<<
>>

К ВОПРОСУ О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Шилюк Т. О., преподаватель кафедры административного права и процесса Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Арепьева И. И., студентка 5-го курса Института права Университета имени О.Е.

Кутафина (МГЮА)

Необходимыми предпосылками формирования правовой культуры в здравоохранении и оптимизации складывающихся между медицински­ми работниками и пациентами новых правоотношений являются знание гражданами своих легитимных прав и умение ими пользоваться при об­ращении за медицинской помощью[213].

В настоящее время врачи отмечают возросший уровень правовой культуры пациентов, однако он по-прежнему является выборочным и за­частую неполным, что затрудняет общение с гражданами, обращающи­мися за медицинской помощью. Кроме этого, основным мотивом, движу­щим врачами, до сих пор является не желание качественно оказать ту или иную помощь или услугу, а страх обращения пациента с претензией на предоставленную помощь.

Также существенной проблемой является незнание своих прав, а как следствие, и невозможность потребовать оказание надлежащей бесплат­ной помощи, не только пациентами, но и зачастую самими врачами, ко­торые порой осведомлены не лучше своих больных о наличии у последних каких бы то ни было прав. Изменение законодательства зачастую доходит до сведения больниц, особенно отдаленных от центра, с большим опозда­нием, а все новеллы принимаются с недоверием, так как официального уведомления врачей о каких-либо новшествах, как правило, не происхо­дит. Поэтому медицинские работники до последнего отказывают пациен­там в предоставлении той или иной помощи, пока те не начнут активных действий по предъявлению претензий, что замедляет процесс оказания помощи, при этом вместо лечения граждане начинают трудный путь жа­лоб, обращений и судебных тяжб.

Тем самым нарушается основной принцип, действующий в здравоох­ранении: недопустимость отказа в оказании медицинской помощи, за­крепленный наряду с другими в качестве одного из основополагающих в статье 4 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об осно­вах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[214] (далее — Закон об основах охраны здоровья).

Этот принцип впервые нашел отражение в действующем законода­тельстве, ранее данных принципов было всего 5, а именно:

1) соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоро­вья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий;

2) приоритет профилактических мер в области охраны здоровья граждан;

3) доступность медико-социальной помощи;

4) социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья;

5) ответственность органов государственной власти и органов мест­ного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций неза­висимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья.

Однако такое нововведение не позволило разрешить существующие вопросы, которые возникают уже в процессе оказания, точнее сказать, не­оказания медицинской помощи.

Так, например, известен случай неоказания помощи в больнице, вви­ду отсутствия у нее необходимого оборудования для данного конкретного случая. В результате чего пациент был перенаправлен в другую больницу, по дороге в которую скончался. Возникает вопрос: несет ли отказавшая в силу объективных причин организация ответственность за смерть па­циента? Если нет, то кто должен был знать об отсутствии нужного обору­дования и кто понесет ответственность? Действительно ли эти причины настолько уж объективные? Или организация должна была иметь все не­обходимое для данного пациента, но по какой-либо причине в данный мо­мент не располагала средствами на приобретение оборудования. И эту це­почку вопросов можно продолжать до бесконечности, пока законодатель не урегулирует как можно больше ситуаций, основываясь на ежедневной практике, за которой стоят жизни многих людей, попадающих в критиче­ские ситуации и не знающих, окажется ли в больнице необходимый пре­парат, оборудование, врач-специалист.

В соответствии со статьей 41 Конституции Российской Федерации[215], медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях

здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соот­ветствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Уточнение конституционного права граждан на бесплатную меди­цинскую помощь содержится в Законе об основах охраны здоровья, а именно в статье 11, которая закрепляет, что «отказ в оказании меди­цинской помощи в соответствии с программой государственных га­рантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и взимание платы за ее оказание медицинской организацией, участвую­щей в реализации этой программы, и медицинскими работниками та­кой медицинской организации не допускаются». За невыполнение тре­бований законодательства медицинская организация и медицинские работники несут уголовную ответственность, предусмотренную статьей 124 УК РФ[216] «Неоказание помощи больному». В качестве наказания предусмотрены несколько вариантов (вплоть до лишения свободы) в за­висимости от последствий, которые повлекло неоказание такой помо­щи. Среди них стоит обратить внимание на такую санкцию, как лише­ние права заниматься определенной деятельностью, которое состоит в запрете заниматься профессиональной или иной деятельностью лицу, совершившему преступление, характер которого связан с этой деятель­ностью. Однако здесь возникают трудности с понятием «определенная деятельность». Какой термин, какое обозначение применить к деятель­ности, которой занимается врач?

Ответ кажется очевидным: «врачебная деятельность», но данного по­нятия не содержит ни Федеральный закон от 4 мая 2011 № 99-ФЗ «О ли­цензировании отдельных видов деятельности»[217], ни Федеральный закон от 21 ноября 2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Рос­сийской Федерации». Единственный закон, где можно найти одно лишь упоминание понятия «врачебная деятельность», это Федеральный закон от 2 июля 1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»[218]. В части 1 статьи 19 указанного акта сказано: «Право на врачебную деятельность по оказанию психиатрической помо­щи имеет врач-психиатр, получивший высшее медицинское образование и подтвердивший свою квалификацию в порядке, установленном законо­дательством Российской Федерации».

Поэтому, возможно, стоит внести определение термина «врачебная деятельность» и в базовый норматив­ный правовой акт в области здравоохранения, указать ее основные при­знаки и характеристики.

Нельзя не согласиться с мнением Горелова Г. В., который говорит, что в статье 124 УК РФ не совсем ясно раскрыто, о каком виде помощи идет речь, о любой или же о какой-то конкретной, т.к. российским за­конодательством предусмотрены различные виды медицинской помощи: первичная, скорая, специализированная и медико-социальная помощь[219].

Неразвитость и неуточненность законодательства по поводу взаимо­отношений между пациентами и врачами во многом объясняется тем, что долгое время медицинская помощь регулировалась только публичным правом, интересы отдельно взятого пациента практически не были защи­щены.

В Уголовном кодексе предусмотрена ответственность за ненадлежа­щее исполнение своих профессиональных обязанностей при наступлении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ) и причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенного вследствие не­надлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ).

Из этого следует, что нанесение вреда легкой и средней тяжести ни­как не регламентируется. Логично было бы предположить, что выше­указанные последствия должны быть предусмотрены административным законодательством, а именно содержаться в главе 6 Кодекса об админи­стративных правонарушениях «Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность»[220].

Безусловно, можно сослаться на то, что ответственность за причи­нение вреда предусмотрена гражданским законодательством в главе 59 Гражданского кодекса РФ[221], где законодатель старается защитить наибо­лее уязвимую сторону отношений — пациента. Здесь предусматривается, помимо персональной ответственности самого причинителя вреда, ответ­ственность организации, где он осуществляет свою деятельность.

Также при оказании медпомощи могут использоваться источники по­вышенной опасности, например в здравоохранении к ним можно отнести лекарственные препараты и медицинское оборудование.

Поскольку при получении медицинской услуги пациент является по­требителем, законодатель защищает его и с этой точки зрения, вводя 1095 статью ГК РФ[222], в которой предусматривается ответственность вне зависи­мости от вины и от состояния в договорных отношениях.

Однако наличие гражданско-правового регулирования не является основанием отказываться от публичного контроля и ответственности в ме­дицинской сфере. Поскольку материальное возмещение вреда не может достаточно повлиять на виновное лицо, а также выполнить воспитатель­ную функцию в отношении последующих правонарушений. Во многих случаях также высока вероятность не получить компенсацию вовсе, тогда в этот процесс просто обязано вмешаться государство.

Административная ответственность за отдельные правонарушения в сфере оказания медицинской помощи и медицинских услуг необходима. Пока предусмотрена ответственность лишь за незаконное занятие частной медицинской практикой, частной фармацевтической деятельностью либо народной медициной.

Таким образом, ответственности подлежат лица, которые не являют­ся профессиональными медицинскими работниками. А сами медицин­ские работники, совершающие правонарушения, благодаря пробелам в законодательстве, остаются безнаказанными и выходят из круга действия административно-правовых норм. При этом нельзя не учитывать, что во­прос вины при привлечении к ответственности медицинских работников тоже имеет особое значение в силу возможности совершения «врачебной ошибки». Сам термин «врачебная ошибка» действующим российским законодательством не предусмотрен и обстоятельством, исключающим юридическую ответственность, не признается. Однако на практике отли­чить легкомыслие от добросовестного заблуждения при исполнении ме­дицинским работником своих обязанностей не так просто, в связи с чем сами медицинские работники должны четко осознавать те юридические критерии, которые позволяют квалифицировать то или иное действие или бездействие врача как виновное.

Кроме того, исходя из перечня закрепленных в КоАП РФ составов правонарушений, можно обозначить и такую проблему: статьи, содержа­щие составы административного правонарушения в области здравоохра­нения, оказались разбросаны по разным главам КоАП РФ. Так, несмотря на то, что специальной главой признается глава 6 «Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологиче-

ское благополучие населения и общественную нравственность» указан­ные правонарушения можно встретить и в других главах. Ярким при­меромслужит статья 13.14 «Разглашение информации с ограниченным доступом», где законодатель прировнял ответственность за разглашение врачебной тайны к ответственности за разглашение информации с огра­ниченным доступом.

Наконец, при совершенствовании административного законодатель­ства внимание также стоит уделить и наказаниям за совершение админи­стративных правонарушений в области здравоохранения. В соответствии с общими целями административного наказания (статья 3.1) целью ад­министративного наказания в рассматриваемой области является пред­упреждение совершения новых правонарушений, как самим правонару­шителем, так и другими лицами. В качестве санкций за указанные право­нарушения предусмотрены предупреждение, административный штраф, административный арест, административное приостановление деятель­ности.

Однако такой перечень наказаний за совершение административных правонарушений в области охраны здоровья нельзя назвать оптималь­ным. Представляется целесообразным в качестве еще одного наказания установить лишение специального права, что будет отвечать содержанию соответствующего правонарушения и сможет стать эффективной мерой ответственности. Согласно КоАП РФ суть его заключается в том, что в те­чение определенного срока лицу запрещено пользоваться ранее предостав­ленным ему правом. Данный вид наказания назначается только судьей на срок от одного месяца до трех лет. Лишение специального права может быть установлено за такое правонарушение, как незаконное занятие част­ной медицинской практикой, частной фармацевтической деятельностью либо народной медициной (целительством), за совершение которого в на­стоящее время установлен административный штраф.

Подчеркнем, что Уголовный кодекс Российской Федерации предус­мотрел возможность назначения такого наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной дея­тельностью за совершение следующих преступлений: принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации; заражение ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей; незаконное производство аборта, если оно повлекло по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью; неоказание помощи больному, если оно по­влекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вре­да его здоровью. При совершении указанных преступлений лишения пра­ва занимать определенные должности или заниматься определенной дея­тельностью назначается в качестве дополнительного вида наказания при наступлении соответствующего характера последствий. Отрицательным

фактором является то, что уголовная ответственность, как самый суро­вый вид юридической ответственности, является наиболее действующей, фактически единственным по-настоящему устрашающим фактором. Для изменения данной ситуации и следует укреплять административную от­ветственность, установленную за деяния, содержащие в себе меньшую степень общественной опасности, чем преступления. Это позволит еще на стадии совершения административного правонарушения предотвратить развитие ситуации, которая в дальнейшем может привести к наступле­нию более тяжких последствий.

Поскольку медицинская сфера одна из основных сфер и в ней затра­гиваются права граждан, государство не должно терять над ней контроль и оставлять под своим влиянием только преступления, совершаемые в этой сфере. Необходимо создать прослойку между уголовным и граждан­ским регулированием, которой и должна стать административная ответ­ственность.

<< | >>
Источник: Административная юстиция и административная юрисдикция: вопросы теории и практики : материалы VII Международной научно-практической конференции, по­священной памяти Юрия Марковича Козлова, Москва, 19 февраля 2014 года. — М. : Издательский центр Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА),2014. — 254 с. 2014

Еще по теме К ВОПРОСУ О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ:

  1. 1.3. Источники правового регулирования суррогатного материнства в России и за рубежом
  2. § 2. Совет Европы (СЕ)
  3. § 3. Теоретический анализ методов и форм административно-правового регулирования экономики
  4. Библиографический список
  5. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  6. § 2. Правовые источники регламентации отпусков
  7. Список правовых актов и использованной литературы
  8. 5.2 Вопросы совершенствования механизма защиты прав субъектов брачно-семейных отношений
  9. ПРИЛОЖЕНИЯ
  10. Список литературы
  11. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -