<<
>>

3.2. Арбитражные суды в системе судебной власти России

Проблема независимости судебной власти постоянно находит отражение в юридической литературе. Так, в первой половине XIX в. в русской юридиче­ской науке учёные пришли к выводу о необходимости коренной реформы сис­темы правосудия.

Высказывались доводы в пользу реализации таких правовых

1 Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве РФ // Государство и право. 1996. №11. С. 93.

208

принципов, как разделение властей, равенство всех перед законом, независимо­сти судей, выборности судей населением, гласности судебного процесса, состя­зательности гражданского судопроизводства и др. Обосновывалась необходи­мость введения суда присяжных, института мировых судей, особых судов для крестьян, торговых судов, палаты судебного взыскания, кассационных судов. Доказывалась важность сокращения сроков судопроизводства, снижения гербо­вого сбора, отмены чрезвычайных (особых) судов и др.

Все перечисленные предложения в какой-то мере были учтены при про­ведении судебной реформы 1864 г. "Судебные уставы 20 ноября, - писал А.Д. Градовский, - объявили полную независимость суда от администрации... Теперь судебное ведомство составляет одно хорошо централизованное целое, независящее ни от какой посторонней власти"1. Правовая мысль, заимствуя по­ложения зарубежной юридической науки, формировала отечественное право-судие по образцам западноевропейских судебных систем .

Скрупулезный анализ трудов русских ученых не дает оснований для вы­вода, что до издания судебных уставов идея независимости судебной власти для отечественной юриспруденции была terra incognita. Наоборот, принцип самостоятельной судебной власти и независимости судей признавался русской правовой мыслью задолго до принятия судебных уставов 1864 г. В начале XIX в. М.А. Балугьянский (1769 - 1847), первый ректор Петербургского уни­верситета и соратник М.М. Сперанского, в своей известной записке — програм­ме перестройки судебных органов, писал: "Без независимости судебной власти

1 Градовский АД.

Собр. соч. СПб., 1904. Т. 9. С. 585.

2 См.: Современные зарубежные исследования русской правовой мысли XIX века. М., 1982. Вып. 1. С. 58-60; Романов Л.К. Правовая система Англии. М., 2002. Для английской судебной системы характерны некоторые особенности, первая из них сводится к отсутствию единой судебной системы. Суды Англии — это несколько судебных систем. Вторая особен­ ность состоит в том, что подавляющее большинство гражданских дел рассматривается не в судах, а главным образом в досудебных, альтернативных процедурах и учреждениях, в том числе с участием судей. Английская судебная система существует более 900 лет.

209

от правительственной нет законного правосудия... Там, где правительственная власть может давать повеление судьям судить то или другое, пересматривать их приговоры, остановить исполнение, там не закон царствует, а произвол"'.

Однако, несмотря на разработку такой программы и даже принятие ее в университетах, нормативное закрепление самостоятельности судебной власти произошло лишь с изданием судебных уставов 1864 г. Министр внутренних дел России Ланский о правовом статусе судебной власти накануне принятия судеб­ных уставов образно заявил, что "администрация ездила на юстиции"2. И это понятно, поскольку социальный статус суда формировался под воздействием исторических традиций российского государства, где "судебная деятельность составляла одно целое с деятельностью административной: суд - только прида­ток администрации, и такая точка зрения, освященная всем долгим прошлым русского суда и управления, была свойственна и большинству русских людей"3. Такое положение суда в России подвергалось критике со стороны европейских юристов, задававших вопрос: "Зачем у вас судейская власть не поставлена са­мобытно относительно других властей?", на который они получили неизмен­ный ответ: потому что правительство не выносит никакой самостоятельной власти4.

Большинство наших современных проблем судоустройства можно рас­сматривать в качестве прямого следствия чрезмерной политизации суда, иссле­дования его, прежде всего, в качестве органа, защищающего интересы носите­лей высшей государственной власти, а не прав и свобод граждан.

Начиная с первых лет советской власти, суд рассматривался в качестве орудия охраны интересов господствующего класса и потому "в нашей практике

1 См.: Косачевская ЕМ. М.А. Балугьянский и Петербургский университет первой чет­ верти XIX века. Л., 1971. С. 248.

2 Цит. по: Леонтьев А. Суд и его независимость. СПб., 1906. С. 19.

3 Готье IO. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. М., 1913. Т. 1.С. 387.

4 Герцен А.И. Собр. соч.: В 30 т. М, 1954. Т.1. С. 281.

210

необходимо избегать таких форм суда, - писал Н.В. Крыленко, - которые могли бы в критический для пролетариата момент дать перебой и изменить его клас­совым интересам... Нам нужна наша, "классовая справедливость" рабочих и крестьян, а потому нам нужен такой суд, в котором бы нам был всегда гаранти­рован голос рабочей и крестьянской совести, а не какой-либо другой". С целью проведения классового подхода Декретом № 1 Совнаркома о суде от 22 ноября 1917 г. были упразднены "донные существующие общесудебные установления" (§ 1) и организованы суды, образуемые на основании демократических выбо­ров. Действие института мировых судей было приостановлено. Вместо них бы­ли образованы местные суды, состоящие из судьи и двух очередных народных заседателей. При этом, как ни странно, Н.В. Крыленко расценивал это нововве­дение как сохранение, исправление и улучшение института мировых судей, хо­тя мировой судья традиционно рассматривал дела единолично. Декрет допус­кал избрание судей районными, волостными, уездными, городскими и губерн­скими Советами, составлявшими и списки народных заседателей. Таким обра­зом, "факт классового подбора состава судей, а не их демократического избра­ния имел место в действительности". Для рассмотрения тяжких преступлений Совет избирал революционный трибунал. "Ничего неприемлемого в организа­ции исключительных судов, - писал Н.В. Крыленко, - мы не находим и, наобо­рот, считаем, что это есть совершенно правильная постановка вопроса".

Харак­терно, что в соответствии с приказом Совета народных комиссаров, опублико­ванном в газете Временного Рабоче-крестьянского правительства от 5 декабря 1917 г., члены и руководящие деятели партии конституционных демократов, как партии, враждебной народу, подлежали аресту и преданию суду Революционного трибунала.

Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. отменил всеобщие выборы судей и установил выборы судей всех уровней Советами. Причем Совет мог отозвать судей в любой момент. В 1917-1918 гг. суды в России организовывались в со­ответствии со следующими основными принципами судоустройства: централи-

211

зации единой судебной системы, классовых интересов и кассационного обжа­лования. Судебная система состояла из "трех колен": народного, губернского и верховного суда. Причем народный суд создавался и зависимым и сменяемым, "поскольку, — писал Н.В. Крыленко, - он является органом государственной власти. Неудивительно, что текучесть судей доходила до 90% в год, а Ногин, Рыков, Малютин, Теодорович, Рязанов, Ларин и Шляпников на заседании ВЦИК 17 ноября 1917 г. заявили о необходимости образования правительства из всех партий. В противном случае есть только один путь: сохранение чисто большевистского правительства средствами политического террора.

Идея независимости судей (суда) как таковая имеет давние истоки. Ис­следователи народных верований обнаруживают их в самобытной жизни рус­ских крестьян, среди которых существовало стойкое убеждение, передаваемое из поколения в поколение, о возможности воздействия колдовскими чарами на сельский суд. Сошлемся хотя бы на описанные А. Левенстимом случай: в воло­стном суде ответчик заявил суду: противная сторона, чтобы выиграть дело, ре­шила воздействовать на суд силою чародейства. Когда обыскали истца, то у не­го в шапке были найдены "несколько тряпичек, узелок и какое-то зелье". Суд признал эти вещи чарами и постановил: не рассматривая тяжебного дела, нака­зать виновника 20 ударами разг. В другом деле суд заметил, что ответчик рас­сыпал мак около судейского стола. Было признано: сторона занимается колдов­ством — и потому взыскано с нее 3 руб.1

Казалось бы, после социалистической революции в России независимость судебной власти должна была стать, наконец, реальностью. Однако этого не произошло, поскольку неприятие принципа независимости судей составляло неизменный лейтмотив идеологии социалистического государства, основанной на принципе "классового насилия". И когда Конституция СССР 1936 г. провоз­гласила принцип независимости судей (ст. 113), понадобилось специально ис-

1 Левенстим А А. Суеверие и его отношение к уголовному праву // Журнал Министер­ства юстиции. 1897. № 2. С. 55.

212

^ толковывать, от кого и в какой степени независимы судьи. Поэтому журнал

"Советская юстиции", давая разъяснение содержания этой конституционной нормы, отмечал, что это "вовсе не исключает проверки Наркомюстом, органами государственного управления правильности исполнения судами советских за­конов"1. Свою позицию журнал обосновал ссылкой на положение о Народном комиссариате юстиции, где было сказано, что этот комиссариат "проверяет пу­тем ревизий деятельность судов и правильность применения ими законов при

* рассмотрении уголовных и гражданских дел" .

Впоследствии право контроля за деятельностью судов получило отраже­ние в Законе РСФСР о судоустройстве (1960) устанавливавшем, что контроль­ную функцию Министерства юстиции (исполнительной власти) осуществляет, в частности, путем проведения "ревизий и направления неправильно разрешен­ных дел с представлениями председателям соответствующих судов для разре­шения вопроса об опротестовании решений, приговоров, определений и поста­новлений", издания "приказов и инструкций по организации и улучшению ра­боты" (ст. 50).

Приведенная статья закона изменялась дважды: в 1964 г. в ней уже гово­рилось о контроле и руководстве деятельностью судов лишь со стороны Вер­ховного Суда РСФСР, а не со стороны правительственного органа (придание Верховному Суду РСФСР судебно-управлеических функций привело к факти­ческому объединению в одном органе судебного надзора и судебного управле­ния - различных по существу и форме функций); в 1971 г. - о праве органов юстиции на организационное руководство судами. Вследствие этого исполни­тельная власть по существу лишалась нормативного основания для непосредст­венного вмешательства в процесс осуществления правосудия. И если в послед­ние два десятилетия организационный принцип независимости судей деклари­ровался законодательством как закон, практика повсеместно отступала от него

1 Советская юстиция. 1937. № 11. С. 2. \ 2 Там же. С. 1.

213

по тем же причинам: непризнание разделения властей и провозглашение клас­совой природы правосудия. Комиссар юстиции П. Стучка по этому поводу пи­сал: "Советская власть с 25 октября 1917 г. в РСФСР является одновременно властью законодательной и исполнительной, а равно и судебной. Она не отри­цает технического деления труда, но она отказывается от лицемерных теорий независимости одной власти от другой"1.

"Всякая пролетарская революция, — утверждал тот же автор в статье "Пролетарская революция и суд" - начинает с того, что она на деле разбивает теорию Монтескье о разделении властей"2. На этой идеологической догме по­коилось и законодательство о судебной системе, уравнявшее суды и органы ад­министрации, а практика отзыва судей обусловила реальную зависимость пер­вых от вторых. Такое положение судебной системы постоянно получало идео­логическое "обоснование". Так, на III съезде деятелей юстиции докладчик по проекту уголовного кодекса член коллегии Комиссариата юстиции призывал: "Забудьте иллюзии о независимости судей. Это буржуазный вздор"3.

Таким образом, социальный заказ юридической науке, законодателю, ко­торый влиял на моделирование правосудия, организация судебной системы, ис­ходил не от подавляющего большинства населения, а от "революционного авангарда", занимавшегося коренным переустройством государства. Но именно он и задавал тон правовой жизни, в прямом соответствии с тем, как его конста­тировал Г. Плеханов: "Когда мы говорим, что данное произведение вполне вер­но духу, например, эпохи Возрождения, то это значит, что оно совершенно со­ответствует преобладавшему в то время настроению тех классов, которые зада­вали тон общественной жизни"4.

1 Стучка П. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964. С. 262.

2 Там же. С. 262.

3 Цит. по: Полянский Н. Советское законодательство о судоустройстве в его основных моментах // Право и жизнь. 1927. № 8/10. С. 91.

4 Плеханов Г.В. Избранные философские произведения: В 5 т. М., 1956. Т. 2. С. 248.

214

Оценивая в ретроспективе отечественное правосудие, можно отметить как много в него было привнесено от утопии. И это не случайно: ортодоксаль­ная схема социализма, как выяснилось сейчас, в конце XX века, была утопиче­ской. Но об утопичности социалистической модели правосудия еще не было ничего известно, да и не могло быть известно, так как выяснилось это лишь то­гда, когда общество стало подводить итоги его функционирования.

Как органы судебной власти арбитражные суды субъектов Российской Федерации впервые были определены Законом РСФСР «Об арбитражном суде» от 4 июля 1991 года. До этого момента хозяйственные споры между предпри­ятиями, учреждениями, организациями рассматривались и разрешались орга­нами государственного арбитража, которые судебными органами не являлись. В юридической литературе органы государственного арбитража определялись то, как особые административные органы, то как органы с двойной природой, имеющие наряду с правоохранительными и управленческие функции.

В последний период своей деятельности государственный арбитраж мог бы быть охарактеризован как орган переходного, по отношению к суду, типа, так как нес в себе многие черты, свойственные суду.

Опыт государственного арбитража не утратил своей актуальности и в наши дни. К нему неоднократно обращались при подготовке новых законода­тельных актов об арбитражных судах. Инструктивные указания Госарбитража РСФСР широко используются при рассмотрении споров по ряду хозяйственных отношений (поставке, перевозке т.д.).

Потребность в формировании государственного органа иной правовой природы, чем прежде, была продиктована причинами экономического , поли­тического, социального характера, немаловажное значение имел и мировой опыт разрешения коммерческих и торговых дел.

Становление системы конституционных принципов осуществления су­дебной власти происходило под влиянием ряда важнейших факторов, создав­ших новую правовую базу для функционирования судебных органов на совре-

215

менном этапе. К числу этих факторов относятся: принятие на законодательном уровне Концепции судебной реформы: введение в действие Декларации прав и свобод человека и гражданина; принятие всенародным голосование Конститу­ции РФ 1993 г.; Законодательное закрепление судебных гарантий реализации прав и свобод человека и гражданина; упрочение конституционного судебного контроля. В числе источников нельзя не отметить тех важнейших актов между­народных организаций, которые оказывают несомненное воздействие на прове­дение судебной реформы в России. С одной стороны, конституционное регули­рование данной сферы государственной деятельности согласуется с междуна­родными договорами и стандартами в сфере прав человека, прежде всего с Международным Пактом о гражданских и политических правах и иными прин­ципами и нормами международного права (в соответствии со ст. 17 Конститу­ции РФ).

В литературе отмечено, что Конституция Российской Федерации многое заимствовала из зарубежного конституционного опыта в сфере трансформации положений основных международных документов в содержании тех отраслей национального законодательства, которые более всего связаны с регулировани­ем правового положения личности. Это свидетельствует о тенденции к посте­пенному сближению общепризнанных принципов международного права и норм национального законодательства, что проявляется во взаимной рецепции правовых предписаний, имплементации соответствующих норм и принципов на базе международных стандартов в процессе проведения судебной реформы1.

Создание современной модели организации и функционирования судеб­ной власти - относительно новая задача, поставленная в повестку дня судебной реформой и развитием социально-правовых исследований в эпоху формирова­ния рыночной экономики. И хотя осталось еще много нерешенных и неясных

1 См., Колосовий СА., Кузнецов ИЛ. Соотношение уголовно-процессуального и уго­ловного права: (в свете современной концепции судебной реформы / Государство и право. 1996. №12. С. 76.

216

вопросов, касающихся, в частности, организации судебной системы, однако четко проявилось понимание того, что без обеспечения независимости судеб­ной власти достичь правосудия "нового типа" невозможно. Видимо, в ряду всех целей судебной реформы создание условий, обеспечивающих судам новое ка­чество, является делом первостепенной важности.

В настоящее время есть основания утверждать, что судебная власть вы­ступает именно как власть, а не как простая сумма полномочий судебных орга­нов. Это значимо для теории и является важной практической задачей. Ее суть состоит в том, что создание авторитетной судебной власти связано в первую очередь с превращением системы судебных органов в судебную власть, при­званную стать хранительницей гражданского мира, прав и свобод человека, обеспечить законность и справедливость в обществе. Не случайно одной из за­дач в арбитражных судах закрепляется справедливое публичное судебное раз­бирательство независимым и беспристрастным судом, основанным на законном рассмотрении дел'. Именно в этих сферах общественной жизни судебная власть не только не должна уступать двум другим властям в авторитете и действенно­сти, но с позиций защиты прав человека, принципов демократии и законности она приобретает особое значение, сдерживая и ограничивая органы власти и управления пределами закона2.

В соответствии с Конституцией РФ 1993 г. деятельность судов включает­ся в механизм разрешения разногласий между органами государственной вла­сти Российской Федерации и ее субъектов либо между органами самих субъек­тов (п. 1 ст. 85); они являются инстанцией, рассматривающей вопросы о проти­воречиях актов органов исполнительной власти субъектов РФ федеральной Конституции, федеральным законам, международным обязательствам России,

См.: Яковлев В.Ф. Суд приемлет лишь диктатуру закона // Российская газета. 2000, 10 июля.

2 См.: Топорпип Б.Н. Суд и разделение властей // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. №6. С. 26.

217

либо нарушающих права и свободы человека и гражданина, когда такая колли­зия (нарушение) влечет приостановление актов субъектов федерации Прези­дентом (п. 2 ст. 85). К компетенции судебных органов отнесены и определен­ные мероприятия в процедуре отрешения Президента от должности — в соот­ветствии со ст. 93 Конституции РФ.

Конституция и иные законодательные акты содержат не только конкрет­ные полномочия судов по предметам их ведения в тех или иных отраслях права, но и определенные функциональные полномочия, т.е. соответствующие права и обязанности судов в области правосудия, судебного надзора, конституционного контроля и т.д. Анализируя данные функциональные полномочия, И.М. Зайцев справедливо отмечает, что ими, с одной стороны, охватываются права, обеспе­чивающие подчинение соответствующих субъектов судебной власти и опреде­ляющие положение суда во взаимоотношениях с иными органами. С другой стороны - это разноплановые обязанности и, прежде всего — обязанность долж­ным образом справедливо и своевременно рассматривать споры о праве, без че­го правосудие вообще немыслимо1. Эта обязанность конкретизируется целым рядом процессуальных предписаний, с помощью которых судьи должны точно и неуклонно применять закон.

Таким образом, совокупность полномочий, установленных ФЗ соответст­вующему виду судов для решения общих для всей судебной системы вопросов их ведения, в которых выражаются задачи и функции по осуществлению еди­ной судебной политики в РФ, и составляют в целом компетенцию судебных ор­ганов. Содержание этой компетенции многозначно. Для ее рассмотрения необ­ходимо исходить из задач и функций, определяемых судебной политикой, уста­новить конституционно закрепленный круг предметов ведения судебной систе­мы и раскрыть полномочия (права и обязанности) каждого вида судов по реше­нию вопросов их ведения. Объем их компетенции обусловлен осуществлением

1 См. об этом подробно: Зайцев И.М. Судебная власть в гражданском процессе // Рос­сийская юстиция. 1994. № 2. С. 25.

218

государственной власти судебными органами в особой сфере общественной жизни в зависимости от их специализации — "по горизонтали" (общие, арбит­ражные суды и т. д.), а также территориальным масштабом деятельности каж­дого звена судебной системы - "по вертикали" (высшие, иные федеральные су­ды, суды субъектов федерации).

В отличие от рассмотренного порядка закрепления компетенции в отно­шении общих и арбитражных судов, Конституционный суд Российской Феде­рации имеет существенную особенность, в силу которой Конституция отражает не только предметы его ведения, связанные с осуществлением судебной власти по защите конституционного строя, но и конкретный перечень полномочий. Правовое регулирование деятельности Конституционного суда после его соз­дания претерпело эволюцию развития и изменялось, отражая политическую расстановку сил в обществе1. За короткий период неоднократно изменялись конституционные и законодательные основы его организации и деятельности2.

Все вышесказанное настоятельно требует освободиться от идеологиче­ской уверенности и критически переоценить нашу историю, а главное — необ­ходимо выработать научную концепцию судоустройства в Рф и воплотить ее в жизнь.

Оптимальное судоустройство в правовом государстве является одним из важнейших звеньев не только судебной реформы, но и государственного "строительства" в целом. В концепции судебной реформы в Российской Феде­рации, внесенной 10 октября 1991 года Президентом России Б.Н. Ельциным в

1 См. об этом, напр.: Витрук Н.В. Вступительная статья // Федеральный конституци­ онный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации". Комментарий. М., 1996. С. 6 - 10; Блапкепагель А. "Детство, отрочество, юность" Российского Конституционного Суда. М, 1996.; Шаблинский И.Г. Пределы власти. Борьба за Российскую конституционную реформу (1989 - 1995). М., 1997.

2 См.: ВСНД РСФСР и ВС РСФСР (с 1992 года Российской Федерации), 1990 г. № 29 Ст. 395; 1991 г. № 19. Ст. 612; № 22. Ст. 776; № 30. Ст. 1017; 1992 г. № 20. Ст. 1084; 1993 г. № 2. Ст. 55.

219

Верховный Совет республики, в ходе судебной реформы, в частности, предпо­лагается разрешить несколько проблем:

- учесть национально-государственное устройство Российской Федера­ции;

- принять во внимание потребности специализации судебной деятельно­сти;

- максимально приблизить суд к населению, чтобы облегчить доступ гра­ждан к правосудию.

В этой связи в настоящее время первостепенное значение приобретают проблемы, связанные с теоретическими исследованиями, юридическим обеспе­чением и практическим внедрением федеральных и республиканских судов, осмыслением необходимости специализированных судов, общей и мировой юстиции. К сожалению, Основы законодательства Союза ССР и союзных рес­публик о судоустройстве, принятые 13 ноября 1989 года, не ответили на многие теоретические и практические вопросы.

В настоящее время в период создания на основе союзных республик неза­висимых государств, возрастания национального самосознания и провозглаше­ния республиками государственного суверенитета, чрезвычайно актуальным стал вопрос о создании единого правового пространства между учредителями союза независимых государств, образования самостоятельных республиканских судебных органов, выносящих окончательные судебные решения. К сожале­нию, до сих пор независимые государства не подписали каких-либо документов о создании межгосударственного суда, который мог бы принимать к своему рассмотрению споры исполнительных органов различных государств, юриди­ческих и физических лиц, проживающих в различных государствах и т.д. Есть точка зрения о том, что независимым государствам рано или поздно придется создавать такой межгосударственный судебный орган, например, по образцу европейского суда.

220

Создание межгосударственного суда в этом случае позволит выработать единые термины, наполненные одинаковым смысловым значением и содержа­нием. Процессуальные нормы, регулируя деятельность межгосударственного суда, должны обеспечивать реализацию норм материального права и субъектов права.

В связи с принятием в 1991 - 1992 гг. Закона Российской Федерации «Об арбитражном суде» и АПК система государственного и ведомственного арбит­ража была преобразована в арбитражные суды. Потребности становления новой экономики и отказ от административного руководства привели к появлению множества субъектов хозяйственной деятельности, которые находились между собой в отношениях несоподчинения, а координации и равенства. Все это по­требовало адекватных форм правового регулирования и разрешения споров между субъектами хозяйственной деятельности, включая необходимость созда­ния арбитражных судов. В Конституции Российской Федерации 1993 г. оконча­тельно закреплено самостоятельное место арбитражных судов в системе орга­нов судебной власти России.

При определении задач для арбитражных судов в этот период (1995) бы­ли положения, содержащиеся в ежегодном послании Президента России Феде­ральному собранию от 16 февраля 1995 года. Ключевая идея послания - укреп­ление Российского государства на основе демократии и права. В связи с этим, подчеркивал Президент, нет важнее задачи, чем утверждение в стране автори­тета права. Для этого, в первую очередь, нужно усилить судебную власть. Главным для арбитражных судов было повышение эффективности правосудия, действенности судебной защиты от правонарушений, утверждение правопоряд­ка в экономических отношениях. Эффективность рассматривается в трех изме­рениях: во-первых, - это оперативность, (быстрота, сроки рассмотрения дел); во-вторых, - качество выносимых судьями решений (их законность); в-третьих, - исполнение судебных решений, потому что без этого нет реального правосу­дия, нет реальной защиты.

221

Судебную реформу связывали с принятием законов о судебной системе, законов об исполнении судебных решений и законов, касающихся деятельности арбитражных судов. Но, к сожалению, названные законы еще не были приняты.

Необходимость дальнейшего совершенствования арбитражного процес­суального законодательства привела к разработке и принятию в 1995 г. двух новых актов: Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые в течение нескольких лет являлись правовой основой сис­темы арбитражного судоустройства и судопроизводства в нашей стране.

Для системы арбитражных судов принятие указанных законов - это наи­более реальное осуществление планов по проведению судебной реформы, ре­шению задачи повышения эффективности правосудия. Для обеспечения опера­тивности разрешения споров был отменен в качестве обязательного претензи­онный досудебный порядок урегулирования споров, и спорящим сторонам от­крыт прямой путь в суд.

С целью повышения качества правосудия, эффективности судебной рабо­ты существенно расширены процессуальные права и гарантии спорящих сто­рон. В арбитражные суды могут обращаться за разрешением споров и ино­странные предприниматели.

В системе арбитражных судов впервые введен протокол судебного засе­дания. Сторонам предоставлена возможность двойного обжалования прини­маемых судебных решений: сначала - в апелляционном порядке, затем - в кас­сационном порядке.

Важнейшим условием эффективности правосудия является реальная не­зависимость судебной власти. В этом вопросе достигнуты достаточно крупные достижения. Арбитражные суды по своим функциям, по выполняемым ими за­дачам являются федеральными судами. Они рассматривают споры между пред­принимателями независимо от того, где расположены истец и ответчик, то есть споры федерального, общероссийского масштаба.

222

Кроме того, арбитражные суды областей и краев, республик рассматри­вают споры о признании недействительными актов местной администрации, вообще местных органов власти управления. Понятно, что такую деятельность может выполнять только суд, обладающий федеральным статусом.

Если бы арбитражные суды не были признаны федеральными, существо­вание их стало бы бесполезным. Они не могли бы выполнять те функции, кото­рые выполняют сейчас. Поэтому очень важно, что в Федеральном конституци­онном законе «Об арбитражных судах в Российской Федерации» все арбитраж­ные суды отнесены к федеральным. Этот означает, что все судьи арбитражных судов имеют единый статус, назначаются на должность Президентом Россий­ской Федерации или Советом Федерации, финансируются из бюджета Россий­ской Федерации.

Закон ввел в систему арбитражных судов третий уровень судов, и судеб­ная система стала трехуровневой судебной системой.

Создано десять окружных федеральных судов как промежуточная ин­станция между областными и Высшим Арбитражным Судом.

Федеральные арбитражные суды округов - это первые в новейшей исто­рии России суды, которые не связаны с административно-территориальным де­лением и избавлены от давления каких-либо местных властей в осуществлении правосудия. Это важнейшая гарантия независимости всей судебной системы и правосудия, которое осуществляет арбитражный суд.

В связи с реорганизацией судебной системы существенно изменились функции Высшего Арбитражного Суда. Он перестал быть судом, выполняю­щим функции суда второй инстанции, а стал подлинным высшим судебным ор­ганом страны, главная задача которого состоит в обеспечении единообразного применения закона, судебной практики. Теперь в Высшем Арбитражном Суде конкретные дела рассматривает единый орган - Президиум Высшего Арбит­ражного Суда Российской Федерации.

223

Проведена организационная перестройка всех арбитражных судов, обра­зованы коллегии по предметному признаку: коллегия по рассмотрению граж­данско-правовых споров и коллегии по рассмотрению административно-правовых споров. Внутри этих коллегий образованы судебные составы по спе­циализации.

В арбитражных судах субъектов федерации работают две судебные ин­станции: первая и апелляционная. Федеральные арбитражные суды округов представляют собой третью инстанцию — кассационную. Это означает, что тре­тья инстанция существенно приближена к местам разрешения споров. Теперь нет необходимости обращаться как в третью инстанцию в Высший Арбитраж­ный Суд: разрешение споров, как правило, должно заканчиваться на уровне фе­дерального арбитражного суда округа1.

Арбитражные суды представляют собой особую разновидность судебных органов, осуществляющих судебную власть путем разрешения экономических споров и иных дел, отнесенных к их ведению. Арбитражные суды имеют собственную компетенцию, а порядок судопроизводства в них имеет специфи­ку, установленную Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. Поэтому можно говорить о том, что по своей правовой природе арбитражные суды - это специализированные суды в рамках системы органов гражданской юрисдикции, осуществляющие правосудие в сфере предпринима­тельских отношений. Данное обстоятельство подчеркивалось и в судебно-арбитражной практике. В постановлении № 33 Пленума Высшего Арбит­ражного Суда Российской Федерации от 28 сентября 1994 г. указано, что арбитражный суд является специализированным судом по разрешению экономических споров, то есть споров, связанных с предпринимательской деятельностью.

См.: Яковлев В.Ф. Повышение эффективности правосудия и усиление действенности судебной защиты / ВВАС. 1996. № 3. С. 5 - 15.

224

Конституция Российской Федерации и Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» относят арбитражные суды к федеральным судам. На уровне субъектов Российской Федерации не могут создаваться судебные органы, наделенные правом разрешения дел, отнесенных к ведению арбитражных судов. Система арбитражных судов основывается на общих принципах и положениях судоустройства и судопроизводства, которые в равной степени действуют и для Конституционного Суда РФ, и для судов об­щей юрисдикции.

Система арбитражных судов установлена Конституцией Российской Фе­дерации, Федеральными конституционными законами «О судебной системе в Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Арбитражное судопроизводство основывается на соблюдении установленных федеральными законами правил судопроизводства, содержавшихся в АПК и других федеральных законах, в частности, в Федеральном законе «О несостоя­тельности (банкротстве)». Арбитражные суды разрешают споры на основании Конституции Российской Федерации, Федеральных законов, нормативных ука­зов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Рос­сийской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов ис­полнительной власти, нормативных правовых актов субъектов Российской Фе­дерации, международных договоров Российской Федерации. Судебные поста­новления арбитражных судов, вступившие в законную силу, признаются обяза­тельными для исполнения на всей территории Российской Федерации. Статус судей арбитражных судов законодательно закреплен в Законе Российской Фе­дерации «О статусе судей в Российской Федерации», а сама система арбитраж­ных судов финансируется из федерального бюджета.

Систему арбитражных судов Российской Федерации в настоящее время составляют: Высший Ароитражный Суд Российской Федерации; федеральные арбитражные суды округов; арбитражные суды республик, краев, областей, го­родов федерального значения, автономной области, автономных округов (далее

225

- арбитражные суды субъектов Российской Федерации). По нашему мнению, в связи с этим следует согласиться с мнением Н.А. Баринова и Т.В. Сахновой, что на современном этапе главная тенденция заключается в процессе унифика­ции арбитражного процессуального права .

Задачи и полномочия арбитражных судов осуществляют судьи арбитраж­ных судов, назначенные на должность в установленном Конституцией Россий­ской Федерации и Федеральным конституционном законом «Об арбитражных судах в Российской Федерации» порядке. Следует иметь ввиду, что организа­ционные функции по обеспечению деятельности арбитражных судов выполняет Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Созданный в соответствии с Федеральным законом «О Судебном департаменте при Верховном Суде Рос­сийской Федерации», Судебный департамент имеет полномочия по организа­ционному обеспечению деятельности только в отношении судов общей юрис­дикции.

Федеральные арбитражные суды округов являются судами по проверке в кассационной инстанции законности решений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятой ими в первой и апелляционной инстанциях. Кроме того, федеральный арбитражный суд округа рассматривает дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Всего образовано 10 федеральных арбитраж­ных судов, распространяющих свое действие на определенное количество субъектов Российской Федерации. Каждый из федеральных арбитражных судов округов действует в составе президиума и двух коллегий - по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений и возникающих из административных правоотношений.

В субъектах Российской Федерации действуют арбитражные суды рес­публик, краев, областей, городов федерального значения, автономных округов. При этом на территориях нескольких субъектов Российской Федерации судеб-

1 См.: Баринов НА. Указ. Соч. С. 49.; Сахнова Т.В. Реформа цивилистичсского про­цесса: проблемы и перспективы // Государство и право. 1997. № 3. С. 50.

226

ную власть может осуществлять один арбитражный суд, равно как и судебную власть на территории одного субъекта Российской Федерации могут осуществ­лять несколько арбитражных судов. Арбитражный суд субъекта Российской Федерации рассматривает дела в качестве суда первой и апелляционной ин­станции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам. В арбитражном суде субъекта Российской Федерации действует президиум, а также могут быть об­разованы судебные коллегии по рассмотрению споров, возникающих из граж­данских и иных правоотношений, и по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений.

Особое место в судебно-арбитражной системе занимает Высший Арбит­ражный Суд Российской Федерации, который одновременно выполняет целый ряд полномочий. Во-первых, Высший Арбитражный Суд Российской Федера­ции является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, поскольку в силу правил подсудности ряд категорий был отнесен к его исключительной компетенции.

Во-вторых, Высший Арбитражный Суд РФ осуществляет в предусмот­ренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за дея­тельностью арбитражных судов, а также пересматривает по вновь открывшим­ся обстоятельствам принятые им и вступившие в законную силу судебные ак­ты.

В-третьих, Высший Арбитражный Суд РФ изучает и обобщает практику применения арбитражными судами законных и иных нормативных актов, дает разъяснения по вопросам судебной практики.

В-четвертых, Высший Арбитражный Суд РФ разрабатывает предложения по совершенствованию законов и иных нормативных актов, осуществляет пра­во законодательной инициативы по вопросам своего ведения; занимается су­дебной статистикой и организует эту работу в арбитражных судах; осуществля­ет меры по созданию условий для судебной деятельности арбитражными суда­ми, в том числе по их видам обеспечения; в пределах своей компетенции реша-

227

ет вопросы, возникающие из международных договоров Российской Федерации и осуществляет иные полномочия, предоставленные ему Конституцией Россий­ской Федерации и федеральными конституционными законами.

Законность в деятельности арбитражных судов означает полное соответ­ствие всех постановлений арбитражных судов и процессуальных действий су­дов и участников процесса, совершаемых при рассмотрении и разрешении эко­номических и иных споров, нормам материального и процессуального права, то есть закону.

Арбитражные суды в РФ занимают важное место в системе обеспечения законных прав и интересов участников экономического оборота. Роль и значе­ние арбитражных судов в единой судебной системе РФ определяется их спо­собностью рассматривать и разрешать экономические споры и иные подведом­ственные им дела в установленной законом процессуальной форме.

Рост и влияние арбитражных судов как на развитие экономики в целом и придание ей правового характера, так и на развитие государственных начал в ней неоспоримы. Направленность России на построение и в дальнейшем ры­ночной экономики есть свидетельство необратимости этого процесса и надеж­ная база для развития и совершенствования организации и деятельности арбит­ражных судов.

Признавая арбитражные суды значимым элементом построения правово­го экономического порядка, следует указать на их системные качества и нали­чие разноуровневого построения судебно-арбитражных органов. Как мы уже отмечали, систему арбитражных судов в Российской Федерации составляют Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов Российской Федерации (ст.З Зако­на об арбитражных судах).

10-летняя история существования арбитражных судов и арбитражных су­дов субъектов РФ в частности, позволяет вычленить наиболее значимые осно-

228

вания учреждения и появления в российской модели государственности арбит­ражных судов.

В качестве судебных органов арбитражные суды стали необходимы при соответствующем развитии и повышении экономики. Экономические отноше­ния, опирающиеся на административно-командные методы руководства, требо­вали и адекватного метода разрешения хозяйственных споров между субъекта­ми. Возникновение в Российской Федерации рыночной экономики, реформы, связанные с земельным, банковским, налоговым и иным законодательством, проведение приватизации вызвали необходимость создания специального орга­на по защите экономических прав и интересов физических и юридических лиц, основанного на принципах другой экономической формации.

Конституцией РФ (ст. 8) гарантируется единство экономического про­странства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, госу­дарственная поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, равенство всех форм собственности. Все это составляет экономическую основу для учреждения арбитражных судов.

Арбитражные суды, являясь одной из ветвей государственной власти, как система государственных органов, есть непременные атрибуты, показатели стремления государства к построению государства правового, ибо наличие сильной независимой и самостоятельной судебной власти, подчиняющейся только Конституции РФ и федеральному закону, позволяет обеспечить господ­ство закона и поддержание правопорядка в экономической сфере.

Демократический режим государства, его социальная направленность предопределяют наличие государственных институтов, ставящих перед собою в качестве приоритетных задач защиту законных прав и интересов человека и гражданина, обеспечение доступа каждого к правосудию. В сфере экономиче­ской и иной предпринимательской деятельности таковым является арбитраж­ный суд.

229

Существование арбитражных судов субъектов РФ, отдельные элементы их организации и деятельности определяются построением Российского госу­дарства в качестве федеративного. С федеральным устройством РФ связано на­личие видового разнообразия арбитражных судов субъектов РФ, специфики формирования судейского корпуса и т. д. Следует также указать на особую, гибкую модель учета федеральных и региональных интересов: несмотря на фе­деральный статус арбитражных судов субъектов РФ, подчинение судей Кон­ституции РФ и федеральному закону, суды применяют конституции (уставы) и другие законы субъектов РФ (ст. 3 Закона о судебной системе).

Арбитражные суды субъектов РФ являются элементом единой судебной системы РФ (ст. 4 Закона о судебной системе). В силу данного обстоятельства арбитражные суды субъектов РФ устанавливаются Конституцией РФ и феде­ральными конституционными законами «О судебной системе РФ» и «Об ар­битражных судах в РФ», все судьи данных судов соблюдают установленные АПК РФ правила судопроизводства, все арбитражные суды субъектов РФ применяют Конституцию РФ, федеральные конституционные законы, феде­ральные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров РФ, а также конституции (уставы) и другие законы субъектов РФ. Исполнение судебных постановлений арбитражных судов субъ­ектов РФ, вступивших в законную силу, обязательно на всей территории РФ; статус всех судей арбитражных судов субъектов РФ един, арбитражные суды субъектов финансируются из федерального бюджета (ст. 3 Закона о судебной системе).

Арбитражные суды субъектов Российской Федерации в Законе об арбит­ражных судах (ст. 1) были обозначены как федеральные. Тем самым был поло­жен конец спору об их принадлежности, затянувшемуся с момента образования арбитражных судов (1992). Федеральный уровень арбитражных судов субъек­тов федерации позволяет обеспечить единый порядок судебной защиты в сфере экономической деятельности предпринимательских структур.

230

Арбитражные суды субъектов РФ, будучи элементом системы арбитраж­ных судов, характеризуются как общими, присущими всей системе признаками, так и специфическими, индивидуализирующими данные суды в качестве ее звена.

Особая роль арбитражных судов субъектов РФ обусловлена, прежде все­го, их местом в системе арбитражных судов. Арбитражный суд субъекта РФ следует признать основным звеном в трехзвенной системе арбитражных судов в силу имеющейся компетенции, выполняемого объема работ, а также при­ближенности к участникам экономической деятельности.

Арбитражные суды субъектов РФ рассматривают подавляющее количест­во всех подведомственных арбитражным судам экономических споров и иных дел. Подобная ситуация обусловлена тем, что в соответствии с Законом об ар­битражных судах право рассматривать и разрешать экономические споры по существу представлено двум звеньям системы: Высшему Арбитражному Суду РФ и судам субъектов РФ (ст. 9, 36).

К полномочию Высшего Арбитражного Суда РФ по рассмотрению и раз­решению в первой инстанции отнесены две категории дел:

- о признании недействительными (полностью или частично) ненорма­тивных актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной думы, Фе­дерального Собрания РФ, Правительства РФ, не соответствующих закону и на­рушающих права и законные интересы организаций и граждан;

- экономические споры между РФ и субъектами РФ, между субъектами РФ.

Все иные дела, подведомственные арбитражным судам, рассматривают по первой инстанции арбитражные суды субъектов РФ. Кроме того, к исключи­тельной компетенции последних относится пересмотр решений и определений, не вступивших в законную силу в апелляционном порядке. Указанные полно­мочия арбитражных судов субъектов РФ определяют тот объем работы, кото­рый они выполняют.

231

Как свидетельствуют статистические данные о работе арбитражных су­дов, количество рассмотренных арбитражными судами субъектов Российской Федерации дел имеет устойчивую тенденцию к увеличению. Нагрузка судей вследствие увеличения числа дел в 2000 г. составила 29,6 дел в месяц на судью, а в 2001 г. - 34,2 дел в год'. На разрешение арбитражных судов в 1997 г. посту­пило исковых заявлений 420000, в 1998 г. - 500000, в 1999 г. - 581729, в 2000 г. - 634363, в 2001 г.-7456262.

Такой поток обращений за защитой вызван не только увеличением коли­чества нарушений прав и законных интересов. Деятельность органов, призван­ных на практике реализовывать конституционные гарантии защиты вызывает все больше доверия со стороны граждан и организаций.

Высказывается предложение о создании арбитражных судов на районном уровне. Поэтому арбитражными судами основного звена и считаются арбит­ражные суды субъектов Федерации. Отсюда следует, что производство основ­ного звена в арбитражном суде занимает центральное место, поскольку именно здесь в первую очередь реализуются задачи, поставленные законом перед ар­битражными судами. Подобный подход в организации основного звена систе­мы обусловлен, прежде всего, спецификой арбитражных судов как судебных органов по разрешению споров в сфере экономики, дифференциацией регионов в зависимости от особенностей их экономического развития. Кроме того, и в системе ранее действующих государственных арбитражей «первичный» орган был создан на уровне автономной республики, края, области и иных нацио­нально-государственных и административно-территориальных образований. Практика подтвердила целесообразность подобного построения, обеспечиваю­щего приближенность к субъектам экономического спора.

Рассмотрение подавляющего количества подведомственных дел, близость к участникам экономической деятельности дают основания считать арбитраж-

1ВВАС.2001.№5.С. 10-14. 2ВВАС.2001.№4.С. 10, 14.

232

ные суды субъектов Российской Федерации основным звеном в системе арбит­ражных судов.

Арбитражные суды субъектов РФ, осуществляя судебную власть, рас­сматривают и разрешают экономические споры и иные подведомственные им дела. По данному вопросу в юридической литературе не сложилось однознач­ного подхода.

Ряд авторов, основываясь на ст. 4 Закона о судоустройстве, придержива­ется традиционного понимания правосудия, которое включает деятельность су­дов по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел.

Так, К.Ф. Гуценко исходит из того, что ст. 4 Закона о судоустройстве од­нозначно определяет способы осуществления правосудия1. Рамки указанной статьи ограничивают правосудие рассмотрением только гражданских и уголов­ных дел по правилам ГПК и УПК.

В.И. Швецов считает, что, осуществляя судебную власть, арбитражные суды имеют специфические задачи, подведомственность дел, полномочия и другие особенности, существенно отличающие их от судов общей юрисдикции. Более того, их деятельность не связана с судами общей юрисдикции. На этом основании В.И. Швецов приходит к выводу, что более правильным является рассмотрение правосудия в узком или непосредственном, традиционно ело-

•у

жившемся значении слова . В.П. Кашепов, комментируя нормы Закона о судеб­ной системе, определяет правосудие как правоприменительную деятельность суда, выражающуюся в рассмотрении и разрешении гражданских и уголовных дел в рамках установленного законом процессуального порядка3. Традиционное понимание правосудия, основанное на нормах Закона о судоустройстве, не по­зволяет выводить правосудие за рамки рассмотрения и разрешения судами об-

1 См.: Гуценко К.Ф., Ковалев МЛ. Правоохранительные органы. М, 1997, С. 60.

2 См.: Магомедов AM., Сергеев А.И., Швецов В.И. Судоустройство в Российской Фе­ дерации: Учеб. пособие для юрид. вузов / Под ред. В.И. Швецова. М., 1995. Вып. 1. С. 42.

3 См.: Комментарий к Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации». М., 1998. С. 21.

233

щей юрисдикции гражданских и уголовных дел по правилам ГПК и УПК и не позволяет считать деятельность арбитражных судов специфическим видом пра­восудия. И следовательно, как уже отмечалось, арбитражное правосудие - раз­новидность гражданского правосудия.

В связи с возрастанием роли судебной власти в регулировании общест­венных отношений, появлением арбитражных судов, судов конституционной юстиции возникает вопрос о сущности их деятельности.

Аргументация определения правосудия со ссылками на Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», принятый в 1981 г., можно считать ошибочной. Закон 1981 г. закреплял существование на тот момент времени лишь судов общей юрисдикции. Поэтому понимание правосудия, ограниченное рамками ст. 4 За­кона о судоустройстве РСФСР, следует признать несостоятельным в силу его неполноты.

В соответствии со ст. 4 Закона об арбитражных судах и ст. 1 Арбитраж­ного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды осу­ществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотре­ния иных дел, отнесенных к их компетенции соответствующими законами. Указанный вид правосудия В.М. Шерстюк именует как правосудие по эконо­мическим спорам1.

Вывод об отправлении арбитражными судами правосудия по экономиче­ским спорам основан как на прямом указании законодателя, так и на основе наличия в деятельности данных судов специфических признаков правосудия. Подобный вывод поддерживают А.С. Кобликов, В.К. Бобров и др2.

1 См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу. М, 1995. С. 1.

2 См.: Правоохранительные органы Российской Федерации. Учеб. пособие / Под ред. В.К. Боброва. М., 1997. С. 21; Гуценко К.Ф., Ковалев МЛ. Правоохранительные органы Рос­ сийской Федерации: Учебник. М, 1996. С. 41-43.

234

Специфические признаки правосудия как особой деятельности государст­ва исследованы и описаны в юридической литературе1. К числу присущих лишь правосудию признаков относятся: осуществление его только специальным ор­ганом государственной власти — судом и от имени государства; особая пред­метная направленность данной деятельности - рассмотрение и разрешение в судебных заседаниях подведомственных судам категорий дел; осуществление правосудия в установленной процессуальным правом форме с вынесением осо­бых актов - актов правосудия; реализация при этом особых, обозначенных в за­коне задач.

Арбитражные суды - судебные органы, которые входят в судебную сис­тему Российской Федерации. Они руководствуются специальным Арбитраж­ным кодексом, применяют материальное право, рассматривают и разрешают арбитражные дела с участием сторон в судебных заседаниях, с привлечением арбитражных заседателей (ст. 19 АПК 2002 г.); судебные акты этих судов обла­дают общеобязательной силой. Специфика правосудия по экономическим спо­рам состоит в направленной деятельности арбитражных судов на разрешение экономических споров и иных дел, отнесенных к компетенции арбитражных судов.

Специфика арбитражного суда субъекта РФ как основного звена заклю­чается в совмещении в одном судебном звене двух судебных инстанций: рас­смотрения экономических споров и иных подведомственных дел по существу и пересмотра решений и определений, не вступивших в законную силу, в апелля­ционном порядке. Данная модель организации согласуется с конституционны­ми принципами правосудия, в том числе с принципом независимости судей (ст. 5 АПК 2002 г.).

Появление суда апелляционной инстанции в ходе судебной реформы свя­зывалось, прежде всего, с системой общих (гражданских) судов. В соответствии

1 См., напр.: Конституционные основы правосудия в СССР / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1981. С. 8 - 9; Гуцспко К.Ф., Ковачев МА. Указ. соч. С. 59 -64.

235

с Концепцией судебной реформы, утвержденной Верховным Советом РСФСР, апелляционные суды должны быть учреждены как суды второго уровня в сис­теме судов общей юрисдикции1. Однако возрождение апелляционного суда произошло в новейшей российской истории в системе арбитражных судов. На основании принятых в 1995 году Закона об арбитражных судах и Арбитражно­го процессуального кодекса арбитражный суд субъекта РФ наделен полномо­чиями суда апелляционной инстанции.

Идея совмещения в одном звене судебной системы функции суда первой и суда второй инстанций оценивается неоднозначно.

Так, Е.А. Борисова считает, что подобное совмещение «извращает сущ­ность апелляционного обжалования, находится в прямом противоречии с одним из признаков апелляции, в соответствии с которым дело по апелляционной жа­лобе должно рассматриваться вышестоящим судом»2.

В.М. Шерстюк, анализируя данную модель организации, приходит к вы­воду, что она «в должной мере не согласована с принципом независимости су­дей и подчинения их только закону». Учёный считает, что существуют сомне­ния в беспристрастности судей, особенно при вынесении неблагоприятного решения, так как судьи первой и апелляционной инстанций работают в одном трудовом коллективе под «одной крышей» и под руководством одного предсе­дателя суда и его заместителей3.

В последнее время обсуждается вопрос о том, сколько надо иметь судеб­ных инстанций в нашей судебной системе. На сегодня существует три уровня судов: суды субъектов федерации, федеральных округов и Высший Арбитраж­ный Суд, но четыре инстанции, потому что в судах субъектов федерации две инстанции: первая и апелляционная. Стали вноситься предложения о том, что-

' См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М, 1992. С. 43.

2 См.: Борисова ЕЛ. Апелляция в гражданском и арбитражном процессе. М., 1997. С. 130.

3 См.: Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуального кодекса Рос­ сийской Федерации. М., 1996. С. 77.

236

бы уравнять число судов и число инстанции, то есть апелляционную инстан­цию перевести из судов субъектов федерации в окружной суд, а кассационную инстанцию из окружного суда — в Высший Арбитражный Суд. Следует отме­тить, что апелляционная инстанция в судах субъектов Российской Федерации функционирует эффективно. Отмечается постоянный рост числа жалоб, посту­пающих в апелляционную инстанцию. Количество жалоб в 2001 г. составило 61464, по сравнению с 2000 г. выросло более чем на 20%'. Ими часто отменя­ются судебные акты. Из 50450 дел, рассмотренных в апелляционной инстанции в 2000 г., отменено определений 2508, решений - 6346, изменено - 9829. Коли­чество судебных актов, оставленных без изменения, составило 65%2. Поэтому существование апелляционной инстанции в судах субъектов федерации полно­стью себя оправдывает. С указанным мнением согласиться сложно, так как расположение апелляционной инстанции в суде субъекта федерации не гаран­тирует сторонам объективного рассмотрения дела ввиду возможного давления местной администрации и того, что в этом суде один председатель. Поэтому данное положение подвергается критике. Отмечается, что недостаток состоит в том, что дела рассматриваются и пересматриваются одним и тем же судом. Представляется необходимым выведение судов апелляционной инстанции из арбитражного суда субъекта РФ.

Кассационная инстанция по заявлению стороны пересматривает дело в обязательном порядке. Количество рассмотренных дел в кассационной инстан­ции за указанный период выросло более чем на 30%. Следовательно, сущест­вуют вполне достаточные процессуальные гарантии для сторон, при которых они могут добиться законного и обоснованного решения. А в исключительном порядке можно обратиться еще и в Высший Арбитражный Суд, если сторона считает, что три судебные инстанции до этого не смогли вынести законное и обоснованное решение. В Высший Арбитражный Суд обращается довольно

1ВВАС.2001.№5.С. 11.

2 Там же.

237

большое число спорящих сторон. Количество заявлений о принесении протес­тов в 2001 г. выросло по сравнению с 2000 г. на 14% и составило 158671.

Наиболее серьезному реформированию подвергнуты положения Кодекса, регламентирующие производство в надзорной инстанции (ст. 292 АПК 2002 г.).

В настоящее время АПК 2002 г. согласует производство надзорной ин­станции с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Европейского Суда по правам человека.

Конвенция исходит из того, что лица, не участвующие в деле, не могут вмешиваться в процесс и, наоборот, процесс инициируется, возбуждается в си­лу волеизъявления лица, чьи права нарушены.

В нашей же надзорной инстанции средства судебной защиты предприни­мателей зависели от дискреционных полномочий, поскольку в соответствии с АПК РФ 1995 г. (ст. 180) вступившие в законную силу решения и постановле­ния арбитражных судов, могли быть пересмотрены в порядке надзора по про­тестам должностных лиц (Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ и его заместители, Генеральный прокурор и его заместители). При этом преду­сматривалось, что протест мог быть принесен не только в связи с заявлением об этом лица, участвующего в деле, но и по инициативе указанных должностных лиц.

Таким образом, обращение с заявлением о принесении протеста было не что иное, как особое, исключительное, чрезвычайное средство судебной защи­ты, использование которого зависело от дискреционных полномочий назван­ных в ст. 181 АПК РФ должностных лиц и потому по смыслу ст. 35 (§1) Кон­венции не являлось действенным средством судебной защиты. Это давало ос­нования Европейскому Суду рассматривать кассационную инстанцию в качест­ве суда, которым исчерпывались национальные средства судебной защиты. К такому пониманию были предпосылки в АПК РФ 1995 г.: в ст. 177 закрепля-

1 ВВАС. 2002. № 1.С. 12.

238

лось, что постановление кассационной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.

По нашему мнению, отказываться от понимания надзорной инстанции как судебной было бы слишком опрометчиво. Она должна быть сохранена и в силу ст. 127 Конституции РФ, назвавшей Высший Арбитражный Суд РФ в ка­честве высшего судебного органа по разрешению экономических споров и на­делившей его правом осуществления в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебного надзора за деятельностью арбитражных су­дов.

В Российской Федерации действует десять федеральных арбитражных судов округов, осуществляющих проверку решений в порядке кассационного производства. Есть ли гарантия того, что судебная практика единообразна у всех? Обеспечивают ли они «предсказуемость» судебных решений для пред­принимателей, которые в силу единства экономического пространства будут обращаться за судебной защитой в арбитражные суды, входящие в различные судебные округа? Ответы на эти и многие другие вопросы обусловливают не­обходимость наличия еще одной судебной инстанции - вышестоящей по отно­шению к этим десяти окружным судам. В силу ст. 127 Конституции РФ, ст. 23 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и ст. 9 и 10 ФКЗ «Об арбит­ражных судах в Российской Федерации» это Высший Арбитражный Суд РФ.

Однако Высший Арбитражный Суд РФ не обязан ставить перед собой за­дачу исправления всех судебных ошибок, а должен обеспечить единообразие судебной практики и развитие права, вмешиваться в процесс, когда речь идет о защите национальных или публичных интересов, а не работать «на конвейер». В условиях нестабильности товарно-денежных отношений, экономики вообще не может быть долгого судебного процесса, нескончаемых проверок. АПК РФ 2002 г. называет субъектами, обжалующими судебные акты в надзорной ин­станции, лиц, участвующих в деле, а также лиц, не участвующих в деле, но чьи права и законные интересы были нарушены.

239

Названные обстоятельства и еще ряд решении Конституционного Суда РФ, признавших неконституционным отдельные положения АПК РФ 1995 г., регламентирующие правила надзорного производства (ст. 185, 186, 192)1, по­требовали внесения принципиальных изменений в нормы АПК, касающиеся надзорного производства. В этой связи АПК 2002 г. указывает следующее: ли­ца, участвующие в деле, вправе обратиться с заявлением о пересмотре решения в порядке надзора.

Такое же обращение в Высший Арбитражный Суд РФ может иницииро­вать и прокурор (п. 1 ст. 293 АПК 2002 г.). Заявление лица, участвующего в де­ле, и представление прокурора рассматриваются коллегиальным составом суда, сформированным из числа судей Высшего Арбитражного Суда РФ, который решает вопрос о наличии или отсутствии оснований для пересмотра судебного акта в порядке надзора.

В АПК 2002 г. несколько усилены гарантии независимости судей различ­ных судебных инстанций, что проявляется, прежде всего, в самостоятельной, беспристрастной оценке всех обстоятельств дела судом апелляционной инстан­ции, в повторном рассмотрении дела в полном объеме, в возможности вынесе­ния нового решения.

Появление в законодательстве такого правового термина, как территори­альный арбитражный суд, свидетельствует о дальнейшем развитии и совершен­ствовании системы арбитражных судов в целом и судов ее основного звена, в частности. Обозначенный в ст. 34 Закона об арбитражных судах, территориаль­ный арбитражный суд можно признать новацией законодательства об арбит­ражных судах, требующий изучения и анализа с точки зрения его места и роли в системе арбитражных судов, характера и объема полномочий, структуры суда и других вопросов.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 февр. 1998 г. № 5-П; Опреде­ления от 7 окт. 1999 г. № 133-0, от 14 янв. 2000 г. № З-О.

240

Анализ закона об арбитражных судах в числе элементов правового стату­са территориальных судов позволяет выделить следующие:

^территориальные арбитражные суды есть федеральные судебные орга­ны, включенные по смыслу ч. 1 ст. 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» и ст. 34 Закона об арбитражных судах в систему ар­битражных судов в РФ. В силу этого представляется неточной редакция ст. 3 Закона об арбитражных судах, обозначающая звенья системы арбитражных су­дов в РФ без учета возможности создания иных, входящих в систему, арбит­ражных судов основного уровня, зона юрисдикции которых не совпадает с гра­ницами субъекта РФ;

2) в соответствии с ч. 3 ст. 34 Закона об арбитражных судах территори­альные арбитражные суды могут быть созданы только федеральным законом, возможность образования их законами субъектов РФ не допускается.

3) территориальные арбитражные суды в системе арбитражных судов за­нимают низовой уровень, то есть выступают в качестве суда основного ее зве­на. Данный вывод закономерен вследствие помещения нормы о них в ст. 34 За­кона, именуемую «Арбитражные суды субъектов РФ». Являясь судами основ-

, ного звена, территориальные суды имеют те же, что и арбитражные суды субъ­ектов РФ, полномочия, состав, структуру, порядок формирования судейского корпуса;

4) в зависимости от зоны распространения судебной власти территори­ альный суд может иметь два подвида: межтерриториальный арбитражный суд и внутритерриториальный арбитражный суд. В связи с этим полагаем, что видо­ вой состав арбитражных судов основного звена системы арбитражных судов в РФ образуют как арбитражные суды субъектов федерации, определяемые в за­ висимости от видов субъектов РФ, так и иные, приравненные к ним, территори­ альные арбитражные суды, в зависимости от зоны распространения судебной власти, имеющие характер внутритерриториальных или межтерриториальных. При этом зоной юрисдикции межтерриториального арбитражного суда являют-

241

ся территорией нескольких субъектов РФ, входящих в один судебный округ. Последнее обстоятельство основано на делении РФ на судебные округа по эко­номико-географическому признаку и закреплении их границ в ст. 24 Закона об арбитражных судах;

5) зоной юрисдикции внутритерриториального арбитражного суда следу­ет признать судебную территорию (участок), являющуюся по площади частью одного субъекта РФ. Критериями образования судебных участков могут быть распространенность экономических споров во внутритерриториальных арбит­ражных судах и судейская нагрузка по их рассмотрению;

6) в качестве межтерриториального (межсубъектного) суда действует ар­битражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также ар­битражных судов краев и областей. Последние распространяют судебную власть на всю территорию области и края, в том числе и на территорию авто­номных округов, включенных в их состав.

Создание внутритерриториальных арбитражных судов может привести к трудностям, связанным с обеспечением доступности к правосудию, так как, ис­ходя из почтового адреса лица, трудно определить, в какой суд следует обра­титься за защитой нарушенных или оспариваемых прав.

Надзор за судебной деятельностью арбитражных судов субъектов Рос­сийской Федерации осуществляют федеральные арбитражные суды округов.

Характер федерального арбитражного суда округа как вышестоящей су­дебной инстанции по отношению к действующим на территории соответст­вующего судебного округа арбитражным судам субъектов Российской Федера­ции состоит в том, что лица, участвующие в деле, вправе обращаться в феде­ральный арбитражный суд округа с жалобами на судебные акты арбитражных судов субъектов РФ. Эти жалобы при надлежащем их оформлении являются достаточным основанием для возбуждения кассационного производства — про-

242

изводства по проверке законности решений арбитражных судов субъектов Рос­сийской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях.

Федеральные арбитражные суды округов выполняют по отношению к ар­битражным судам субъектов Российской Федерации только процессуальные функции. Какими-либо организационными полномочиями в отношении этих судов они не наделены.

На основании вышеизложенного с учетом рассмотрения вопросов об ар­битражной судебной системе Арбитражный процессуальный кодекс РФ 2002 г. соответствует международным стандартам, не утратил национальных особен­ностей, обусловленных спецификой компетенции арбитражного суда, его ме­стом в судебной системе Российской Федерации и его ролью как органа право­судия и судебного контроля в сфере предпринимательской и иной экономиче­ской деятельности.

<< | >>
Источник: Григорьева Тамара Александровна. ПРОБЛЕМЫ АРБИТРАЖНОЙ ЮРИСДИКЦИИ В РОССИИ. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПУТИ РЕШЕНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов - 2002. 2002

Еще по теме 3.2. Арбитражные суды в системе судебной власти России:

  1. ГЛАВА II. СИСТЕМА МЕСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV в. - 30-40-х г.г. XVI ВЕКА.
  2. Глава 1. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ: ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ
  3. § 1.1. Концептуальные подходы к определению судебной власти
  4. § 1.2. Объективные предпосылки эволюции судебной власти в Российском государстве
  5. § 1.3. Исследование опыта правового регулирования организации судебной власти на постсоветском пространстве
  6. Глава 2. ПРАВОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ
  7. Глава 3 СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОВЫХ ОСНОВ ОРГАНИЗАЦИИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ
  8. § 3.1. Совершенствование нормативного регулирования организации судебной власти
  9. § 1.1. Возникновение и становление следственных органов в системе органов государственной власти России
  10. Глава II. ОРГАНЫ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ ЭЛЕМЕНТ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ
  11. Глава IV. МЕСТО И РОЛЬ ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В ФОРМИРОВАНИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИИ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  12. Глава V. ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ УСИЛЕНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -