с пунктом (а) Правила 30 после предъявления иска любая сторона может получить показания под присягой у любого лица, включая сторону по делу, посредством записи его

1 Шишкин СА. Состязательность в гражданском и арбитражном судопроизводстве. М, 1997. С. 44 -45.

283

устных показаний. После предъявления иска любая сторона может получить показания под присягой у любого лица, включая сторону по делу, задав вопро­сы в письменной форме (пункт (а) Правила 31). Любая сторона может вручить другой стороне вопросы, на которые должны быть даны письменные ответы стороной, получившей вопросы, или, если стороной, которой они вручены, яв­ляется публичная или частичная корпорация, товарищество, ассоциация или правительственный орган, то их служащими или представителями, снабженны­ми информацией, доступной этой стороне (пункт (а) Правила 31). Сторона мо­жет вручить любой другой стороне письменное требование признать (примени­тельно только к находящемуся на рассмотрении суда иску) истинность мате­риалов дела, определяя то, что относится к изложению фактов или их выводам, в том числе подлинность любых документов, перечисленных в этом требовании (пункт (а) Правила 36). Аналогичные положения содержаться и относительно двух других способов раскрытия материалов дела.

Нельзя, однако, понимать состязательный процесс в США как «чистую» состязательность, лишенную всякого присутствия суда в соревновании сторон. Американский суд имеет определенные полномочия, связанные с координацией деятельности сторон и иных лиц, участвующих в деле, в целях наиболее эффек­тивного рассмотрения и разрешения спора, а также с разъяснением дела (спор­ных вопросов, формулировок и т.д.).

Следует отметить, что раскрытие материалов дела не всегда имеет значе­ние для судебного разбирательства. Большинство из раскрытых сведений мо­жет вообще не фигурировать в судебном разбирательстве, поскольку результа­ты раскрытия могут быть использованы на этой стадии лишь в той мере, в ка­кой это допускается правилами о доказательствах и доказывании1.

С учетом изложенного необходимо определить роль, которую играет процедура раскрытия материалов дела, функции, которые она выполняет в сис-

1 International Encyclopedia of Comparative Law. Vol. XVI. Civil Procedure. Chapter 6, 1984. С 253.

284

теме состязательного судопроизводства. Во-первых, раскрытие материалов де­ла выступает в качестве своего рода противовеса «господству» сторон над фак­тическим материалом, которое таит в себе опасность недобросовестного пове­дения и различного рода злоупотреблений сторон в вопросах доказательств и доказывания. Эта процедура способствует открытости процесса, которая, в свою очередь, помогает предотвращению несправедливого результата процес­суальной борьбы1. Во-вторых, раскрытие материалов дела служит также функ­ции судебного исследования и сокращает элемент неожиданности в процессе. Элемент неожиданности в судебном разбирательстве сокращается за счет того, что в результате раскрытия материалов дела стороны должны прийти на слу-шание «с открытыми картами на столе» . Поэтому цель для сторон состоит в том, чтобы после раскрытия материалов дела определить наилучшую правовую позицию для выигрыша дела и круг тех доказательств, которые будут наиболее полезны для подкрепления этой позиции3. В-третьих, процедура раскрытия ма­териалов дела отчасти служит также и средством урегулирования споров, по­зволяя сторонам до слушания дела выяснить, какие спорные вопросы между ними являются реальными, а какие - надуманными. Наконец, раскрытие мате­риалов дела влияет на определение предмета доказывания и относимость дока­зательств. Если в российском гражданском процессе относимость доказа­тельств выступает согласно статье 53 ГПК как правило поведения суда, в силу которого суд принимает только те из представленных доказательств, которые имеют значение для дела, то в англо-американской состязательной системе на относимость фактов, составляющих предмет доказывания по делу, а также

International Encyclopedia of Comparative Law. Vol. XVI. Civil Procedure. Chapter 6, 1984. С 18.

2 Hoffman L. Changing Perspectives to Civil Litigation II The Modern Law Review. Vol. 56. № 3. May. 1993. С 304.

3 International Encyclopedia of Comparative Law. Vol. XVI. Civil Procedure. Chapter 6, 1984. С 260.

285

доказательств, работает, в первую очередь, процедура раскрытия материалов дела.

Основным противовесом состязательности, на наш взгляд, выступает от­крытость процесса, препятствующая недобросовестному поведению процессу­альных противников. Именно цели открытости и служит процедура раскрытия материалов дела.

Возвращаясь к процедуре раскрытия материалов дела, следует отметить, что она носит принудительный характер, обеспеченный властью суда и санк­циями, налагаемыми на не исполняющую свои процессуальные обязанности по раскрытию материалов сторону. В Великобритании сторона, считающая, что список документов, представленных ей другой стороной, неполон, может через суд принудить другую сторону к раскрытию первоначально не включенных в список документов. Очень жестко в плане санкций построено законодательство США. Общий принцип заключается в том, что необоснованный отказ от рас­крытия материалов дела рассматривается как неуважение к суду. Согласно пункту (а) Правила 37 сторона, вручив обоснованное уведомление другой сто­роне и всем заинтересованным лицам, может подать заявление о выдаче прика­за, принуждающего к раскрытию материалов дела. Если допрашиваемое под присягой лицо вопреки указанию суда не приносит присягу и не отвечает на поставленные ему вопросы, его отказ может рассматриваться как неуважение к суду.

Приведенные выше положения Правил гражданского судопроизводства в федеральных районных судах США являются своего рода иллюстрацией к про­блеме ответственности в состязательном, а в принципе и не только в состяза­тельном, процессе. «Развитие процесса является, скорее, делом публичного ин­тереса и регулируется требованиями организованного и быстрого отправления правосудия»1.

International Encyclopedia of Comparative Law. Vol. XVI.

286

Современное правопонимание принципа состязательности включает в се­бя и обязательную процедуру раскрытия доказательств дела (ст. 9 АПК РФ 2002 г.). В противном случае стороны лишаются права ссылаться на эти доказа­тельства, т. е. предусмотрена своего рода санкция (п. 4 ст. 65 АПК РФ 2002 г.).

Таким образом, состязательный процесс - это не только тщательная под­готовка дела самими сторонами, но и санкции на не исполняющую свои обя­занности сторону.

По нашему мнению, недостаточно лишь законодательного введения пра­вил о досудебном раскрытии доказательств. На наш взгляд, необходима более определенная регламентация этой нормы. Представляется, что такая норма должна выглядеть следующим образом:

1. Если законом - либо договором предусмотрен досудебный (претензи­онный) порядок урегулирования спора, то в этом случае является обя­зательным для сторон соблюдение процедуры раскрытия материалов дела.

2. В случае нарушения сторонами обязанности по выполнению данной процедуры к ним может быть применена судом санкция процессуаль­ного характера, а именно, если каждая из сторон необоснованно отка­зывается от раскрытия материалов дела на досудебной стадии урегули­рования спора, т.е. не предоставляет другой стороне список документов относящихся к спорным вопросам между ними, которые находятся или находились у нее во владении, на хранении или под контролем, точно при этом определяя, какие документы до сих пор находятся у них, а ка­кие выбыли из-под контроля и где они в данный момент находятся, а в процессе судебного разбирательства эти материалы раскрывает перед судом, то такие материалы как документы, имеющие доказательствен­ное значение, не могут быть приняты судом как доказательства.

287

Принцип процессуального равноправия сторон представляет собой такое правило, в соответствии с которым арбитражным процессуальным законода­тельством обеспечивается равенство участвующих в деле лиц при обращении в арбитражный суд, в предоставлении равных возможностей использования про­цессуальных средств защиты своих интересов в арбитражном суде. В соответ­ствии со ст. 8 АПК РФ 2002 г. правосудие в арбитражном суде осуществляется на началах равенства сторон. Это положение конкретизировано в ч. 4 ст. 44 АПК РФ 2002 г., где записано, что стороны пользуются равными процессуаль­ными правами. Согласно данному принципу, закон представляет в арбитраж­ном процессе истцу и ответчику равные процессуальные возможности по защи­те своих прав и охраняемых законом интересов. Стороны, независимо от того, являются они гражданами или организациями, наделяются равными процессу­альными правами. Какие-либо юридические преимущества одной стороны пе­ред другой в арбитражном процессе исключаются. Правами, перечисленными в ст. 41, как и в других статьях АПК РФ 2002 г., в равной мере наделены как ис­тец, так и ответчик. Эти права составляют содержание принципа равноправия. Так, в соответствии со ст. 49 АПК РФ 2002 г. истец вправе отказаться от иска, а ответчик - признать иск. Истец вправе изменить основание иска, а ответчик -основание своих возражений. Таким образом, в арбитражном процессе ни одна из сторон не пользуется никакими преимуществами перед другой. Всё, что по­зволено процессуальным законом одной из сторон, должно быть позволено и другой.

Принцип доступности судебной защиты прав и законных интересов в ар­битражном процессуальном праве представляет собой правило, в соответствии с которым всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в порядке, преду­смотренном законом, в арбитражный суд за защитой прав и интересов и от­стаивать их в судебном процессе. При этом отказ от права на обращение в ар­битражный суд недопустим и недействителен. Условия договоров, содержащие отказ от права на обращение в арбитражный суд, являются ничтожными.

288

Конституция РФ закрепила в ст. 46 принцип доступности судебной заши­ты прав и законных интересов. Основу его составляют следующие элементы:

возможность каждого заинтересованного лица обратиться в соответствии со ст. 46 Конституции РФ за судебной защитой в соответствующий компетент­ный суд России;

доступность судебной защиты в арбитражном судопроизводстве, которая выражается в наличии у сторон и иных лиц, участвующих в деле, широких процессуальных прав и возложении на арбитражный суд обязанности оказы­вать им содействие в их осуществлении;

доступность судебной защиты, связанная с возможностью приостановле­ния производства по делу, оставления заявления без рассмотрения, прекраще­ния;

доступность судебной защиты связана с широкой возможностью апелля­ционного и кассационного обжалования решения арбитражного суда;

доступность судебной защиты связана и с отсутствием института отказа в принятии заявления;

участие сторон в реальном исполнении судебных актов арбитражных су­дов в исполнительном производстве.

Принцип сочетания устности и письменности арбитражного процесса представляет собой возможность арбитражным судом исследования доказа­тельства, полученного устным путем и в письменной форме1.

Традиционно преобладающее значение придается устности, хотя сторо­нам, суду и другим участникам процесса приходится закреплять свои отноше­ния и совершать процессуальные действия преимущественно в письменной форме. В устной форме осуществляется ведение судебного заседания; объясне­ния лиц, участвующих в деле, и заключения экспертов заслушиваются устно; вопросы всем участникам процесса задаются также устно и т.п. С другой стороны, требования процессуальных норм предписывают письменную форму

1 Арбитражный процесс / Под ред. Р.Е. Гукасян, В.Ф. Тараненко. М., 1996. С. 18.

289

для искового заявления, обязательности ведения протокола (ст. 155 ЛПК РФ 2002 г.), решения арбитражного суда, апелляционной и кассационной жалоб, протеста в порядке надзора и т.п. Некоторые процессуальные действия могут быть совершены как в письменной, так и в устной форме: например, заявление ходатайств и возражение против них в ходе судебного заседания возможно в письменной и устной формах1.

Принцип непосредственности исследования доказательств представляет собой правило, согласно которому судьи арбитражного суда при рассмотрении спора обязаны лично воспринять все собранные по делу доказательства и обос­новать решение только исследованными в судебном заседании доказательства-ми . Данный принцип закреплен в гл. 1 «Основные положения» ст. 10 АПК РФ 2002 г. и действует не только при рассмотрении дела судом первой инстанции, но и на других стадиях процесса. Исследование доказательств с соблюдением всех требований принципа непосредственности — очень эффективный способ достижения истины по делу. Участвуя непосредственно в работе с материалами дела, лично заслушивая объяснения участвующих в деле сторон и других уча­стников процесса, судьи тем самым могут осуществлять проверку представлен­ных материалов и объяснений этих лиц более действенно. В АПК РФ 2002 г. установлены некоторые исключения из принципа непосредственности. Они связаны с действием в арбитражном процессе таких институтов, как обеспече­ние доказательств (ст. 71), судебные поручения (ст. 73, 74), осмотр доказа­тельств в месте их нахождения (ст. 78). Нарушение принципа непосредственно­сти в судебном разбирательстве дела является основанием к отмене вынесенно­го арбитражным судом решения .

Принцип непрерывности судебного разбирательства представляет собой такое правило, согласно которому разбирательство дела осуществляется при

Капанович И.В. Арбитражный процесс. Вопросы и ответы. М., 1999. С. 12.

2 Капанович И.В. Указ. Соч. С. 16.

3 Комментарий к ЛПК РФ ... С. 22.

290

неизменном составе суда (п. 2 ст. 18 АПК РФ 2002 г.). В случае замены одного из судей в процессе разбирательства дела оно должно быть произведено с само­го начала. Тем самым обеспечивается целостность восприятия одним и тем же составом арбитражного суда или судьи доказательственного материала, иссле­дованного по делу. Основной смысл, заложенный в этот принцип, состоит в том, чтобы обеспечить внимательный подход к рассмотрению и разрешению дела. Перерыв в судебном заседании может быть назначен только для отдыха (в исключительных случаях - болезнь судьи, необходимость получения доказа­тельств - на срок, не превышающий пяти дней). До принятия решения по делу или до отложения его рассмотрения арбитражный суд не вправе рассматривать другие дела.

Принцип досудебного (претензионного) порядка урегулирования эконо­мических споров представляет собой взаимные действия сторон, направленные на разрешение возникших разногласий без вмешательства судебных органов и является отраслевым принципом арбитражного судопроизводства.

Хозяйствующий субъект (юридическое лицо или гражданин — предпри­ниматель), считающий, что его права нарушены ненадлежащими действиями другой стороны хозяйственной деятельности, обращается к нарушителю обяза­тельств с требованием в установленный срок устранить нарушение. Получатель претензии рассматривает ее и, если находит доводы обоснованными, предпри­нимает необходимые меры к устранению допущенных нарушений.

Значение возможности претензионного порядка урегулирования споров заключается в том, что такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгод­ному разрешению возникших разногласий и споров.

Правовой институт доарбитражного урегулирования споров впервые был установлен еще в 30-е гг. и в последующем развивался по мере совершенство­вания законодательства, регулирующего хозяйственные отношения и деятель-

291

ность органов арбитража . Совет Министров СССР в постановлении от 23 июля 1959 г. «Об улучшении работы государственного арбитража»2 подчеркнул, что до обращения с иском в органы государственного арбитража предприятия, ор­ганизации и учреждения обязаны предъявить претензию другой стороне и при­нять необходимые меры к урегулированию возникших споров.

Положения о Госарбитражах3, утвержденные в 1960 - 1961 гг., содержат специальные нормы, устанавливающие следующее: при поступлении искового заявления государственные арбитражи проверяют, были ли приняты истцом меры к урегулированию спора непосредственно с ответчиком. В случае отсут­ствия доказательств принятия таких мер исковые заявления к рассмотрению не принимаются и возвращаются истцу. Таким образом, участники спора должны были сами принимать все необходимые меры по его урегулированию. Это принципиальное положение было закреплено в Правилах рассмотрения хозяй­ственных споров государственными арбитражами4, хотя урегулирование споров проводилось до возникновения арбитражного производства.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что доарбитражное урегулирование хозяйственных споров носило обязательный характер для субъектов спорных правоотношений.

Процедура доарбитражного урегулирования хозяйственных споров пре­следовала следующие цели: попытаться примирить стороны; обеспечить сторо­ны доказательственным материалом перед обращением в государственный ар­битраж. Такая процедура доарбитражного урегулирования хозяйственных спо­ров просуществовала достаточно долго.

См.: Либермаи ФХ, Фалькович М.С. Доарбитражное урегулирование хозяйственных споров. М, 1997. С.5.

2 См.: СП СССР. 1953. № 15. Ст. 105.

3 См.: Положение о Госарбитраже при Совете Министров СССР. М., 1961. Ст. 7.

4 Сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Минист­ ров СССР. М., 1967. Вып. 26. С. 4 - 5.

292

В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» положение о претензионном порядке урегулирования споров, утвержденное Постановлением Верховного Совета РФ от 24 июня 1992 г. (№ 3116-1), признано утратившим силу с 1 июля 1995 года.

Таким образом, процедура досудебного урегулирования споров практиче­ски полностью перестала существовать лишь за некоторыми исключениями: когда на соблюдение досудебного (претензионного) порядка урегулирования споров есть прямое указание в законе (например, ФЗ «О связи», ФЗ «О феде­ральном железнодорожном транспорте»); публичный договор (ст. 426 ГК РФ).

Согласно ч. 5 ст. 4 АПК РФ 2002 г., если федеральным законом установ­лен для определенной категории споров досудебный (претензионный) порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор может быть передан на рассмотрение арбитражного суда лишь после соблюдения такого порядка.

Досудебный (претензионный) порядок урегулирования споров, установ­ленный ч. 1 ст. 135 Транспортного устава железных дорог Российской Федера­ции 1997 г.; п. 1ст. 403 Кодекса Торгового Мореплавания РФ 1999 г.; п. 1 ст. 161 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ 2001 г.; ст. 158 Устава ав­томобильного транспорта РСФСР 1969; п. 1 ст. 126 Воздушного кодекса РФ 1997 г. применяется до принятия соответствующих федеральных законов. В на­стоящее время Федеральным законом «О связи», Законом РФ «О почтовой свя­зи», досудебный (претензионный) порядок разрешения споров сохранен.

Перечисленные транспортные уставы должны применяться с учетом норм части II ГК РФ (гл. 40).

При составлении различных договоров хозяйствующие субъекты могут предусмотреть в качестве первого шага разрешения споров по вопросу испол­нения обязательств именно претензионный порядок. В таком случае для сторон договора досудебный порядок урегулирования спора по данному договору бу­дет обязательным.

293

Применительно к рассматриваемому вопросу о досудебном порядке уре­гулирования спора необходимо сказать еще об одном случае, когда соблюдение такого порядка необходимо. Речь идет об изменении и расторжении договора.

Согласно ч. 1 ст. 450 ГК РФ, изменение и расторжение договора возмож­ны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими зако­нами или договором.

Исключение составляют два случая, когда допускается изменение и рас­торжение договора по требованию одной из сторон и по решению суда:

- при существенном нарушении договора другой стороной;

- в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

Сущность процедуры досудебного урегулирования изложена в ч. 2 ст. 452

ГК РФ, согласно которой заинтересованная сторона до обращения в суд должна

»

направить другой стороне предложение изменить или расторгнуть договор. При этом иск может быть заявлен в суд только после получения отказа другой сто­роны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения от­вета в 30-дневный срок.

Необходимо иметь в виду, что досудебный (претензионный) порядок уре­гулирования споров является обязательным для истца только в случаях, уста­новленных федеральным законом и договором (ст. 148 АПК РФ 2002 г.). Если же он предусмотрен положениями, правилами и другими подзаконными акта­ми, то его соблюдение не является обязательным.

Так, Высший Арбитражный Суд РФ, информируя арбитражные суды о Правилах распространения периодических печатных изданий по подписке (утв. Постановлением Правительства от 14 марта 1995 г. № 250), обратил внимание на то, что «предусмотренное в разделе пятом Правил предъявление претензии подписчиком к редакции, издателю, распространителю, когда споры с участием названных субъектов подведомственны арбитражным судам, не является обяза­тельным условием обращения с иском в арбитражный суд, поскольку досудеб-

294

ное урегулирование споров обязательно для сторон в случаях, предусмотрен­ных федеральным законом или договором» (информационное письмо ВАС РФ от 29.05.95)'.

В настоящее время не существует единых правил предъявления претен­зий. Каждый из нормативных актов, устанавливающих обязательность претен­зионного порядка, содержит свои правила предъявления претензий. При уста­новлении обязательного досудебного порядка урегулирования спора в договоре правила предъявления претензии и сроки также определяются этим договором. Рассмотрим некоторые из правил.

1. В соответствии с ч. 1 ст. 737 ГК РФ до предъявления к перевозчику ис­ка, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или ко­дексом. В ч. 2 ст. 737 ГК РФ установлен 30-дневный срок рассмотрения пере­возчиком претензий, вытекающих из перевозки грузов независимо от содержа­ния и вида перевозки.

2. Претензии, возникающие из несохранности перевозки грузов автомо­бильным транспортом, предъявляются к автотранспортному предприятию -ст. 163 Устава автомобильного транспорта РСФСР (срок предъявления претен­зии б месяцев).

3. В соответствии со ст. 38 Федерального закона «О связи» при неиспол­нении или ненадлежащем исполнении обязательств при предоставлении услуг связи или выполнении работ в области связи, пользователь связи вправе предъ­явить оператору связи, предоставляющему услуги или выполняющему работы, претензии, в том числе, требование о возмещении ущерба (срок предъявления претензии зависит от вида договора).

При отклонении претензии или неполучении ответа в установленный для ее рассмотрения сроки заявитель имеет право предъявить иск в суд или арбит­ражный суд.

1 См.: ВВАС РФ. 1995. № 8. С. 9.

295

ф

<< | >>
Источник: Григорьева Тамара Александровна. ПРОБЛЕМЫ АРБИТРАЖНОЙ ЮРИСДИКЦИИ В РОССИИ. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПУТИ РЕШЕНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов - 2002. 2002

Еще по теме 3.3. Правосудие как способ защиты субъектов предпринимательской деятельности в арбитражном судопроизводстве:

  1. Виды, правовые формы предпринимательской деятельности без образования юридического лица.
  2. §2. Элементы предприятия как имущественного комплекса.
  3. ГЛАВА 1. ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ УЧАСТИЯ ИНОСТРАННЫХ КОМПАНИЙ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ.
  4. §2. Специфика правового регулирования участия иностранных компаний в предпринимательской деятельности России через их обособленные подразделения.
  5. §1. Государственная регистрация коммерческих организаций с иностранным капиталом как процедура легализации участии иностранных юридических лиц и предпринимательской деятельности на территории России.
  6. §3. Запреты ограничительного характера на участие иностранных компаний в отдельных сферах предпринимательской деятельности в России.
  7. § 3. Субъект лжепредпринимательства
  8. 2.4. Обеспечение баланса интересов налогоплательщиков и налоговых ор ганов как способ минимизации налоговых споров
  9. § 1. Общая характеристикатребований участников долевого строительства к застройщику и способов защиты их прав в контексте проблематики гражданско-правового режима многоквартирного дома
  10. § 3. Обязательственно-правовые способы институциональной гражданско-правовой защиты законных интересов собственников
  11. Глава 1. Коммуникативное взаимодействие ОВД с институтами гражданского общества как основа организации их совместной деятельности
  12. Особенности нормативно-правового механизма защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  13. ГЛАВА V. ИНСТИТУТ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ ОТ ДИСКРИМИНАЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  14. ОГЛАВЛЕНИЕ
  15. 3.3. Правосудие как способ защиты субъектов предпринимательской деятельности в арбитражном судопроизводстве
  16. Глава 4. СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ
  17. 4.1. Экономические споры как предмет регулирования арбитражного процесса
  18. 4.3. Понятие защиты права в арбитражном процессе
  19. 4. Вещно-правовые способы защиты права собственности
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -